Черная сотня и «православная Хисбалла» Игоря Додона. Как спасти президента Молдовы?

rf_rm.jpg

Автор: Роман Коноплев

Глава Молдавии оказался препятствием для построения гармоничного общества

Россия сделала ставку, как известно, на Игоря Додона. Полезен ли данный политик как реализатор идей, генерируемых российской элитой? Вопрос не из лёгких, поскольку крайне сложно однозначно представить, какой именно является линия Кремля в продвижении своих интересов на постсоветском пространстве. В московском царстве, как известно, много «башен». Опираясь на них, Владимир Путин выстраивает «среднее арифметическое», стараясь не давать никому преимуществ – ни отмороженным радикалам-патриотам, ни гламурным либералам. Вместе с тем, российская элита едина в своих намерениях проводить какую-нибудь работу в соседних государствах. В первую очередь, с целью создания более-менее нейтральной, а лучше – дружественной атмосферы, когда местные жители видят в России не грозного врага, а надёжного, долговременного партнёра. Ещё лучше – если видят в ней стратегического союзника.

Тем не менее, относительно Молдовы позиция Москвы весьма специфична. Москва всё вложила в Додона, привлекли к популяризации молдавского политика всех, даже Владимир Путин публично продемонстрировал свою моральную поддержку. Неужели совсем безрыбье, и Додон оказался совершенно безальтернативен, как ранее – Воронин?

Другие не столь критичны. Например, западные демократии не собираются класть яйца в одну корзину. Несмотря на множественные и регулярные острые заявления Влада Плахотнюка, ему так и не удалось, а, возможно, никогда уже не удастся стать единственным и незаменимым рупором и политическим фундаментом торжества европейской идеи в РМ. Плахотнюк не вечен – ему на это регулярно намекают в США и ЕС. Его окончательный уход из политики – лишь вопрос времени, пока новые молдавские лидеры, будущие чиновники страны, окончат соответствующие высшие учебные заведения и наберутся практического опыта в международных организациях. С большой вероятностью, будущий руководитель Молдовы, вне зависимости от того, как он будет именоваться – премьер или президент, главное – реальный статус, – этот политик появится в Кишиневе, отработав и сдав соответствующий мандат в какой-нибудь европейской организации. В этих кругах у Влада Плахотнюка шансов ничуть не больше, чем у предводителя Южного или Северного Судана, страны, которая находится совсем далеко, и где не совсем понятно издалека, чем питается местное население. Молдова – в глазах любого европейского чиновника – это практически Эстония, и никогда европейские политики не пойдут на поводу у местечкового, пусть даже весьма успешного в банковско-олигархических делах, неформального вождя нации. С Суданом Молдову в Брюсселе и Вашингтоне никто не перепутает.

Итак, Плахотнюк в проевропейском лагере – фигура временная, которую, по большому счёту, все вынуждены терпеть, пока не подрастёт подходящая альтернатива.

Что касается пророссийского лагеря политиков, то все ставки Москвой сделаны на Игоря Додона. При этом сам по себе Додон не харизматичен. Он сделал карьеру при Воронине, затем, когда звезда Воронина окончательно закатилась, именно Додону выпала честь оказаться персоной, к которой Москва проявила интерес. Причины столь глубокого интереса именно к Додону могут лежать в плоскости идеологической, исходя из идейных предпочтений российских аналитических структур, вроде РИСИ. В таких организациях многое зависит от начальства и взглядов, которых начальство придерживается. Если синхронно совпали взгляды аналитиков с российскими чиновниками, на стол президенту, как и положено в серьёзной стране, будет положена на стол бумага, где черным по белому будет выведено единственно возможное имя. В данном случае было выведено имя «Игорь Додон». С сопутствующими характеристиками.

Как показал период нахождения в президентском кресле Игоря Додона, ему практически чужды отдельные темы для умных людей имеющие значение. Например, самостоятельная, независимая молдавская экономика. У Додона много идеологии – «православие, самодержавие, народность». В практическом смысле это означает линию на прилипание к России как ключевому спонсору при синхронном отлеплении от ключевого спонсора в лице западных нынешних партнёров. Нечто похожее на фрагменты курса «Основы паразитологии», когда насекомое меняет объект для извлечения крови, например.

Додон всё чаще делает «державные» заявления, отталкиваясь, вероятно, от рекомендаций соответствующих политтехнологов. Уповает на «сильную власть» в своём лице, надеется стать Лукашенко, пытается копировать стиль «батьки».

