В Приднестровье жертвы домашнего насилия не желают обращаться в милицию

К проблеме насилия в семье в обществе долгое время относились неоднозначно. С одной стороны, стать жертвой – плохо, с другой – в народе и сегодня говорят «бьет – значит любит». Однако, когда агрессия направлена на родных и близких людей, это выражение теряет актуальность.

На темы насилия в семье, социальных последствий агрессии и того, как в Приднестровье решить становящуюся острой проблему семейного насилия, говорили участники международной конференции «Стандарты качества предоставления услуг в кризисных центрах для женщин: изучение лучших примеров и возможности их применения в Приднестровье». К дискуссии были приглашены парламентарии, представители Министерства внутренних дел, активисты местных и зарубежных неправительственных организаций (НПО), средства массовой информации. Встречу организовали члены приднестровского Центра развития и поддержки гражданских инициатив «Резонанс».

Существует мнение, что человек должен самостоятельно решать свои проблемы. Это справедливо для тех случаев, когда он действительно способен успешно это делать. Однако следует помнить о том, что принять психологическую помощь – это поступок сильного человека, заботящегося о своем здоровье и хорошем самочувствии. В этой связи важно понимать, что психологический портрет жертвы насилия состоит из таких красок, как снижение социальной активности, эмоциональная неустойчивость, излишняя доверчивость, тревожность, дефицит социальной ответственности. Это значит, что жертва насилия не в силах себя защитить, ей нужна профессиональная помощь.

Оказывать разноплановое содействие призваны специальные убежища, которые давно существуют в Европе. В Нидерландах первое убежище для жертв насилия было открыто 150 лет назад. Однако в нашей республике таких приютов нет.

«Когда мы в Австрии принимаем меры для защиты жертв от насилия и оказания им поддержки, мы руководствуемся специальным определением. Гендерное насилие – это насилие в отношении человека по половой принадлежности. Существует гендерное насилие, как в отношении женщин, так и в отношении мужчин, но основная его часть осуществляется мужчинами в отношении женщин. Важно помнить, что это нарушение прав человека, одна из форм дискриминации», – рассказывает Барбара Стрельмашек, координатор европейской сети «Женщины против насилия» (Вена, Австрия).

Как говорили участники форума, насилие может проявляться по-разному. Оно может быть физическим или сексуальным, психологическим. И если с проявлениями первого и второго все довольно ясно, то не менее тяжелое психологическое насилие порой остается страшной тайной жертвы и агрессора. Еще один вид насилия – экономическое – зачастую удерживает жертву «на коротком поводке» насильника. Собравшиеся «за круглым столом» озвучили еще несколько подвидов агрессии, в числе которых и преследование, являющееся умышленным актом, заставляющим женщин опасаться за свою безопасность. Чаще всего оно связано с неугодным общением, вандализмом или внушением страха. В этом же ряду – насилие со стороны интимного партнера, проявляющееся как схема поведения, состоящая из одинаковых или похожих действий на протяжении определенного периода времени с целью осуществления контроля.

По оценкам европейской сети «Женщины против насилия» 20-25% женщин в Европе сталкивались с физическим насилием. В Молдове, по данным опроса, проведенного в 2011 году, на протяжении жизни 40% женщин сталкивались с физическим насилием, 19% – с сексуальным, 60% – с психологическим.

Подобный опрос при поддержке филиала Международной организации по миграции, осуществляющего проект «Прямая помощь жертвам торговли людьми, домашнего насилия», проводили и в нашей республике. По данным организации НП «Центр социальных и правовых инноваций «Женские инициативы», с 2010 по 2013 год от насилия в семье пострадали 460 человек. Их возраст в большинстве (34%) случаев составляет до 25 лет, 27% – от 41 года, 40% – от 26 до 40 лет.

В Приднестровье жертвы домашнего насилия не желают обращаться в милицию с заявлением о жестоком обращении или забирают заявления из страха перед агрессором. Ввиду отсутствия убежищ многим просто некуда уйти.

Отметим, что в России первое убежище для женщин, пострадавших от насилия в семье, было открыто в 1996 году.

«В настоящее время отмечается положительная тенденция усиления сотрудничества общественных организаций и государственных органов по оказанию помощи пострадавшим от насилия. Наши главные задачи – сохранение семьи, профилактика вторичного сиротства, предоставление временного убежища, охрана жизни матерей и детей, профориентация, обучение востребованным профессиям, трудоустройство, устройство детей в дошкольные учреждения, коррекция семейных отношений», – отметила директор Санкт-Петербургского государственного учреждения «Кризисный центр помощи женщинам» Марина Гречишкина.

В 2012 году возглавляемый ею центр в ходе проводимых Комитетом по социальной политике думских слушаний проинформировал российских законодателей: в РФ работают 21 кризисный центр для женщин и 2 для мужчин, а также 120 кризисных женских отделений различного типа, являющихся структурными подразделениями учреждений социального обслуживания семей и детей. За 15 лет существования центров было оказано свыше 105 тысяч услуг. 90% из общего числа обратившихся ищут психологической поддержки.

«Сегодняшняя встреча подтверждает, что неправительственные организации обеспокоены данной ситуацией. Они готовы прибегнуть к помощи зарубежных партнеров. Наша задача – создать систему взаимодействия. Я уверен в том, что если НПО выйдут с просьбой принять нормативно-правовые акты, которые позволят решить данную проблему, мы пойдем им навстречу», – сказал депутат Верховного Совета Григорий Дьяченко.

Женщинам и детям во всем мире необходимо безопасное место, в котором они смогут укрыться от насилия. Подобные убежища необходимо создавать в Приднестровье – уверены участники конференции. Зарубежные эксперты рассказали приднестровским активистам о принципах предоставления и стандартах качества организации услуг жертвам насилия в семье в подобных кризисных центрах. Так, по предварительным расчетам, исходя из практики европейских коллег, на каждые 10 тысяч населения должно создаваться одно место для размещения семьи (под семьей понимается женщина с детьми). Таким образом, при численности населении Приднестровья в 509 439 человек по состоянию на 2013 год (по данным Государственной службы статистики) места в убежищах необходимы приблизительно для 51 семьи. В каждом убежище должны быть места для 12-20 семей, - сообщает пресс-служба парламента ПМР.

Участники встречи уверены, что изученный в ходе встречи опыт будет использован при создании убежищ в Приднестровье.


Дата публикации: Пт 28 Фев 2014

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.