Роман Коноплев: Приднестровье в сфере интересов Москвы, Кишинева и Киева

top_pmr_parlament2.jpg

Роман Коноплев, владелец DNIESTER:

Приднестровье, как в общем-то, и большинство других мест постсоветского пространства, - территория упущенных возможностей и нереализованных шансов. Отчасти причиной тому является пассивность и наивность населения. Отчасти – апатия оставшихся немногих, в то время как активная часть предпочитает передвигаться и зарабатывать деньги, не заботясь о политических правах, мыслях относительно моделей развития общества, и тому подобного. Но как отдельно взятый проект Приднестровье продолжает некое движение, исходя из суммы факторов. Задан и вектор этого движения, и он, безусловно, задаётся не без участия Москвы. Хотя это участие является пассивным. Как бы ни любили утверждать обратное аналитики и политики Кишинева и Киева.

Хотите пример? Пожалуйста.

В Приднестровье, на мой субъективный, разумеется, взгляд, в политическом и управленческом пространстве за весь период истории де-факто независимости присутствовал единственный приличный человек. Речь идет об экс-министре госбезопасности Антюфееве. Специально не даю иных оценок относительно его профессионализма в разных сферах. Но человеком Антюфеев был (надеюсь, он в добром здравии) и остается приличным. Опыт жизни в Прибалтике, работа в спецслужбах, и прочее, прочее, прочее. Всё это уже вне рамок приднестровской нынешней действительности, мелкое рыбницкое махровое жлобьё его выкинуло из ПМР, в общем, как говорится, спасибо, что не убили, не взорвали насмерть, хотя и пытались. Антюфеев уже больше символ, чем данность, говорить о нём сегодня в политической плоскости ПМР, примерно то же, что говорить о маршале Жукове, например. Смысла особо нет. Но сам факт весьма показателен – в Приднестровье об Антюфееве стараются не вспоминать.

Хотя сегодня, например, приднестровская политическая публика при желании вполне могла бы предожить на пост будущего президента ПМР Антюфеева. Провести через парламент снятие ценза оседлости, и заочно его избрать президентом, как избирали в своё время диверсанта и румынского националиста, лидера Народного Фронта Молдовы в Тирасполе Илие Илашку в парламент Румынии, когда он голосовал малявами из приднестровской тюрьмы.

В новом статусе, в роли президента ПМР Антюфеева пропустила бы Молдова, пропускает же Рогозина, хоть он и под санкциями. И у Приднестровья бы появился президент Владимир Антюфеев, уже в текущем году.

Кандидатура, предложенная фирмой, в лице Вадима Красносельского, - спокойная, взвешенная, технически нейтральная. Но чего греха таить, не легенда, не орёл, формальная фигура, такой президент европейского типа в парламентской республике. Но, надо понимать, разумеется, это лучше, чем рыбницкое бандитское жлобьё. На порядок лучше. Так что если Красносельский по каким-либо причинам в итоге не дойдет до выборов, фирма может предложить кого угодно, хоть футболиста из какого-нибудь Сенегала. Если фирма его будет уверенно держать за нитки – это лучше чем всем известный упырь, на совести которого политзаключенные, финансовый коллапс и развал всего и всея.

Но речь не только об этом. Надо понимать логику Москвы в отношении приднестровского проекта. Логику, по которой не были реализованы многие шансы. Логика Кремля однозначно направлена на объединение в каком-нибудь будущем Приднестровья и Молдовы.

Почему так?

Пример тому простой. Тот же Антюфеев мог сработать совершенно иначе, мог бы в 2011 году устроить военный переворот. Элементарно. В свете того, что жители Приднестровья имеют у себя в холодильнике и кошельке сегодня, они вправе вырвать себе все волосы с вопросами, почему они не попросили у Антюфеева немножечко военного переворота. Убрать упыря, в свете известных господину Антюфееву обстоятельств, придать делу немного законности, думаю труда бы не составило.

Антюфеев имел достаточно аргументов для такого рода действий. И определенное время, до событий на известном всем Донбассе, мне, например, казалось, что не хватило, ну не хватило у него, например личной храбрости в 2011, у него и у горстки его подчиненных, того же Андрея Пинчука, чтобы собрать команду и организовать путч. Не позволить Приднестровью свалиться в бездну. А они дружно сдрейфили. В итоге – развал экономики, полное разграбление, упырь и его «евразийский друг» накапливают сбережения на далёких оффшорных счетах, чтобы доживать припеваючи свой остаток дней где-нибудь в Германии.

Так вот. Антюфеев, как выяснилось в итоге по мотивам его деятельности на Донбассе, не занимался самодеятельностью. Он делал только то, на что получал указания из Москвы. А в рамках этих приказов приказа о перевороте в ПМР в 2011 году не было. То есть, Москва фактически не применив имевшихся в наличие жесткой силы, проявила таким образом свою уступку приднестровскому народу, который предпочёл упыря.

За глупость пришлось заплатить. Не правда ли, дорогие приднестровцы.

Не исключено в свете этих обстоятельств, что в Москве Антюфеева, озвучившего свои претензии к упырю публично, элементарно предали. Тем самым Кремль продемонстрировал своим молдавским партнёрам динамику – мы убираем «одиозные фигуры», «символы сепаратизма», оставляем «белых и пушистых», всех тех, кого вы любите. «Тем более, что их зачем-то полюбил и народ Приднестровья» - продумал про себя Кремль.

