Молдавское движение вникуда

top_moldova-protest4.jpg

Роман Коноплев, директор Аналитического Центра «DNIESTER»:

Визиты Игоря Додона в Москву, а затем в Брюссель, вызвали определенные шевеления в Кишиневе. Президента подвергли критике за его позицию, не соответствующую представлениям руководящих органов власти – правительства и парламента, которые, как всем известно, решают проблему дезинтеграции Молдовы относительно России и интеграции относительно Украины, Евросоюза и США. Выступления Додона не соответствуют генеральной линии правительства и партии (то есть парламента, поскольку в нём практически все партии, кроме социалистов, - это и есть одна партия, партия Влада Плахотнюка). Правительство, следует отметить, также является инструментом Плахотнюка, его же инструментарием является большинство местных популярных медиа, а его говорящими головами – местные, наиболее видные политологи и журналисты.

В данном контексте даже местные социологические институты констатируют разочарованность тем курсом и той моделью развития, которые продвигают власти последние годы, после сожжения и разгрома дворцов президента и парламента в центре Кишинева. И то, что персоны власти этот курс обозначают непременно как «евроинтеграцию» имеет разрушительные последствия для, казалось бы, полезных любой стране принципов, которые пытаются у себя продвигать страны Евросоюза. Речь идет о свободе выражения мнений, об антикоррумпированности чиновников, об отсутствии жестких репрессивных мер в отношении невинных жителей со стороны полиции и спецслужб, о спокойном сосуществовании людей разных наций и ориентаций, о прозрачности бюджетных расходов, и так далее.

Игорю Додону ничего подобного обещать не нужно. Он, наоборот, теперь может говорить о совершенно отвлеченных вещах – таких, как духовность, державность, преданность идеям Штефана, и налаживании связей с Россией. Додон может вообще ничего больше не говорить – всю работу за него выполняют правительственные чиновники, парламентская коалиция и Влад Плахотнюк. Медленно но верно, но вектор недовольства населения предсказуемо направлен от Додона к его оппонентам. И даже если правительственные чиновники и политики начнут и продолжат в ближайшие месяцы и годы делать умные и верные вещи, их в консервативном молдавском обществе воспринимают и будут воспринимать примерно так же, как консервативное российское общество воспринимало в девяностые и нулевые партии с участием Егора Гайдара, а также Чубайса и Немцова. Им не помог даже лозунг «Путина – в президенты, Кириенко – в Думу». Консервативное общество предпочло других кумиров, например Жириновского. Плахотнюк сам по себе, это, конечно, не аналог Гайдара. Разве что «маленький Чубайс», но личные его политические перспективы в публичной сфере не являются многообещающими. Даже несмотря на то, что с влиятельными европейскими и американскими чиновниками, политиками и силовиками он общается не в Макдональдсах и не в туалетах Макдональдсов, а в более солидных учреждениях. От этого он не становится более симпатичным молдавскому народу.

В современной Молдавии, несмотря на всевозможные блокировочные опции в адрес российского ТВ, наиболее обсуждаемыми персонажами на кухнях остаются российские политики – Путин, Жириновский, и местный Додон. Сказать, что кто-нибудь возлагает на него большие надежды – значит ничего не сказать. Цену Додону знают в Молдавии хорошо, и личные симпатии к нему вряд ли вырастут, даже если с ним ещё пять раз в Кремле пообщаются Путин и Патриарх Кирилл. Но зато и без усилий Додона вырастут антипатии к Плахотнюку. Даже если Додон с Плахотнюком вновь войдут в «договорняк» на несколько месяцев, и не будут жестко «мочить» друг друга. Напомним, однако, что и сегодня партия Додона сильнее чем кого бы то ни было мочит не Плахотнюка, а своего конкурента в московских коридорах – Ренато Усатого. И не сразу поймешь, кто сильнее размазывает Усатого – «советники» Додона в блогах, или телеканалы Плахотнюка.

В общем, фрагментов «Штефана чел Маре» в Додоне пока никто не заметил. Никто не верит, что с парламентским большинством под кураторством Додона жизнь изменится, и станет больше чего-нибудь вообще, хотя бы той же «духовности», не говоря уже о доходах и перспективах. Общество оказалось разочарованным, и каждое упоминание Европы в устах нынешних политиков, политологов и конспирологов Молдовы звучит гулким эхом бесконечного осуждения в адрес выступающих. Потому что разница очевидна. В ЕС никто не говорит об интеграции с ЕС – там уже все интегрировались давно, и нужно что-то делать, чтобы не было так печально, как в Греции или так нервно, как во Франции.

Очевидно и другое. В контексте новостных потоков главными ожиданиями владельцев молдавских СМИ – публичных и непубличных владельцев – являются транши из ЕС, финансовая помощь. Истребование финансовой помощи в обмен на лозунги продолжает оставаться стратегической линией молдавской государственности для всех без исключения игроков. Помощи не важно откуда, и не важно в каком виде – то ли безвозмездно перечисляемых миллионов евро, то ли в виде рынков для неактуальной нигде плодоовощной продукции.

Впрочем, поиск спонсоров является стратегической линией не только молдавской, в Приднестровье занимаются тем же самым, хотя частью Молдовы там себя признают только в кулуарных беседах.

