Мальчиши-плохиши молдавского политикума

oligarh.jpg

Бегство экс-президента Приднестровья именно в правобережную часть Молдовы, а не в РФ, Украину, или, как предполагали отдельные медиа – в Монако – не случайно.

Первой тему семейных скитаний экс-правителей ПМР подняла жена Шевчука – Нина Штански, некогда возглавлявшая приднестровский дипломатический корпус. Штански выступила с пространным заявлением на тему нарочитой бедности и скромности их семьи, и, в первую очередь, - самого Шевчука. По её комментариям, находясь в должности президента, Шевчук крайне скромно жил в неуютной маленькой «двушке» все последние годы. Штански, как смогла, пыталась продемонстрировать скромный быт своего супруга, что явно входило в противоречие с повадками её самой. В Приднестровье не раз отмечали чрезмерную дороговизну служебного транспорта тогдашней главы МИД ПМР Штански – в соцсетях быстро разошлось её фото на фоне «Ауди» ценой около 100 000 евро.

Ответ на лирику о скромной жизни сановных персон ПМР последовал с внезапной стороны. В Молдавии журналисты местного «Newsmaker», существующего благодаря финансовой поддержке Соединенных Штатов и ЕС, уделили Шевчуку и Штански внимание. В издании отметили, что экс-президент ПМР и его бесценная супруга проживают в элитных апартаментах в Кишиневе, перемещаются на Мерседесе люксового класса ценой в две московские квартиры, не ступая и шагу без многочисленной охраны. Из материалов следует, что Шевчука и Штански в Молдове охраняют чуть ли не больше, чем самого Плахотнюка.

Из материалов, опубликованных молдавской прессой, становится понятно, что приднестровские следователи напрасно топтали полы родственников Шевчука и Штански – все их семейные сбережения давно и сознательно вкладывались за пределами Приднестровья. Вне ПМР приобретались квартиры и автомобили, основная же часть активов находится в местах недосягаемых для любопытствующих, в том числе и следователей, и прокурора, и прочей приднестровской общественности.

Плахотнюк взял Шевчука под свою опеку. Охрана – это своего рода кокон. Переживание процесса трансформации. Как напоминание о том, что рано или поздно любая гусеница имеет шанс превратиться в бабочку. Есть, однако, и другие аспекты. Когда не сразу понять, то ли тебя охраняют, то ли, наоборот, вежливо удерживают.

Плотная охрана играет одновременно функцию надсмотрщика. Переместившись в Молдову, под крылом своего давнего партнёра Влада Плахотнюка, Евгений Шевчук и Нина Штански уже утратили свободу, которой обладали в предыдущий период их жизни.

Плотная опека, сопровождение и прочие вещи не каждого введут в заблуждение – их охраняют ещё и от себя самих. Зачем это нужно Плахотнюку?

Очевидно, Шевчук является весьма токсичным не только для Приднестровья, где справедливо опасаются относительно сведений, которые экс-президент способен представить спецслужбам Республики Молдова. За пределами самой Молдовы Шевчук становится токсичным для Влада Плахотнюка. В бытность нахождения на посту президента ПМР он по умолчанию имел доступ к конфиденциальным отчетам КГБ ПМР относительно любой информации о молдавских политиках – у него этой информации достаточно, в том числе и про Влада Плахотнюка. И речь не только о каких-либо совместных делах в энергетике. Шевчука по данным вопросам вполне могли использовать в будущем, как носителя соответствующей конфиденциальной информации, в Москве. Например, для изготовления специальных репортажей для НТВ и российских каналов, в том случае, если поступит задача нанесения по Владу Плахотнюку информационных ударов. Шевчук мог бы быть полезен в таком деле, как весьма узнаваемая медийная персона, сопоставимая в российской медиасреде с Поклонской, Прохановым и прочими представителями национал-патриотического лагеря.

Влад Плахотнюк же сыграл на опережение. Не важно, уговорами ли, угрозами, либо финансовыми подношениями, но Шевчука оставили в Кишиневе. До Москвы он не доехал. До Монако, возможно, не доехал по этим, но и другим причинам – путешествовать ему, скорее всего, не возбраняется, но для постоянного жительства где-либо в ЕС необходимо человеку с его жизненной историей давать прозрачный отчёт о происхождении средств. И, опять же, содержать службу охраны, поскольку столь чрезмерная его информированность в период нахождения у власти может вызывать обеспокоенность у многих бывших друзей, коллег и партнёров – в том числе в РФ, Казахстане, Украине, - да и Молдову сбрасывать со счетов не следует. Шевчук являлся свидетелем самых различных процессов, с оборотом в сотни миллионов долларов.

