Роман Коноплев: В отражении информационного мира

rk35.jpg

Роман Коноплев – комментарии о сегодняшнем и завтрашнем.

СМИ XXI века

Люди не умнеют, СМИ поспевают за людьми в обратную сторону, вниз, создавая упрощённую реальность, где глупость редактора и читателя не пытаются конкурировать между собой. Ключевая причина – новые технологии распространения информации. Жрецы современного мира не утруждают себя прямым общением с публикой, как было две тысячи лет назад, и даже сотню лет назад.

СМИ невозможны без инвестиций, как и партии. За полвека роль инвестора перешла к третьесортным посредникам, опустилась на ступень ниже. А на этой, следующей ступени, где ниже градус посвящения, похоже, значительные проблемы не только с информированностью, но и со всем остальным. Латиноамериканизация. Всего и всея. Всех сфер жизни. Люди откликаются на наиболее уродливые и скандальные лозунги и информповоды. Которые, в итоге, вытеснили всё остальное.

Литература

Слишком длинна для современного общества. Атавизм. С тотальной ютубизацией от неё осталась лишь тень. Даже рок-музыка не так быстро «отпускает», восприятие литературы улетучивается мгновенно, хранить ощущения становится всё сложней. Стоит читать авторов, писавших пару тысяч лет назад и ранее.

Публицистика

Есть люди, за мнением которых всегда интересно наблюдать, даже если не соглашаешься, даже если видишь некую трансформацию, даже если она направлена по нисходящей. Публицистика сегодня - продукт современного общества. Со всеми издержками современности, к этому надо спокойнее относиться, пытаясь читать между строк, понимать автора, а не только лишь текст. Попытаться определить источники автора, его настроение.

Определённо, если и хочется обращать куда-либо внимание, так это на нишу непопулярной публицистики, андеграунда, на теневой сегмент. С текстами такого рода так же, как когда-то с русским роком. Ходило такое мнение в кругу посвящённых, что лучше б запрещали и дальше, чтобы не слышать пошлостей, вроде того, «как и что обрёл, обнял летящий башмачок», - орали под гитару во дворе там, где у Летова было «летящий Башлачёв». Сегодня уже нет ни тени от обоих, ни Башлачёва, ни даже Летова. Кто они? Откуда? Не осталось даже поверхностного восприятия. Это нечто вроде латыни. Наверняка сегодня большинство населения планеты понятия не имеет, что это вообще такое.

Конспирология политики

Мы ничего не знаем об истинном мире современной политики и финансов. По СМИ лучше об этом не судить, основные решения в мире принимают люди, чьих имён не найдёшь в медиа. Они интервью не раздают, им другие люди совершенно не интересны. Свою роль они, похоже, видят в попытке обеспечить некоторый природный баланс. Понимая, что всё равно издержки, как и жертвы, неизбежны.

Идеи и доктрины

Людям нравятся простые и примитивные истины. Проще, когда не сомневаешься, и можно всю концепцию уложить в один примитивный лозунг. Политики играют свою роль актёров, проводников этих простых истин. Там пустота, но она вводит в транс, позволяет как-то сдерживать агрессию. Церковь и футбол нужны, им сегодня нет альтернативы. Чтобы успокоить агрессивность толпы, придать ей какую-то форму, ввести этот бурлящий поток эмоций и адреналина, школьного и домашнего насилия в некое русло. Со временем Церковь вытеснится чем-то другим, хотя, по факту, механизм решения проблемы обретет иные формы. Люди ведь всё равно предпочитают собираться вместе, как и положено групповым особям. Уже не только по воскресеньям на проповедях, а в сетевых группах– днём и ночью. Точечно, стараясь не погружаться глубоко, но – везде и понемногу.

Люди всегда склонны к формированию иерархии. Им всегда будет нужен жрец и воин. Им нужна будет проповедь, нужен проповедник, разрешитель споров, авторитет. Люди не равны, и разговоры о равенстве – продукт жизнедеятельности левых политиков. Такой же опиум, как и религия.

Государства

Государства теряют границы. Компания в сфере информтехнологий, может иметь доход, сопоставимый с бюджетом страны. Причастность к корпорации зачастую значит больше паспорта. Хотя паспорта и их количество всё ещё имеют значение, и для ощущения безопасности, выживания, для профессиональной мобильности. Но уже не то, что было раньше, когда невидимая линия фронта разделяла государства на некие параллельные миры, и каждый день тебя могли выдернуть из уютного гнёздышка ради войны за какую-нибудь отдалённую колонию.

