Царская политическая охота в Молдове

top_anonymous1.jpg

Сергей Ильченко, политический аналитик, Тирасполь, Приднестровье:

Охоту за властью и короной ведут Воронин, Филат и… Плахотнюк

Новый год в Молдове начался с громкого скандала. На охоте, в которой участвовал генеральный прокурор, погиб человек, и вытесненная в оппозицию ПКРМ постаралась извлечь максимум выгод из этой истории.

Партия Воронина уже давно пыталась торпедировать правящий в Молдавии Альянс, с тем, чтобы сформировать в парламенте новое большинство, уже со своим участием. Слив всякого рода компромата уже не первый месяц идет в режиме нон-стоп. Но Альянс - зыбкий, противоречивый, раздираемый внутренними распрями - все-таки держался. Страх перед перспективой возвращения Владимира Воронина к власти был сильнее взаимной неприязни его лидеров. Сегодня ситуация кардинально изменилась: впервые АЕИ залихорадило всерьез. В чем причина такой перемены? И каковы перспективы АЕИ и ПКРМ?

Собственно скандал

Раздутая история с несчастным случаем на охоте сама по себе банальна. В конце декабря группа высших чиновников и близких к ним лиц охотилась в заповеднике. Один случайно ранил другого. Раненый умер. Фамилия погибшего, и минимум информации о нем - вот и всё, что известно. Не ясно, был ли случайным убийцей именно генпрокурор. Нет и достоверного списка участников охоты. Есть только мощный информационный посыл, настоящий штурм, предпринятый ПКРМ против Альянса, торнадо эмоций, громоздящее друг на друга противоречивые версии - от которых, при ближайшем рассмотрении, на версту разит дезинформацией и заказухой.

Поскольку все охотники, включая погибшего, были, что называется, свои, а случайность очевидна, и скандал не нужен, историю пытались замять, не предавая огласке. Это-то и поставили в вину её участникам. Утечку дал медперсонал больницы, куда привезли раненого. Характерно, что родственники погибшего никаких кар не требуют, и вообще хранят молчание. Исключением стало открытое письмо вдовы с просьбой не превращать трагедию в шоу. Политические шоумены поспешили объявить его фальшивкой.

Что происходит в действительности?

Люди постоянно гибнут: на охоте, рыбалке, обледенелой лестнице, в ДТП и по тысяче других причин, и в этом нет ничего из ряда вон выходящего. И то, что сановные охотники пыталась все замять – тоже понятно, и порождено не собой порочностью участников охоты, а реалиями молдавского, и вообще постсоветского, общества. Можно утверждать, что 100% молдавских чиновников, политиков и бизнесменов, оказавшись в том же месте, в той же ситуации и в тех же должностях вели бы себя точно также, независимо от партийной принадлежности.

В обычной ситуации эта история никого бы в Молдове особо не возмутила и продержалась в новостях максимум неделю. Но за последние три года молдавское общество успело, с одной стороны, немного подзабыть все прелести восьмилетнего правления ПКРМ, с другой – накопить раздражение против АЕИ, проявившего себя во власти не столько злонамеренно, сколько бездарно. Вот почему случай на охоте, произошедший под Новый год и получивший огласку в период послепраздничного затишья, когда пришли будни, кончились деньги, а СМИ ещё не предложили ничего занятного, сработал как детонатор. Впрочем, взрывалось все равно очень вяло и неохотно. Команде Воронина удалось поднять волну лишь крайним напряжением всех сил. Но все-таки удалось, и лавина пошла. Процесс стал самоподдерживающимся. Хрупкое равновесие АЕИ было нарушено: у лидеров Альянса сменились приоритеты, центробежные силы сравнялись с центростремительными.
Игроки

Наиболее очевидна в данной ситуации позиция ПКРМ. Перед командой Воронина стоит ясная цель: окончательно развалить Альянс. Добившись этого, она решит сразу две жизненно важные для себя задачи.

Во-первых, развал АЕИ прекратит, по крайней мере, на время, бегство депутатов из фракции ПКРМ.

Во-вторых, ПКРМ получит шанс вернуться во власть в составе новой коалиции ещё в нынешнем парламенте. Это позволит ей остановить бегство из партии чиновников среднего звена, составивших в период 2001-2008 годов её костяк, укрепить позиции на местах и подготовиться к парламентским выборам 2015 года. Несмотря на падение популярности АЕИ, сегодняшнее положение ПКРМ – крайне незавидное: она разваливается на глазах, а её электорат растаскивают по мелким партиям, возникшим из отколовшихся от неё частей. Нынешняя игра ва-банк - последний шанс Воронина вернуть ПКРМ во власть, и тем остановить её распад.