Что есть у Плахотнюка, и чего нет у Додона. Правительство Плахотнюка работает при содействии западных консультантов, которые, в свою очередь, ничего плохого посоветовать не могут. Они пытаются выстраивать послушный государственный механизм, способный работать с минимальным количеством сбоев. Но ни один внешний консультант не способен решить ключевую проблему – найти источники доходов. В своё время доходные отрасли в Молдове были взяты под контроль нынешними олигархами «в законе», и теневыми олигархами (в Приднестровье, кстати, тоже). Всё, что можно было украсть, было украдено до сегодняшних времён. И сейчас Кишинев, как и Тирасполь, имеют дело с пустым бюджетом, без потенциала развития, где штучные доходные отрасли распределены между частными лицами, доходы разложены по карманам и оффшорам, в политике, журналистике и экспертном сообществе можно наблюдать лишь прикормленный олигархами обслуживающий персонал.

Может ли в этой связи внести какие-либо перемены господин Додон? Да, пожалуй, он способен разрушить старые коммуникации и создать новые, но это лишь смена макияжа. Кардинальных вливаний не будет. Для западного и российского истеблишмента в любом случае интерес к Молдове будет вторичным на фоне интереса к Украине. Поэтому и расходы на молдавский проект будут соответствующими – в сто и тысячу раз ниже. Это означает, что переход от Плахотнюка к Додону будет мало чем отличаться от предыдущих переходов республики – от Воронина к Филату, и от Филата, соответственно, к Плахотнюку. На уровне концепции молдавской государственности мало что изменится. Кроме, пожалуй, круга подкармливаемых экспертов, умеющих грамотно изложить «мудрое видение» будущего страны отдельно взятым олигархом, или олигархической группой, как в Приднестровье.

Как показал опыт Приднестровья, в поиске дна не всё ещё потеряно и для Молдовы. Случайности могут произойти и там в случае, если Плахотнюк и Додон пожрут друг друга. Как случилось в Тирасполе, в 2011 году.

Напомним, в Приднестровье недавно, в декабре 2016, спрут из дельцов в стадии «первоначального накопления», голова и туловище которого находились в Москве, проиграл главные выборы местной консервативной олигархической группе, которая всё уже «накопила» давно и перераспределила в свою пользу ключевые отрасли. За пять лет очередного «первоначального накопления» регион был разграблен до нитки, и, в итоге, «по-честному» распределять местный бюджет даже очень честным и исполнительным ставленникам местных олигархов невозможно – в бюджете мало чего осталось, и мало откуда появится что-либо новое.

В силу этих, очевидных всем причин, Приднестровье, как и Молдова, продолжит свое путешествие в неизвестность по пути деградации социальных отраслей и отъезда трудоспособного населения.

В Молдове теперь, наверняка, многие чешут репы, рассуждая «а ведь комфортно же было жить в одном большом государстве, меняя вино, персики и яблоки на заводы, научно-исследовательские институты и медоборудование». Но прошлого уже не вернуть – в «большое государство» никто больше не позовёт, поэтому каждый выползает из ямы поодиночке, стараясь с первой же попытки и семью спасти от непреходящего ужаса. А всё, что в остатке, на дне, остаётся в итоге Плахотнюкам, Додонам, фирмам типа «Шериф» и отморозкам в стиле пиратов у берегов стран Африки.

Какие бы лозунги не провозглашали говорящие головы Тирасполя и Кишинева, медицина в современной Молдавии, уже откатившись на 50 лет назад, за ближайшие десять лет имеет возможность откатиться ещё на столько же. Олигархи, политики и отдельные высокобюджетные журналисты, конечно, пострадают не очень. В неэкстренных случаях их будут оперировать в Германии и Израиле, где имеются компетентные врачи и современные технологии. В экстренных же, разумеется, они будут умирать в относительно раннем возрасте, как и абсолютное большинство местных жителей, то есть беднейшие слои населения.

На фоне такого рода перспектив разница между Плахотнюком и Додоном минимальна. Что же касается Приднестровья, то оно плывет в общем фарватере с соседними регионами, с той лишь разницей, что от власти отодвинули то ли спрута, то ли пираний, и в обескровленном состоянии ПМР стала ещё более зависима от внешних факторов – таких как российские деньги, молдавские таможенные правила, документы и добрая воля политиков Кишинева, которые могут либо искать шаги к примирению и выживанию, либо заворачивать гайки до бесконечности, пока ПМР не испустит дух. Однако в этом случае кому вообще в нынешнем неспокойном мире будет дело до Молдовы?


Дата публикации: Вс 12 Фев 2017

Россия: В России проходят массовые акции протеста

Акции против Медведева охватили крупные города России.

Молдова: В Молдавии продолжают ждать выгодных контрактов в энергетике

Останется ли Молдавская ГРЭС среди поставщиков?

Приднестровье: В Приднестровье провозгласили консолидацию

Свой ОНФ появится и в Тирасполе.

Россия: Южная Осетия напишет сценарий для Приднестровья?

Признанная РФ республика может присоединиться к ней.

Молдова: ГУАМ вместо СНГ - выбор правительства Молдавии

Куда поедет Павел Филип?

© Аналитический Центр «DNIESTER», 2017.
© РИА «Днестр», 2009-2016.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Email: dniester.post@gmail.com
Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2016.
Архив РИА «Днестр» за 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2016.