От тактики «малых шагов» – к стратегии большой капитуляции

andrej_safonov.jpg Андрей Сафонов, политолог, член Правительства ПМР в 1991-1992 годах:

МИД ПМР сдал позиции в Вене

Тропой Горбачёва

12-13 июля в Вене прошла встреча в формате «5+2». На ней свершилось то, о чём многократно предупреждали патриотически настроенные политики, общественные деятели и простые граждане ПМР: МИД республики дал согласие на невиданную, беспрецедентную, лишённую всякого здравого смысла уступку.

Речь идёт о согласии делегации ПМР на включение в Повестку дня переговоров т.н. «Третьего пакета», или «Третьей Корзины» документов, согласованных всё в той же Вене 17-18 апреля. Пакет №3 гласит: отныне можно обсуждать «среди прочих и в произвольном порядке» вопросы «всеобъемлющего урегулирования, включая институциональные, политические вопросы и вопросы безопасности».

Таким образом, горбачёвский курс сегодняшнего официального Тирасполя после 12-13 июля становится очевидным. Если прежнее руководство Приднестровья никогда бы не дало согласия на обсуждение «Третьего Пакета», то нынешнее санкционировало постановку в любой момент на обсуждение таких аспектов, как статус Приднестровья в виде «широкой автономии» в составе унитарной Молдовы (институциональный вопрос); вывод российских воинов-миротворцев и украинских наблюдателей с заменой их на миссию гражданских наблюдателей под эгидой ОБСЕ (политический вопрос); вывод из ПМР Оперативной группы российских войск (ОГРВ) и вывоз вооружений и иного военного имущества со складов в Колбасне (вопрос безопасности).

Нет ни малейшего сомнения, что Кишинёв именно так и будет ставить все эти вопросы, причём очень скоро. Возможно, на следующей встрече в формате «5+2», которая должна пройти в сентябре. Иначе для чего руководство и дипломатия РМ, а также их союзники так упорно добивались от Тирасполя согласия на включение этих вопросов в повестку дня?

В связи с происшедшим в Вене напрашивается только две версии.

Или это – абсолютные дилетантизм и некомпетентность руководства МИДа ПМР.

Или это – сознательная сдача национальных интересов Республики.

Без руля и ветрил

Новое руководство ПМР после президентских выборов 2011 года пришло к власти без программы реформ и без профессиональной работоспособной команды. Программа «555 дней» была предвыборным блефом. Её нет в природе.

Всё это напоминает советскую перестройку 1985 года, когда к власти в СССР пришёл Михаил Горбачёв. Правда, масштабы у нас поменее и некоторые детали более карикатурные. Но суть та же. Отсюда метания, шарахания в политике и экономике, стремление понравиться внешним партнёрам путём сдачи позиций собственного государства.

С января 2012 года многое из перечисленного видно у нас. Так, правое, прорумынское руководство Молдовы, пытается, воспользовавшись сменой власти в ПМР, добиться вывода российских миротворцев и заменить их на наблюдателей ОБСЕ, тормозит ввоз сырья для приднестровских предприятий (например, инцидент с металлоломом для ММЗ 14 июня), старается в целом взять под контроль ввозимый в ПМР импорт, выставляет в этих целях штрафные санкции приднестровским предприятиям якобы за «контрабанду».

А наше руководство отмалчивается, либо говорит что-то невнятное о «недопустимости выдвижения предварительных условий на переговорах», в то время, как Кишинёв стремится, чтобы экономика ПМР рухнула под тяжестью двойного налогообложения. Лично я не уверен, что президенту ПМР лететь на переговоры в Германию одним рейсом с премьер-министром РМ, под руководством которого наши фирмы, заводы и фабрики берутся за горло – лучшая позиция. Тем более – спустя менее, чем неделю после упомянутого наезда на ММЗ-шный металлолом…

Кишинёв и не думает отменять свой унитарный закон от 22 июля 2005 года о статусе «Левобережья Днестра (Приднестровья)». Обратим внимание: нас не только втискивают без нашего согласия в унитарную схему, но и априори отсекают правобережную часть республики (Бендеры и несколько сёл). А руководство ПМР в это время делает всё, лишь бы не допустить принятия Верховным Советом ПМР закона о принципах переговорного процесса с РМ, призванного исключить односторонние уступки Кишинёву.