Положение партий, входящих в АЕИ не столь однозначно. С одной стороны, союз с ПКРМ несет риски для каждой их них. С другой, их лидеры, не доверяют друг другу. Они боятся опоздать договориться с ПКРМ, и оказаться в оппозиции, к чему ни один из них объективно не готов. Эти опасения разжигают воронинцы, стравливая лидеров Альянса между собой, организуя утечки о переговорах ПКРМ с различными составляющими АЕИ или просто вбрасывая дезинформацию такого рода.

Но партии, входящие в АЕИ, неодинаково интересны для ПКРМ в качестве союзников. Ни ДПМ, ни ЛП не представляют для Воронина большого интереса. Здесь в дело вступает простая арифметика: ПКРМ в настоящее время обладает в парламенте 34 мандатами, ДПМ -15, ЛП-12. Соответственно, союз с ними даст 49 или 47 мандатов, и коалиционного большинства не получается, а тройственный союз с участием ПКРМ, по ряду объективных причин сегодня исключен. Разумеется, даже такой союз создаст двум другим составляющим АЕИ массу проблем, но все-таки не изменит ситуацию кардинально.

Совсем другое дело – союз с ЛДПМ, имеющей 31 мандат. В этом случае коалиция получает, как минимум, 65 процентов голосов. Возможно и больше, с учетом 8 депутатов, ранее отколовшихся от ПКРМ, и союзничающих с Альянсом – часть из них вполне может пойти в блоке с ЛДПМ. Этого достаточно не только для формирования работоспособного большинства, но и для внесения изменений в Конституцию, снимающих извечную проблему 61 голоса, необходимого для избрания президента. К слову, этот аргумент может послужить и одним из оправданий такого союза.

К такому союзу и подталкивают Филата люди из окружения Воронина, вбрасывая информацию о якобы ведущихся переговорах с ДПМ и одновременно ведя против премьера информационную войну. Все понимают, что если союз будет заключен, то атаки прекратятся, по крайней мере, до следующих выборов. Таким образом, Влад Филат стал объектом настоящей охоты, где в роли загонщиков выступают подконтрольные Воронину СМИ, а все ЦК ПКРМ во главе с её вождем, расставлено на номерах.

Компромиссы

Если такой союз будет заключен, то цели, стоящие сегодня перед ПКРМ, окажутся достигнуты в полном объёме. В целом, и ЛДПМ тоже не будет в обиде. Но… не все так просто, как кажется на первый взгляд.

Во-первых, обоим лидерам придется энергично свернуть информационную войну, уже не первый год идущую не столько даже между ПКРМ и ЛДПМ, сколько между Ворониным и Филатом, и как-то объяснить своим избирателям это изменение курса. Филат при этом оказывается в более сложном положении: на его электорат претендуют ДПМ и ЛП, поскольку избирательные ниши всех трех партий сильно пересекаются. Конкуренты ПКРМ в лице т.н. «новых левых» партий конечно, послабее, но они есть, и часть из них тоже может начать игру на таком изменении курса, готовясь к выборам 2015 года.

Во-вторых, войдя в правящую коалицию с ЛДПМ, ПКРМ, по объективным экономическим причинам, будет вынуждена снизить градус нынешней оппозиционной риторики. ПКРМ во власти и ПКРМ в оппозиции – это вообще очень разные партии. Как показывает опыт её восьмилетнего правления, ПКРМ во власти не склонна реализовывать что-либо из данных в оппозиции обещаний. Она и не может этого сделать, поскольку обещания адресованы, в основном, патриархально-ностальгической части молдавского электората, ошибочно называемой «левой», а скелет ПКРМ, на котором держится все партийное «мясо», и который обеспечивает её способность к захвату и удержанию власти, составляют чиновники среднего звена. Это уже другая часть населения, совершенно не ностальгически- пророссийская, со своими интересами, в круг которых не входит ни курс на Таможенный союз , ни статус русского языка, ни прочие традиционные обещалки воронинцев.