Здесь наблюдается ещё и затяжное, практически полное копирование технологий экс-президента Приднестровья Евгения Шевчука, будто у обоих политиков работали одни спичрайтеры и ровно та же группа политтехнологов. Додон, разумеется, превзошел своего бывшего коллегу Шевчука в таких вопросах как семейные ценности, гей-тема, и так далее. Время не стоит на месте. Дискурс Додона радикализируется с каждым месяцем. Фактически, молдавский политик уже стал частью внутрироссийского право-консервативно-черносотенного ландшафта, находясь в том поле, где в России активничают деятели вроде Кирилла Фролова, Милонова, Энтео, и тому подобных.

Разница, однако, в том, что для Путина подобного рода общности – одна из сотни идеологических ячеек в разноформатном, многослойном российском обществе. В Молдове же Додон позиционирует себя как проводника данной идеологии, в то время как российский его коллега Путин не то что не рискует подобным образом, - он однозначно не является носителем такого рода идей, как не является их сторонником и Владислав Сурков, и любой другой высокопоставленный российский чиновник. Уважаемые в узких кругах люди понимают, что это просто фрик-шоу. Стёб. Угар.

Кто обработал Игоря Додона? Его окружение, либо сам политик занимается формированием собственного мировоззрения? Или ему с Шевчуком в своё время в Москве выдавали методички в одном и том же кабинете? Вопросы остаются. В России подобного рода деятели не поднимаются выше уровня главы областной администрации, да и в их среде – случаи единичны. Судя по идеям, Игорь Додон – клон главы администрации Орловской области Вадима Потомского. Они подходят друг другу не только внутренне, но и выглядят практически как два брата. Наверняка лишь по случайному совпадению Игорь Додон в нынешней своей ипостаси не попал на открытие памятнику Ивану Грозному. Однако кто знает, быть может, молдавский президент сподобится установить похожий памятник где-нибудь в Кишиневе, например, напротив собственной резиденции.

Карикатурность нынешнего идеологического облачения Додона является наибольшим подарком в адрес его оппонентов. Среди советников, пожалуй, не хватает Валерия Каурова, впрочем, имеется местный его идейный аналог – Владимир Букарский. Карикатурность и очевидная удалённость данного рода идеологических сект от большинства населения, как русскоязычного, так и других, делает саму фигуру президента Молдовы странной и слегка чудаковатой. Однако данная чудаковатость далеко не клоунского, а весьма грубого, зловещего стиля, отталкивающая от себя психически здоровую аудиторию.

Можно подумать, что речь идёт о некой инерции, согласно которой последние годы, а то и пару десятилетий, чиновники Москвы избирательно на свой манер, спецом, налаживали в постсоветском пространстве взаимодействие с аудиторией региональных шизиков. Карикатурных, претендующих в собственном бреду на некий аналог «православной Хисбаллы», а в реальности не способных привлечь симпатии пары десятков образованных людей.

Похоже, однако, ответственных чиновников в Москве нынешняя идейная составляющая деятельности Додона вполне устраивает. Никто не насторожился, не предложил товарищу Додону быть более умеренным, спокойным, меньше склоняться к черносотенным политтехнологическим методикам. К чему они привели Россию в начале прошлого столетия – хорошо известно. Страна впала в пучину гражданской войны, и это лишь одна из немногих сопутствующих бед в результате продвижения правящей элитой радикальных концепций.


Дата публикации: Вс 16 Июл 2017

Молдова: Перетягивание спецслужбы по-молдавски

Кому будет подчиняться СИБ РМ?

Молдова: Петер Михалко прибыл в столицу Молдовы

Новый глава Делегации Европейского союза в Молдове обсудил с молдавскими чиновниками внедрение положений Соглашения об ассоциации.

Приднестровье: В Приднестровье говорят о возможности конфликта в будущем

Валерий Лицкай выступил с резонансными заявлениями.

Приднестровье: Палестинский сценарий для Приднестровья

В Тирасполе предложили обратить внимание на палестинский опыт.

Молдова: Президент и правительство - разноголосица мнений

Коллизии ослабляют власть.

Молдова: Европейская модель - лучшая для Молдовы

Таково мнение вице-премьера страны.

© Аналитический Центр «DNIESTER», 2017.
© РИА «Днестр», 2009-2016.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Email: dniester.post@gmail.com
Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2016.
Архив РИА «Днестр» за 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2016.