Ранее это могло казаться неопытностью, недомыслием. Теперь, в середине июля 2012 года, это выглядит сознательной политикой, горбачёвщиной чистейшей воды.

Если есть иная версия, буду рад её выслушать.

business_4.jpg

Слова и дела

На этом нерадостном фоне Президент ПМР даёт поручение МИДу разработать новую Концепцию внешней политики. В основе таковой должна лежать идея Евразийской интеграции. Евразийскую интеграцию также предлагается считать нашей национальной идеей.

Это – абсолютно правильный подход. Его необходимо поддержать двумя руками. Однако складывается впечатление, что слова в данном случае не вполне совпадают с делами. Более того, порой кажется, будто слова предназначаются для России, Украины и «простых людей» в самой ПМР, а дела – для официального Кишинёва и его союзников.

Можно возразить: если нечто кажется, то лучше перекреститься. Так осеним же себя крестным знамением! А, воздав хвалу Всевышнему, спросим: о какой евразийской интеграции ПМР в условиях форсированного сближения с правыми властями Кишинёва можно говорить, ежели последние последовательно отвергают участие Молдовы (включая ПМР) в Таможенном и Евразийском союзах, в Объединённом Договоре о Коллективной безопасности (ОДКБ): требуют вывода ОГРВ и МС России из ПМР, настаивают на разоружении приднестровских силовых структур и отвергают даже федерализацию, как способ урегулирования многолетнего конфликта? Кроме того, руководство РМ твердо в своей позиции: в «реинтегрированном» государстве внешняя политика будет исключительно прерогативой Кишинёва.

Который, отметим, демонстративно запрещает советскую символику и быстро сближается с Румынией. Так, президент РМ Николае Тимофти подчёркивает в интервью «Eurodialogue.org»: «Мы хотели бы быть с Румынией в Европейском Союзе. До тех пор, в том числе с помощью наших братьев и партнеров из Румынии, мы унифицируем законодательство, процедуры, менталитет. Другими словами, устраняем несправедливость, совершенную с момента установки стены на реке Прут после Второй Мировой войны. Люди по обе стороны реки Прут пострадали в результате этого политического решения». Чтобы приднестровцам стало яснее, какая формула ляжет в основу «общего государства», президент-юрист уточняет: «Киев ратует за преобразование нынешнего миротворческого формата на Днестре в гражданскую миссию с международным мандатом. Москва хочет решить его путем предоставления особого политического статуса Приднестровью, а в Тирасполе хотят независимости. Мы понимаем подходы, но придерживаемся интересов Молдовы и положений Конституции, которые касаются целостности государства».

Любопытно, что 12 июля, в день запрета Парламентом РМ советской символики, делегация ПМР дала согласие на включение в повестку дня переговорного процесса в формате «5+2» пресловутого «Третьего пакета».

В подобных случаях депутат Государственной Думы царской России Павел Милюков восклицал: «Что это: глупость или измена?!».

Вторая уступка после «Третьего Пакета»

Подхалимы и холуи, стремящиеся оказаться нужными новой власти в качестве придворных журналистов и мечтающие, чтобы их заметили любой ценой, льют елей цистернами: внешняя политика ПМР после декабря 2011-го «стала более активной и наступательной».

Но вместо елея в воздухе почему-то всё больше ощущается запах серы, всё больше проглядывают знакомые рога, копыта, бородка и колючая шерсть. Известный персонаж, который кроется обычно в мелочах, всё чаще перестаёт таиться и открыто выходит на сцену.

