Политический климат Молдавии и Приднестровья

top_ilchenko_sergey_1.jpg

Сергей Ильченко, политический аналитик, Тирасполь, Приднестровье:

Фрагмент статьи «Приднестровье и Молдова: сумеречная зона», впервые опубликованной порталом "Страйк"

Существенную роль в неспособности рабочих к самоорганизации и осознанию общих интересов играет и отсутствие в регионе – как в Молдове, так и в Приднестровье – левых партий. Хотя номинально и там и там имеются компартии, а в Молдове, кроме того, ещё и многочисленные партии, позиционирующие себя как «альтернативные левые», на деле все они являются таковыми исключительно по названию.

Партия Коммунистов Республики Молдова – ПКРМ является инструментом одного из крупнейших в Молдове экономических кланов, возглавляемого отцом отцом и сынов Ворониными. По своей политической практике ПКРМ – крайне правая, национал-клерикальная партия, её идеология – молдавский национализм, лютая смесь ксенофобии и воинствующего православия, слегка приправленного ностальгией по СССР и фразеологией брежневских времен. Идеи классовой борьбы подменены в ПКРМ идеями «социального партнерства в духе Муссолини - впрочем, дуче по своим взглядам был значительно левее Воронина, и куда менее клерикален и консервативен.

В целом, взгляды Воронина – вокруг которых, собственно и выстроена вся идеология ПКРМ, вполне типичны для провинциального партаппаратчика времен поздней КПСС, естественным развитием которой и является ПКРМ. Они могут быть охарактеризованы как феодально-патриархальные, противостоящие раннекапиталистическим, которые его политические оппоненты пытаются утвердить на новой капиталистической периферии. Его ПКРМ очень схожа с аналогичными проектами в России и в Украине, с КПРФ и КПУ. Но если в этих странах люмпенизированная часть общества, поддерживающая такие проекты, все же составляет меньшинство, то в Молдове, где разрушение промышленного потенциала оказалось практически полным, а процент люмпенизированного населения – гораздо более высоким, ПКРМ побывала у власти, в течении 2001-2009 г.г. Это были годы полицейского произвола, укрепления национализма и окончательного раскола общества по национальному признаку, а также годы необычайно быстрого обогащения правящей верхушки. Состояние семьи Ворониных по итогам восьмилетнего правления составило несколько миллиардов долларов. Другой приближенный к Ворониным миллиардер – Влад Плахотнюк, бывший ближайший компаньйон Олега Воронина-сына, начал собственную игру. С этой целью он, подобно Воронину, попросту купил другой захудалый проект – Демократическую Партию Молдовы.

Иными словами, все значимые партийные проекты, представленные сегодня в парламенте Молдовы являются инструментами различных кланов крупного капитала. Что касается т.н. «новых левых партий» – разного рода социалистов, социал-демократов, «патриотов Молдовы», «Возрождения» – и так далее, список можно продолжать и продолжать, поскольку эти проекты совершенно эфемерны и то и дело переходят друг в друга, то они представляют собой группы партийных функционеров, как правило – отколовшиеся от ПКРМ, либо, что бывает реже, пробившиеся в политику на местном уровне, и находящиеся в поисках состоятельного спонсора для выхода на уровень парламента страны.

По факту, в Молдове ведут борьбу три разновидности национализма: молдавский, румынский и русский. Националистическое противостояние поддерживается всеми политическими силами, как основной элемент мобилизации своего электората. При этом, русский и молдавский национализмы используют в качестве инструмента ностальгию по СССР – и потому именуют себя «левыми», а своих оппонентов, оперирующих мечтой граждан о безвизовых поездках в ЕС с целью трудоустройства там на разного рода «черных» работах – правыми.

Аналогичная ситуация, также опирающаяся на высокий уровень люмпенизации, сложилась и в Приднестровье. В силу особенностей региона русский национализм, преподносимый как «интернационализм», наряду с антизападными и антирумынскими настроениями играет здесь ведущую роль и является общей идейной базой всех политических сил. Национальная рознь поддерживается с помощью памяти о войне 1992 года. Впрочем, и последующая политика властей Молдовы, сознательно направленная на удушение Приднестровья, на разрушение его промышленности и дальнейшую люмпенизацию населения, дает приднестровским пропагандистам прекрасные инструменты для разобщения пролетариата обоих берегов Днестра. Ответственность за политику, проводимую Молдовой, возлагается на Румынию, а также на обобщенный «Запад». Вкупе с той же ностальгией по СССР это позволяет внедрять в общественное сознание идеи «социального партнерства» и «сплочения с Россией» (по сути – русского национализма в его православно-охранительной, черносотенной разновидностью) надежно блокируя любые идеи пролетарской солидарности и классовой борьбы.

Все партии ПМР являют собой, по сути, либо группы местной бюрократии, либо представляют интересы крупного – по местным меркам – капитала; к примеру, партия «Обновление» обладающая большинством в Верховном Совете является порождением местного холдинга «Шериф».

Т.н. Партия Коммунистов Приднестровья (ПКП) есть, по сути, проект одного человека – Олега Хоржана, выстроившего сеть платной мобилизации молодежных массовок. Обычная цена за «постоять с флагом» составляет порядка 50 рублей ПМР за мероприятие. Под эти массовки Хоржану и удается получать спонсорскую помощь от разных лиц, в разное время и по разным причинам проявившим заинтересованность в наличии в ПМР «своей», карманной компартии. Долгое время ПКП находилось на содержании у Владимира Воронина-отца, экс-президента Молдовы и бессменного председателя ПКРМ. Получала она и спонсорскую помощь от КПУ и КПРФ, впрочем, поскольку ни у той ни у другой партии в Приднестровье нет устойчивых интересов, то и помощь была спорадической. А в последнее время Хоржан сблизился с президентом Евгением Шевчуком, став, по сути, пропрезидентской оппозицией во враждебном президенту ВС ПМР. Все эти политические маневры позволяют Хоржану держаться на плаву – но никакой коммунистической, и тем более массовой составляющей не содержат. Как и в Молдове, под брендом «левых идей» партия Хоржана пропагандирует столь любезные люмпенам идеи социального иждивенчества, в основе которых лежит готовность поддержать «сильного лидера», способного решить все люмпенские проблемы, то есть посулить халяву в том, или ином виде.

Все прочие приднестровские партии также оперируют «внеклассовой» фразеологией, туманно рассуждая о преимуществах демократических ценностей сравнительно с недемократическими, здорового русского духа – сравнительно с растленным западным, и социального партнерства – сравнительно с революцией: ведь главное – это чтобы не было войны, не так ли?


Дата публикации: Чт 28 Фев 2013

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.