Современный мир в чём-то однополярен, в чём-то многополярен, он может различаться для госслужащих, военных, обычных людей. Одна и та же страна может нести двум разным особям различный пакет возможностей, в итоге миллионы людей смещаются с места на место. Государства пытаются эти процессы как-то контролировать, поскольку, как и во времена викингов, мобильность – удел неспокойных. Даже если эта мобильность носит вынужденный характер, из-за войны, например.

Изначальная Родина

Черепа древних людей нашли в сегодняшнем Марокко. 310 тысяч лет до нашей эры. Оттуда, с берегов нынешнего африканского континента люди расползлись по земному шару. По разным причинам, или без таковых. Изначально же, с большой вероятностью, выползли из воды на берег какие-нибудь наши предшественники. Из вод мирового океана.

Скучать по родным местам, по своему прошлому, когда ты был ребёнком, - вполне нормально, поскольку в детстве краски более яркие, и не до конца осознаёшь смысл смерти, её меньше кругом, тебя оберегают от её присутствия, если ты, конечно, не живёшь в Йемене или Сомали.

Регионы приходят в негодность в силу техногенных катастроф, войн, запустения, демографических тенденций. Люди стекаются в столицы. Они мультинациональны, и всё больше похожи одна на другую.

Там, где я жил до четырех лет, сейчас стоят заброшенные развалившиеся избы, радиоактивное заражение пятнами, после Чернобыля. Лет пять назад я нашел на Google Maps, или в Yandex, тот самый дом, из детства. В 1998 году я был рядом с ним в последний раз. Конечно, в детстве это всё выглядело совсем другим, ярким и значительным.

Национальная идентичность и корпоративные религии

Национальная идентичность может быть разновидностью религии, некой объединяющей идеей, когда группе людей нужно потерпеть в период великого дела, общего для всех. Когда община должна выжить, в ситуации, когда её готова поглотить другая община. Агрессивность и экспансия заложены в мужскую природу, хотя с возрастом некоторые успокаиваются.

Сама по себе национальность, все эти разнообразными узорами рубашки, особые диалекты, - всё это слишком отвлекает. Люди, которые этим не озабочены сегодня, добиваются большего.

Умные люди для «серьёзных дел» не наряжаются как попугаи, не пляшут и не прыгают под народные инструменты, не гордятся своим языком и не нуждаются в проповеди насилия, им хватает инстинкта. Бывают случаи, когда есть некие цели, и есть большинство. И этому большинству делают такой специфический бонус в виде гордости за национальный костюм и какие-нибудь этнические пляски, чтобы подстегнуть амбиции, возродить затухающие инстинкты.

Обращение к национальному опыту – это когда ты пытаешься соизмерять свои поступки с определенными персонажами истории, поэтами, полководцами, кем-то значительным. Как бы они поступили, будучи на твоём месте, в данный момент. Понятно, что всё это на грани неких фантазий, но всё же, быстрее приходят на ум свои соотечественники.

За сто лет мир изменился. Вместо национальной литературы – кино. Люди сравнивают себя с героями кино. Пока сравнения с литературой и кино ещё практикуются, но и эти явления – из разряда уходящего. У людей, скорее всего, отнимут этот бонус за ближайшие пару десятилетий или раньше.

Люди - как дети. На протяжении всей своей жизни они подражают кому-то, или следуют созданным правилам иерархии, или сами их формируют. Даже если не хотят себе в этом признаваться. Патриотизму государств, религий, народов и наций когда-нибудь окончательно придёт патриотизм корпораций. Многие крупные компании берут на вооружение технологии контроля и иерархии. Сайентологические методики – частный случай. Подобная практика – глобальна, хотя это никто не выпячивает, не даёт названий, и не делает из этого брэнда, как сайентологи. Но сама технология – однотипна и используется тотально. Как только ты отходишь от мира мелких лавочников, рабочих и крестьян, ты попадаешь в «эффективный мир будущего».


Дата публикации: Сб 8 Июл 2017

Молдова: Игорь Додон демонстрирует характер

Молдавский президент намерен противостоять правительству.

Приднестровье: Ирина Василакий стала звездой российского Онлайна

Гадалку и бывшую подругу экс-президента Приднестровья попросили о комментарии.

Молдова: Глава Молдавии поблагодарил власти Австрии

Игорь Додон рассчитывает на поддержку Австрии в решении проблемы Приднестровья.

Молдова: Экс-глава ПМР поможет реинтеграции Молдавии

Его роль может оказаться решающей.

Молдова: Посол США провел встречу с Игорем Додоном

Глава Молдавии и американский дипломат обсудили внутреннюю политику в стране.

© Аналитический Центр «DNIESTER», 2017.
© РИА «Днестр», 2009-2016.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Email: dniester.post@gmail.com
Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2016.
Архив РИА «Днестр» за 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2016.