Посмотрим сами. Вот что 13 июля сообщил «Новый Регион»: «По словам представителей Кишинева и Тирасполя, главным итогом прошедшей в австрийской столице встречи стало подписание и вступление в силу документов, касающихся повестки дня и процедуры переговоров, а также закрепление принципа равноправия участников, под которым подразумевается, по словам Нины Штански, «сохранение за каждым из участников его статуса, определенного ранее принятыми документами».

Имеется в виду, что Молдова и Приднестровье остаются сторонами процесса, Россия, Украина и ОБСЕ – посредниками (при этом Москва и Киев – гаранты), а США и ЕС – наблюдателями. Принцип равноправия в данном случае означает, что любой из 7 участников может выступать с предложениями, но наблюдатели по-прежнему лишены права подписи».

Стоп! Но ведь ранее наблюдатели в лице США и ОБСЕ, которые в главных вопросах поддерживают Кишинёв, правами «выступать с предложениями» вообще не обладали. Значит, это ещё одна кардинальная уступка молдовской стороне, которой она и добивалась.

Теперь США и ЕС могут вносить свои предложения в унисон с Молдовой. В том числе – по «Третьему пакету». Или по статусу ПМР в ранге «широкой автономии» в составе унитарной РМ.

Что в сухом остатке? Молдова - ещё раз выиграла. Приднестровье – ещё раз проиграло.

Кому мешал закон о переговорах

Упорное нежелание руководства МИДа ПМР прислушиваться к предостережениям опытных политиков и дипломатов, контактировать с профильной парламентской комиссией, после Венского саммита 12-13 июля выглядит не случайным. В ходе таких контактов пришлось бы выслушивать аргументированные возражения против односторонних уступок Кишинёву, выдвигать свои аргументы в поддержку проводимого курса. А как это сделать, если серьёзных аргументов нет?

Выходит, пришлось бы публично расписаться либо в некомпетентности, либо в злом умысле.

Яснее становится и то, почему исполнительная власть так упорно добивалась непринятия закона об основных принципах переговорного процесса с Республикой Молдова. Этот закон, который могли бы принять в первом чтении 11 июля 2012 года, помешал бы делегации ПМР в Вене 12-13 июля дать добро «Третьему Пакету», а в перспективе – совершать и иные односторонние уступки Кишинёву.

Не явными ли уступками Тирасполя объясняется на деле тот факт, что представители стран-гарантов – дипломаты России и Украины – не принимали участие в видео-мосте по итогам встречи в Вене? На мероприятии были те, кто, судя по всему, одинаково положительно оценивают итоги переговоров – глава МИДа ПМР Нина Штански, вице-премьер правительства РМ по вопросам реинтеграции Евгений Карпов, специальный представитель действующего председателя ОБСЕ, ирландский дипломат Эрвин Фуэре, а также глава Миссии ОБСЕ в Молдове Дженнифер Браш.

Но не логично ли было бы подводить итоги такого рода форумов, в том числе, с теми, кто, как говорится, стоял у истоков диалога между сторонами конфликта – с Россией и Украиной? На наш с вами взгляд, уважаемые читатели, вполне логично. Так почему же их не было за столом видео-моста?

И вообще: в период президентства Игоря Смирнова такого рода встречи сопровождались подписанием сторонами соответствующих протоколов. Теперь итоги подводит глава миссии ОБСЕ в РМ. Вновь спросим: почему? Ведь это можно делать при участии столь же уважаемых участников переговоров – России и Украины.

Однако этого не происходит. Не потому ли, что Москва и Киев не во всём согласны с шагами новых властей ПМР, готовых идти и ездить вместе с правыми, прорумынскими руководителями РМ – от Ротах-Эгерна до Афона (если основываться на сообщении «Нового Региона» от 15 июля)?

ПМР – страна Советов

Ещё в начале этого года указом Евгения Шевчука был создан Консультативный Совет при президенте ПМР по международным делам. Решение было однозначно правильным: кто, как не экспертное сообщество, должно подставить своё плечо руководству страны в трудную для Родины годину?
В состав Совета вошёл и Ваш покорный слуга, мои просвещённые читатели!