Перспективы

Понятно, что в случае союза ПКРМ-ЛДПМ перспективы для обоих партий до 2015 года смотрятся довольно радостно. Оба лидера укрепят свои экономические позиции, потеснив, а возможно и вовсе вытеснив из страны сильно мешающего им Влада Плахотнюка. В соответствии с экономическими интересам Воронина и Филата будет переизбрано руководство парламента и сформировано новое правительство. Два года коалиционного правления вероятно будут похожи на последние годы правления ПКРМ: жесткое давление на оппозицию и масштабное экономическое рейдерство в интересах приближенных к власти.

Интрига начнет вырисовываться ближе к выборам. Ведь если раньше ПКРМ не имела конкурентов в своем электоральном сегменте, то сейчас они у неё есть. Конечно, они пока слабы. Но два года – немалый срок, а союз ПКРМ-ЛДПМ даст прекрасный старт для оппонентов обоих союзников. И у ЛДПМ тоже есть конкуренты, на её части поля…

Как следствие, новый парламент будет весьма пестрым, но ни одна партия не получит в нем больше двадцати мандатов. Даже если «проблема 61» при выборах президента будет снята, создание простого большинства окажется под большим вопросом. Тогда-то на горизонте и возникнет Влад Плахотнюк, триумфально, как Арагорн, вернувшийся в Молдову. Он тоже начнет охоту - и переловит в силки мелкие фракции в новом парламенте. Все дальнейшее будет идти по привычному уже сценарию, поскольку Голем, сотворенный Ворониным похож на своего создателя во всем, кроме «коммунистической» риторики – но ведь и для Воронина она не более, чем фигура речи. Таким образом, и раскол АЕИ, с заменой его на новую коалицию с участием ПКРМ и сохранение АЕИ у власти, в принципе, равноценны. В какое место ни поцелуй молдавских политиков – везде обнаружится Влад Плахотнюк.

В поисках выхода из тупика

Вопреки распространенному заблуждению, политическое противостояние в Молдове не является противостоянием левых и правых. В Молдове вообще нет публичной политики как таковой - есть лишь несменяемая номенклатурная верхушка и её подковерные игры, а все «политические процессы» - отголосок этих игр. Буржуазные партии не ставят целью изменение существующего порядка вещей. Они лишь инструменты перераспределения власти в пользу той группы буржуазии, которая вложила в них средства.

Сказанное в полной мере относится не только к составным частям АЕИ, но и к ПКРМ. Ни разу - ни за последние три года, ни за всю свою историю, воронинская партия не переходила от трескучей риторики к революционным действиям, хотя такие возможности были у нее множество раз. Воронин и его ближайшее окружение давно и безнадежно погрязли в интригах и личном обогащении, ничем не отличаясь от своих оппонентов.

Под стать молдавским партиям и их электорат, вовсе не левый и правый - а патриархально-феодальный и раннекапиталистический. Первые - ностальгируют по СССР, «сильной руке» и «мудрому лидеру», который единолично, и лучше - безо всякой демократии «наведет порядок», «прекратит воровство», словом, сделает «как в СССР» а ещё лучше – «как при Сталине». Вторые верят в универсальную ценность витринного капитализма: в «европейские ценности», «демократию» и «гражданские свободы» по версии ЕС. Но обе эти платформы ложны, и обманутые граждане десятилетиями мечутся от одних обманщиков к другим и обратно.

Есть ли в Молдове люди левых взглядов? Несомненно, есть, в том числе и в низовых структурах ПКРМ, хотя там их и меньше, чем принято думать. Но если реальная политическая - и классовая - борьба в очередной раз будет подменена сговором «коммуниста» Воронина и «либерало-демократо» Филата, если левый электорат будет, как и раньше, разобщен и обманут политическими махинаторами, никакие социальные преобразования Молдове не светят.

Не светят они Молдове и при сохранении АЕИ. Единственный способ прервать бесконечную смену у руля одних и тех же, изолгавшихся и проворовавшихся фигур, видится в объединении всех действительно левых сил, независимо от их сегодняшней партийной принадлежности, в выступлении единым фронтом с требованием роспуска парламента, и в совместном участии в выборах под социальными лозунгами. Все прочее неизбежно сведется к продолжению бесплодной имитации борьбы между «курсом в ЕС» и «курсом в ТС». Молдова, тем временем, будет стоять на месте, как на мертвом якоре, ветшая и деградируя, а власть имущие – развлекаться царскими охотами – чаще в заповедниках, а иногда – друг на друга.


Дата публикации: Чт 31 Янв 2013

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.