Ещё одним новым штрихом явилась заочная полемика Дмитрия Рогозина с Владом Плахотнюком. Российский высокопоставленный чиновник, некогда являвшийся покровителем и куратором Шевчука, был на днях крайне резок в оценках Плахотнюка. В такой ситуации, очевидно, выбор Шевчука возымел долгоиграющие последствия. Очевидно, что за него сейчас активно заступается команда Влада Плахотнюка – правительственные чиновники Молдовы. Те самые, которым Рогозин несколько последних лет адресует свои критические, а порой и радикальные месседжи.

На Западе, опять же, у Шевчука положение не менее шаткое. И вновь из-за Влада Плахотнюка. Антагонисты нынешнего теневого правителя Молдовы в самой республике благодаря деятельности медиахолдинга Плахотнюка, предстают в роли маргиналов, вечных побирушек, а порой и беглых преступников. Что касается западной части земного шара относительно Молдовы, то там на самого Плахотнюка смотрят несколько иначе, умеренней. И его оппонентов из либерально-демократического лагеря рассматривают как желаемых фигур на замену «рулящему» на ручном управлении олигарху. В самой Молдавии холдинг Плахотнюка всячески выдаёт желаемое за действительное, пытаясь представить ситуацию так, словно ему уже удалось убедить Европу и США в незаменимости своей фигуры. Это весьма жесткое давление, однако, ни Брюссель ни Вашингтон согнуться не заставило – в маленькой республике видны разные политики, не только те, кто любят смотреть на себя в телевизоре и читать о себе в прессе. И шантажа там не потерпят. Не удивительно, что в такого рода ракурсе Шевчук за пределами Молдовы может оказаться полезным для ослабления Плахотнюка и расчистки дорог для его оппонентов. Очевидно, что и покровительствовать за пределами Молдовы Шевчуку никто не будет, не будет и иммунитета от каких-либо притязаний, а таковые могут возникнуть, например, со стороны молдавских же правозащитных структур, у которых накоплен богатый архив относительно арестов в Приднестровье, давления на румынские школы со стороны местных силовиков, и т.д.

Сегодня же Республика Молдова предстаёт политически в негласном союзе Влада Плахотнюка, Игоря Додона и опального экс-президента ПМР Евгения Шевчука. Трое политиков находятся в одной лодке, при этом Плахотнюк и Шевчук предстают в роли двух «плохишей», Додон же, имея совершенно несравнимые финансовые и административные возможности, просто скромненько выполняет свою имиджевую роль в контактах с Москвой. Отметим, что ни Игорь Додон, ни Влад Плахотнюк не проронили ни единого слова относительно Евгения Шевчука. «Ворон ворону глаз не выклюет», - так комментируют этот новый союз в Приднестровье. В Тирасполе у местного населения формируется уверенность относительно того, что «Шериф» просто раскрыл перед Шевчуком все дороги – дал уехать, чтобы использовать его движения с целью дальнейшей политической дискредитации. Как оказалось, особых усилий для этого не понадобилось. В глазах административной и военной прослойки Тирасполя Шевчук своим переездом в Кишинев похоронил себя как политик. Что же до «государствообразующей» для Приднестровья компании «Шериф», то «поцапывания» Шевчука и Штански из Кишинева выглядят, скорее, как обида в адрес Кремля – за то, что в итоге Москва не стала жертвовать остатками региональной стабильности ради того, чтобы Шевчук&Штански сохранились у власти.

В наиболее неустойчивой ситуации теперь остаётся СИБ РМ, на чьи плечи была возложена миссия по защите Евгения Шевчука. Защитить Шевчука для спецслужб Молдавии отныне – дело чести. Основная сложность этой миссии заключается в том, чтобы защитить Шевчука не от фирмы «Шериф», а от самого себя. Неустойчивость состояния и зависимости политика уже много лет в Приднестровье являются притчей во языцех. Владу Плахотнюку следует как можно чаще подбадривать партнёра, звонить ему. Конец политической карьеры далеко не все политики переживают безболезненно. Судя по сетевым комментариям Евгения Шевчука, его случай, как раз, особенный, и, по большей части, трагичен.


Дата публикации: Вс 16 Июл 2017

Молдова: Игорь Додон демонстрирует характер

Молдавский президент намерен противостоять правительству.

Приднестровье: Ирина Василакий стала звездой российского Онлайна

Гадалку и бывшую подругу экс-президента Приднестровья попросили о комментарии.

Молдова: Глава Молдавии поблагодарил власти Австрии

Игорь Додон рассчитывает на поддержку Австрии в решении проблемы Приднестровья.

Молдова: Экс-глава ПМР поможет реинтеграции Молдавии

Его роль может оказаться решающей.

Молдова: Посол США провел встречу с Игорем Додоном

Глава Молдавии и американский дипломат обсудили внутреннюю политику в стране.

© Аналитический Центр «DNIESTER», 2017.
© РИА «Днестр», 2009-2016.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Email: dniester.post@gmail.com
Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2016.
Архив РИА «Днестр» за 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2016.