Но вот прошло полгода. Тучи над ПМР сгущаются всё больше. Риски и угрозы всё увеличиваются. Давление на Приднестровье всё возрастает. Но КС так ни разу и не собирался. И нет уверенности, что он вообще соберётся.

Почему? Предполагаю: те, кто был заинтересован в односторонних крупномасштабных уступках Кишинёву, знали, что в Совете есть, наряду с другими патриотами, три бывших министра – Валерий Лицкай, Владимир Ястребчак и автор сиих строк. Данные члены Совета (не сомневаюсь в том, что это относится и ко всем прочим нашим коллегам по КС) умеют отличать взаимоприемлемые компромиссы от сдачи позиций.

Кто-то (возможно, даже находящийся за пределами ПМР) просёк: указанная «банда трёх» начнёт возражать против некоторых «малых шагов» и сорвёт, тем самым, «большую капитуляцию» Тирасполя перед правым руководством Кишинёва. Выхода два: либо не собирать Совет при Президенте вовсе, либо распустить его под каким-то предлогом. Пока в ходу первый вариант, а дальше – поглядим.

Но тут случился один интересный момент. Подоспело упоминавшееся мною ранее поручение Президента ПМР МИДу о разработке новой Концепции внешней политики Республики. И министр Нина Штански, выступая по ТВ, сказала, что к разработке её будут привлечены, среди прочих, и члены Совета, куда я имею честь входить.

Как дисциплинированные люди и бывшие госчиновники – сидим, ждём. И что же? Вскоре вместо нас собирается некий Экспертный Общественный Совет при МИДе под руководством Н.Штански. Оказывается, концепцию будет разрабатывать он. Когда этот орган возник, и каким документом конституирован – непонятно.

Я от души желаю членам экспертного Общественного Совета при МИДе ПМР успеха в выполнении поставленной задачи. Ведь мы все – граждане и патриоты Приднестровья, вне зависимости от политических взглядов. А вот мнение выскажу: новый Совет потребовался, не исключаю, для изоляции неугодных членов Консультативного Совета при Президенте ПМР по международным делам.

Чтобы аргументы инакомыслящих не звучали с официальных трибун, не разносились с помощью государственных СМИ.

История двух посланий, или распустят ли наш Совет?

Для чиновников, пусть и бывших, дело – всегда превыше личных эмоций. Памятуя об этом, экс-министры Валерий Лицкай, Владимир Ястребчак и Андрей Сафонов (вынужден признаться – это я!), написали 19 июня письмо. Адресатов было трое: Президент ПМР Евгений Шевчук, глава МИДа ПМР Нина Штански и председатель Консультативного Совета при Президенте ПМР по международным делам Илья Галинский.

Вот оно, наше творение:

«О возрастании рисков и угроз для ПМР и целесообразности созыва в ближайшее время заседания Консультативного Совета при Президенте ПМР по международным делам

События последних месяцев неопровержимо свидетельствуют, что официальный Кишинёв приступил к решительным действиям, направленным на полное подчинение ПМР. При этом власти Республики Молдова при поддержке Бухареста исходят из своей неизменной концепции, рассматривая РМ как унитарное государство, а Приднестровье - как автономию с ограниченными правами, которые в любой момент можно урезать. Всё это создаёт прямую угрозу самому существованию Приднестровской государственности, а также многочисленные риски для безопасности ПМР.

Говоря о политике правого руководства Республики Молдова, а также националистических и откровенно прорумынских сил РМ, следует назвать такие факты, как провокация против российских миротворцев 1 января 2012 года; односторонние и не соответствующие действительности трактовки достигнутых за столом переговоров соглашений (в частности, о равенстве сторон конфликта); давление на Украину с целью задержки сырья для Молдавского металлургического завода (ММЗ), задержания миротворцев и их автомобильного транспорта, требования вывода пограничных войск ПМР из зоны конфликта, недопущение приднестровских милиционеров на их место службы в село Дороцкое Дубоссарского района; стремление добиться на предстоящей в июле встрече в Вене в формате "5+2" согласия ПМР на обсуждение институциональных, политических вопросов, вопросов безопасности и т.д.

