Отчет Спецпредставителя ООН: страшные данные о ситуации в Приднестровье

top_hammarberg.jpg

Пытки, бесчеловечное отношение к заключенным, отсутствие лечения. Мрачная реальность в ПМР.

Фрагмент Отчёта о правах человека в Приднестровском регионе Республики Молдова.Томас Хаммарберг, Старший Эксперт:

Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках и других формах жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания посетил Приднестровье в июле 2008 г. в рамках посещения Республики Молдова. В отношении обращения с людьми, находящимися под стражей в полиции, он впоследствии сообщил, что получил «последовательные и заслуживающие доверия заявления о жестоком обращении и пытках, главным образом в ходе допросов. Методы с применением пыток включают серьезные избиения кулаками и резиновыми дубинками, в том числе по подошвам ног и почкам, электрошок и иглы, загоняемые под ногти».

Эксперт получил несколько подобных, заслуживающих доверия, заявлений, а также, был проинформирован Прокурором Приднестровья , что на тот момент было возбуждено разбирательство в отношении десяти полицейских за применение силы во время допроса. Однако были также офицеры, совершившие подобные преступления в прошлом, которые все еще находились при исполнении служебных обязанностей...

Создается впечатление, что ключевые политические акторы признают, что вопросы, поднятые Специальным докладчиком ООН по вопросу о пытках, являются важными. Также очевидно, что были сделаны некоторые положительные шаги с целью улучшения ситуации. Например, эксперту сообщили, что теперь в кабинетах, где ведутся допросы, установлены видеокамеры.

Однако люди, которых арестовывала полиция, а также бывшие и нынешние заключенные, находившиеся или находящиеся в местах лишения свободы, сообщили эксперту, что во время допросов использовалась сила. Эксперту на самом деле стало ясно, что такие методы фактически использовались даже в последнее время.

По информации, полученной экспертом, одной из причин для создания отдельного Следственного комитета была профессионализация работы полиции. Одним из аспектов этого намерения должно быть категорическое прекращение каких-либо пыток и жестокого обращения по отношению к арестованным лицам...

Эксперт беседовал с арестованными, которые находились в предварительном заключении более 18 месяцев. Одна женщина, которая обжаловала первоначальный приговор, содержалась там в течение четырех лет. Ее двое маленьких детей были помещены в детский дом, и она не имела возможности видеть их в течение всего периода ее нахождения под стражей.

Эксперту сообщили, что общий срок содержания под стражей до и во время суда может составлять семь лет...

Анализ наказаний в отдельных случаях показал, что они во многих случаях слишком суровы и чрезмерно длинные. Например, во время выполнения своих миссий, эксперт встретился с женщиной ромской этнической принадлежности, отбывающей 12-летний срок строгого режима в Тираспольской тюрьме № 3 (женская тюрьма) за деяния, связанных с гаданием. Этот судебный приговор был впоследствии смягчен в результате помилования, но все равно остается очень длинным.

В этой связи можно отметить вопрос, касающийся семейной ситуации и социального воздействия, что, по всей видимости, не учитывается в достаточной мере при вынесении приговора. Таким образом, в случае, отмеченном выше, 12-летний приговор был вынесен несмотря на то, что данная женщина была главным кормильцем в семье. Ее не освободили из заключения даже после того, как умерла ее мать, оставив двоих ее детей без какого-либо семейного присмотра...

Атмосфера и материальные условия не произвели впечатление, как способствующие для реинтеграции в общество. Строгий режим очень суровый. Эксперту рассказали о продолжающейся практике изоляции лиц, приговоренных к пожизненному заключению; эта проблема поднималась Специальным докладчиком ООН о пытках в 2009 году как пример жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения.

Преследование одних заключенных другими – еще один аспект, на который будет обращено внимание. Тюремная администрация наделена обязанностью обеспечивать защиту от насилия в отношениях между заключенными.

Среди заключенных в тюрьме № 2, с которыми беседовал эксперт, был человек, который попросил, чтобы его поместили в отдельный изолятор, где он будет огражден от жестокого обращения со стороны других заключенных. Он показал следы травм и подал ходатайство о помиловании...

Эксперту сообщили, что трое заключенных умерли от туберкулеза (TБ), находясь в тюрьме № 1, и что на тот момент было еще 24 других зараженных. Их содержали в изоляции от других заключенных, но не изолировали друг от друга.

В тюрьме № 2 эксперту сообщили, что у 30 заключенных была «открытая» форма туберкулеза. Их содержали по четыре-шесть человек в специальных комнатах, и там были еще и другие комнаты для людей с «латентной» формой TБ. Эксперту сказали, что лица с мультирезистентной инфекцией (MDR) содержатся отдельно.

В тюрьме предварительного заключения № 3 было девять пациентов с TБ; у пяти из них была инфекция MDR.

Ситуация с TБ в тюрьмах очень серьезна. Хотя были предприняты шаги для того, чтобы изолировать зараженных от других заключенных, они не изолированы друг от друга, что увеличивает риск последующих случаев MDR.

TБ может распространиться и в обществе через зараженных бывших заключенных, программа лечения которых не была завершена. Тюремная администрация обязана сообщать местной больнице о таких случаях, но длительное лечение остается выбором пациента.

Лекарства против более серьезных форм инфекции являются дорогостоящими, но это в интересах пациента, также как и общества в целом, поэтому необходимо делать эти инвестиции.

Другая значительная проблема со здоровьем в тюрьмах – ВИЧ/СПИД. В тюрьме № 2 эксперту сообщили, что у них на тот момент было 40 зараженных ВИЧ. В других посещенных учреждениях цифры были не настолько точны, хотя, очевидно, в них также было много случаев заболеваний.

В тюрьмах работают Программы по снижению вреда и лечение антиретровирусными средствами (ARV), в том числе и в учреждениях предварительного заключения. Доступ к ARV и лечению оппортунистических инфекций зависит от того, раскроют ли люди свой ВИЧ-статус. Это требует возможности конфиденциального и добровольного тестирования на ВИЧ, также и в тюрьмах.

Недостаточность человеческих ресурсов и ограниченность возможностей работающего сегодня медперсонала создают преграды в плане получения доступа к качественным медицинским услугам в пенитенциарных учреждениях. Стандарт здравоохранения в тюрьме в Глинное, показался эксперту особенно низким во всех отношениях, включая ведение учета и превентивные меры, такие как соблюдение диеты. Были жалобы на качество еды, в основном, что она горькая.

Когда власти лишают человека свободы, они берут на себя ответственность и за охрану здоровья этого человека. Кажется очевидным, что Министерство здравоохранения Приднестровья должно иметь больше влияние на положение со здравоохранением в пенитенциарных учреждениях. Объединённая программа ООН по ВИЧ/СПИДу отметила, что сотрудничество между тюремной администрацией, Тираспольским Институтом TБ и Министерством здравоохранения в Приднестровье ограничено. Последствие – лечение и уход не соответствует стандартам, а также низкий уровень обращений за медицинской помощью после освобождения...


Дата публикации: Чт 14 Фев 2013

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.