Выборы в Приднестровье. Реальность и политтехнологии

top_stariki.jpg

Роман Коноплев, владелец DNIESTER:

В нынешней избирательной кампании в Приднестровье, идущей достаточно вяло, словно из под палки, прорисовываются контуры будущего ПМР. Но, вначале о вялости кампании… Несмотря на всю кажущуюся ожесточенность и волю к победе двух ключевых сил, и их опору на соответствующие группы поддержки в Москве, обе стороны ведут себя весьма сдержанно по теме будущего Приднестровья. И это не случайно, это общая динамика трансформации сознания людей. Общей усталости. Нет бравых лозунгов о независимости, форпосте, и так далее. Или почти нет. Они редки. Никто не машет независимостью как флагом, не бравирует. Несмотря на материалы официоза в СМИ, где Шевчук подаётся публике как «наиболее пророссийский» - материалы эти, как и большинство Интернет-материалов, рассчитаны на глаз российского чиновника, который следит даже не за Шевчуком, а за курирующим его деятельность формально Рогозиным. Шевчуку важно не компрометировать Рогозина своими поступками и словами. Потому что за ним следят, и следят очень внимательно. Поэтому многое кардинально изменилось от кампании предыдущей. В 2011 году Шевчук хотел выглядеть прогрессивным, модным и потенциально договороспособным с Кишиневом, что он потом и демонстрировал на совместных фото с ныне сидящим Филатом. Сейчас у Шевчука другая линия - его политтехнологи критикуют Красносельского и команду спикера как раз за то, что Шевчук продвигал сам в 2011. За потенциальную договороспособность, за возможное вхождение в состав Молдовы. В этом есть определенный курьёз.

Есть внутреннее настроение жителей Приднестровья. Ожесточенность в адрес Молдовы у населения давно ушла. Это показали выборы в 2011, когда выбрали Шевчука, а не бронзового патриота Игоря Смирнова, который кланялся России. Шевчук тогда вообще не имел никаких признаков связи с РФ – наоборот, влиятельные люди из РФ его клеймили, как отвязанного врага.

Эта важная перемена, произошедшая тогда, в 2011, укрепилась и сегодня. В Приднестровье всё сложнее, практически невозможно жить, не имея молдавских документов. И естесственным образом ПМР превращается в место жительства граждан Молдовы и имеющих ВНЖ Молдовы. Конечно, пенсионеры без всего этого могут обойтись, и их много. Но вся молодежь, бизнес – уже документированы, и их не волнуют лозунги и идеи суверенитета. Где-то на публике, в телесюжетах, на камеру, на трибуне они могут об этом разглагольствовать, но в кулуарах, без микрофона скажут противоположное – то, что уже устали от неопределенности. Что нужно как-то договариваться и как-то дальше жить. Вне привязки к конкретным политикам любых стран, и той же Молдовы. Просто есть такая тенденция, и с каждым годом она всё отчетливей.

На этих выборах, да и вообще в политической жизни ПМР уже не работает клеймо «агент Молдовы». Это клеймо лепили Шевчуку в 2011 году – наоборот, это добавило ему симпатизантов. Вся наиболее хитрая, как они считали, продуманная, коммерциализированная часть приднестровского населения, голосовала за него, как за человека, который наконец объединит их с Молдовой. Ну, они просчитались, конечно. Шевчук не для этого шел к власти, теперь всем это понятно. Как понятно, с какими целями он рассчитывает остаться у власти и теперь. Для него это не просто вопрос накопления сбережений, ведь ему никто не гарантирует неприкосновенность от закона и финансовых органов. Даже Рогозин Дмитрий ему её не прогарантирует. Хоть и висят какие-то баннеры в Тирасполе с двумя физиономиями. Я хорошо знаком с традициями русского чиновничества – уволят тебя с высокой должности – на следующий день все о тебе забудут. И старые сановные друзья даже в баню не позовут. И трубку не возьмут, а возьмут – скажут «ну, позвони на следующей неделе»…

У Красносельского вялая кампания по похожим отчасти причинам – но чем громче в СМИ Шевчук-ТВ о нём говорят как о возможном интеграторе Молдовы, тем лучше для Красносельского, если говорить о возможных сторонниках. Отморозки никому не нравятся, а с «фирмой» за спиной, понятно, договариваться с Молдовой можно с более твердых позиций, нежели стоя за спиной у жены, выступающей в роли спичрайтера, политтехнолога и прочая-прочая-прочая. Понятно, что в данной кампании кто-то защищает свой семейный и семенной фонд, а у кого-то есть ответственность как минимум за несколько десятков тысяч своих сотрудников.

К сожалению, невозможно ждать улучшения экономического климата в Приднестровье. Его и не будет, пока будет неопределенный статус. Одно с другим намертво связано. И все разговоры о поставках чего бы то ни было в Россию – это разговоры ни о чём. Куда-то запропастились эксперты РИСИ, нахваливавшие свою собственную сделку с партией горошка. Смешно и печально одновременно вспоминать эти наивные истории.

Невозможно ждать перемен и в сфере обеспечения прав человека в тех же тюрьмах ПМР после выборов, само по себе всё не изменится. Ситуацию можно поправить лишь в контексте реальности соседних пространств, а там особо достижений не видать. Пока все прогнозы пессимистичны. У Приднестровья был большой задел в плане промышленности – всё это было израсходовано ради блага для избранных, и ради коррупционных траншей, чемоданов московским покровителям. Просто истерзали заводы и технику ради прибылей, от которых ничего не досталось ни будущим поколениям, ни нынешним. Поэтому новым властям, а я таки надеюсь, что в Тирасполе к власти придут новые люди, придется всё начинать в какой-то степени с нуля. При отсутствии необходимых трудовых ресурсов, когда тоже много-чего нового не создашь.

Однозначно для меня лишь то, что последние пять лет у власти в Приднестровье находились случайные люди, которые неплохо заработали, и хотят ещё. Что ПМР зачахла, как проект, как некий организм. Что соки выжаты почти досуха.

Менеджеры «Шерифа» не боги, плоды их ошибок все видят. Шевчук – тоже плод их злополучной ошибки. Исполнительной власти у них, у этих менеджеров, никогда не было. То, что есть сегодня, населению не нравится. Шевчук им не нравится, и Штански его жена не нравится тем более, и её брат Николай. Не нравится и Кузьмичев, и Маракуца. В честной борьбе на этих выборах им ничего не светит. Такова реальность. И политтехнологические приемы на сегодняшнем этапе уже не очень-то и важны. Так что вялость кампании кандидатов отчасти объяснима. Как и подозрение, что кто-то хочет остаться у власти, нарушив спокойное течение событий. И ситуация в конечном итоге может разрешиться не в ходе выборов, а как-то иначе. Потому что политтехнологии в сегодняшнем случае – что мёртвому припарки.


Дата публикации: Ср 19 Окт 2016

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.