Всё это позволяет сделать вывод, что официальный Кишинёв ведёт неискреннюю политику. Нельзя исключать, что его цель - не поиск взаимоприемлемого компромисса между ПМР и РМ, а получение от ПМР односторонних уступок с конечным восстановления унитарной Молдовы в границах бывшей МССР.

Мы полагаем, что положение весьма серьёзно. В этой ситуации Консультативный Совет при Президенте ПМР по международным делам мог бы внести свой вклад в рамках своей компетенции и полномочий в ослабление рисков и угроз для Приднестровского государства. Но, к сожалению, Совет ещё ни разу не собирался, а потому те или иные оценки, суждения и рекомендации по ситуации вокруг ПМР члены Совета высказывают отдельно. Между тем, коллективная и слаженная работа Совета могла бы помочь государственным структурам, отстаивающим интересы республики.

Учитывая вышеизложенное, мы обращаемся с призывом созвать как можно скорее заседание Консультативного Совета при Президенте ПМР по международным делам с целью обсуждения существующих рисков и угроз для Республики, а также выработке предложений по противодействию таковым».

* * *

Ответа на это обращения нет и по сей день.

3 июля, находясь на круглом столе по случаю 20-летия нашего МИДа, я направил послание в адрес министра иностранных дел ПМР Нины Штански и председателя Комиссии по внешней политике ВС ПМР Дмитрия Соина следующего содержания (схожего с предыдущим документом).

«О рисках и угрозах для ПМР в связи с возможным подписанием 15 июля Венских документов в их нынешнем виде, включая т.н. «Третий Пакет»

В связи с приближающейся встречей в Вене в формате «5+2», намеченной на середину июля, необходимо отметить следующее.

События последних месяцев свидетельствуют, что официальный Кишинёв приступил к решительным действиям, направленным на полное подчинение ПМР. При этом власти Республики Молдова исходят из своей известной концепции, рассматривая РМ как унитарное государство, а Приднестровье - как автономию, права которой в любой момент фактически можно урезать. Всё это создаёт многочисленные риски и угрозы для ПМР.

Особое место среди этих рисков и угроз занимает т.н. «Третий Пакет» документов, которые могут быть подписаны в Вене 15 июля во время встречи в формате «5+2». Как известно, этот Пакет даёт возможность Кишинёву и его союзникам в любой момент поставить на обсуждение вопросы статуса ПМР в составе унитарной РМ, а также переформатирование миротворческой операции, вывод Оперативной группы российских войск (ОГРВ) и вывоз военного имущества, находящегося на территории ПМР. Третий пакет предполагает обсуждение проблем «всеобъемлющего урегулирования, включая институциональные, политические вопросы и вопросы безопасности», причём делать это можно «среди прочих и в произвольном порядке».

Совершенно очевидно, что в случае подписания Венских документов с «Третьим пакетом» официальный Кишинёв без промедления поставит в повестку дня все вышеперечисленные вопросы.

Надо отметить, что подготовка к встрече в Вене и подписанию указанных документов проходит на фоне последовательных и системных шагов Кишинёва, направленных на всемерное ослабление позиций ПМР. В частности, следует сказать о давлении на миротворцев России и ПМР, односторонних и не соответствующих действительности трактовках достигнутых за столом переговоров соглашений (в частности, о равенстве сторон конфликта), давлении на Украину с целью задержки сырья для Молдавского металлургического завода (ММЗ), требованиях разоружения миротворцев в зоне конфликта, фактах недопущения приднестровских милиционеров на их место службы в село Дороцкое и т.д.

Линия Кишинёва, в отличие от подхода ПМР, предполагает не обсуждение волнующих простых людей проблем, прежде всего, в социально-экономической сфере, а установление полного контроля над экономикой Приднестровья, а также лишение ПМР военного прикрытия в виде российских войск.

В реализации этой линии «Третьему Пакету» Венских документов дипломатией Молдовы отводится видное место.

Исходя из вышеизложенного, подписание Венских документов с «Третьим Пакетом» может завести ПМР в ловушку, подорвать позиции Тирасполя в переговорном процессе и положить начало превращению Приднестровья в регион с ограниченной автономией в составе унитарной Молдовы.

В случае реализации данного замысла Приднестровье, в рамках известного курса руководства РМ на евроинтеграцию, будет немедленно изолировано от всех самостоятельных контактов с Россией и Украиной, в том числе – от участия в Таможенном и будущем Евразийском Союзе».

Поскольку дело было в здании парламента, председатель профильной Комиссии документ принял. Представителей МИДа, понятное дело, там не было. Но я всё же зарегистрировало в канцелярии внешнеполитического ведомства данное письмо.

Увы, никакой реакции не последовало. Точнее, последовало. «Третий Пакет» был в Вене принят в работу с санкции г-жи Штански.

Другой момент – это усилившиеся в последние недели сведения о возможном роспуске КС при Президенте ПМР. Надеюсь, глава Приднестровского государства не пойдёт на поводу у тех, кто на самом деле желает уничтожить возглавляемую им страну, а его самого заставить, по примеру Горбачева, рекламировать пиццу на территории унитарной Молдовы, идущей «в Европу через Румынию».

Но уж если роспуск нашего ни разу не собиравшегося Совета произойдёт, мотивы будут ясны, как Божий день: не позволить «неудобным» членам Совета в лицо большим начальникам и начальницам возражать против уступок в ущерб государственным интересам ПМР, против дальнейшей сдачи наших позиций.

Выход есть!

К сожалению, наш Верховный Совет поспешил уйти в отпуск вместо того, чтобы пригласить на «Правительственный час» руководителя МИДа и узнать: чем она руководствовалась, идя на вышеозначенные уступки? Море, отдых – это, конечно, здорово. Это, разумеется, нужно и избранникам народа. Но иногда не мешает пожертвовать несколькими днями, чтобы потом не остаться без государства. Да и без своего депутатского статуса тоже. Кто даст гарантию, что до сентября не последуют новые, но уже закулисные уступки Кишинёву?

А. главное, парламентское маневрирование с практической точки зрения абсолютно бесполезно: «Первый Республиканский» канал, контролируемый Президентом, нещадно избивает депутатский корпус. Ребёнку видно, что готовится атмосфера для роспуска Верховного Совета под тем или иным предлогом. Экономика стремительно падает в пропасть, малый и средний бизнес вовсю давят налогами и проверками, арендная плата взлетает «в разы», правительство явно начинает политику «шоковой терапии»…

Что же делать?

Во-первых, сразу по возвращении из отпуска ВС ПМР должен заслушать главу МИД ПМР о внешней политике государства и, в частности, об итогах Венской встречи 12-13 июля.

Во-вторых, аннулировать санкцию на обсуждение в формате «5+2» вопросов, содержащихся в «Третьем Пакете».

В-третьих, оповестить об этом страны-гаранты – Россию и Украину.

В-четвёртых, потребовать от МИДа ПМР согласовывать с Москвой и Киевом наши внешнеполитические шаги.

В-пятых, в рамках Конституции ПМР установить парламентский контроль над работой МИДа. А заодно – обеспечить взаимодействие ветвей власти в реализации задач внешней политики государства. В случае отказа от такого естественного взаимодействия Верховный Совет вправе поставить вопрос об отставке министра иностранных дел страны.

В-шестых, принять меры по аннулированию явно провальных для ПМР соглашений по железной дороге и по таможне, в результате чего Кишинёв разместил таможенников РМ на территории ПМР (Рыбница, Бендеры) и получил возможность мешать ввозу импорта в ПМР.

Времени мало. «Тактика малых шагов» на глазах превращается в «стратегию большой капитуляции».

Нельзя допустить, чтобы этот процесс сделался необратимым.


Дата публикации: Пнд 16 Июл 2012

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.