Народ Приднестровья в 2011 году возжелал не просто упыря, он повёлся на его прогрессивный имидж, на фоне которого остальные выглядели ретроградами, чем-то вроде Брежнева. Кремль умышленно не позволил разбить, разделить электорат упыря, хотя можно было бы наплодить таких «молодых и прогрессивных» с чубчиками ещё десятка два. Может быть по глупости и равнодушию «ответственных лиц» – не знаю, чем они руководствовались. В Москве часто решения принимаются не из патриотических эмоций, а, например, из потенциально коррупционной полезности для отдельно взятого чиновника низшего звена. А это как раз тот уровень, на котором Приднестровье ещё кого-то интересует.

Потом случилось всё то, что случилось. В действиях Кремля тоже была определенная логика. Если бы Антюфеев поднял путч, его поддержали бы тысячи. Но упыря возжелали себе десятки и сотни тысяч.

Это тот самый момент, о который спотыкаются «демократические ценности». Тот самый, из-за которого в США существует система выборщиков, не позволяющая дебилам выбрать себе в президенты какого-нибудь маньяка или Сёко Асахару. В обществах, где настроения людей не модерируются мощными организациями вроде религиозных и политических, всегда есть вероятность, что на выборах победит миленький маньяк с чубчиком, в результате придется обществу бежать куда глаза глядят, потому что отмороженный маньяк не слушает приказов ни из Москвы, ни из Вашингтона. Им движет лишь его собственная параноидальная логика и стремление заработать.

Люди не равны. И большинство людей, разумеется, на трезвую голову, проблему неравенства людей признают, и её не оспаривают. Равенство – это иллюзия, навязываемая зачастую революциями, когда это бывает нужно, ситуативно. Например, когда в России в 1917 году матросы начинали командовать офицерами, и завязывая в мешок, бросать их в воду. Полно и более близких примеров.

Какие же сегодня сигналы подаёт Кремль? Это, пожалуй, сигналы невмешательства. Приднестровское общество автономизировалось от Москвы, от России. И ему бесполезно давать советы. «Понравилось жить так как живётся сегодня? Живите далее.» Это главная, пожалуй, подлинная суть сигналов оттуда.

Какие сигналы подаёт Кишинев? Молдову устраивает нынешнее положение вещей. Молдова – страна, которой руководят бизнес-структуры, политики находятся в ней на положении исполнителей. Кого-то это может не устраивать, звучит критика из Брюсселя и Москвы, но это какая-то стабильная конструкция. Бывает и хуже.

В Молдове просто смотрят и ждут, пока ПМР изживёт сама себя, пока, наконец, элита в Тирасполе не израсходует интерес. Все ж понимают, что там люди у власти и борются за власть не ради идеи ПМР или какого-нибудь «единства с Россией». Элита там движима желанием заработать, и пока зарабатываются деньги, проект ПМР имеет для них некую ценность. Как только зарабатывать деньги будет невозможно – на этом и всё. Потому что другой идеологической мотивации у них нет, мало ли что они населению рассказывают по ТВ.

Интересы элит Тирасполя понимают и в Киеве. И там свое видение отношений с Молдовой. При всей видимой дружбе и парнерстве ради борьбы с Россией, Приднестровье остается лакомым пирогом и для украинских элит. И не случайно введённое Украиной эмбарго на вывоз металлолома за пределы страны было быстренько отменено президентом Петром Порошенко, поскольку под ударом оказались упырь и его «евразийский друг». Это определенным образом нарушает баланс интересов в Приднестровье. Поэтому Украина блокирует Приднестровье, но понемножечку, с учетом своего влияния в ПМР. Блокирует «когда надо» - и отменяет по усмотрению.

Что же до политического класса Приднестровья, почему, например, ни политикам, ни бизнесменам, не пришло в голову предложить на пост президента Приднестровья господина Антюфеева, коль уж они так патриотично настроены? Да просто каждый из тамошних политиков, не важно будь то Василатий, Сафонов или какой-нибудь Дирун, все воспринимают нынешнюю ситуацию как личный шанс для себя. Да и бизнесу, наверное, тоже не очень приятно иметь у себя над головой Антюфеева. Им нужен кто-то, кого можно будет подвешивать на нитки. Ещё раз напомню, это всё равно на порядок лучше чем рыбницкие бандитские упыри. Но всё не то… Не то…

Но что переживать, Приднестровье уже давно не Форпост, так что меньше демагогии – больше оценки реальности.

С победой кандидата фирмы на выборах зимой Приднестровье имеет шанс превратиться из региона криминализованных упырей в регион конструктивных и благоразумных бизнесменов. Подобное, возможно, уживется с подобным. В Приднестровье – фирма, в Молдове – Плахотнюк. Некий каркас будущей стабильности. Попытки оформить некую новую реальность. Быть может, такая схема устроит в конце концов и Кремль, и Брюссель, и даже Вашингтон. Всё же это лучше, чем регион бедствия и непрерывных плохих новостей.

Возможно, в этом и состоит подлинная логика Москвы и задаваемый ею вектор в отношении Приднестровья. «Очень мягкая сила…»

Посмотрим, насколько ожидания Москвы в итоге оправдаются… Утрата Приднестровья для Москвы, причём утрата добровольная – факт уже далёкого прошлого, 2011 год лишь подвел окончательную черту, когда местечковые элиты автономизировались уже до конца. Так что аргументы российских националистов из серии про то, что лучше - «позор или война», не вполне подходят для данного примера. Приднестровье было сформировано во времена распада СССР, в условиях хаоса в тогдашнем советском руководстве. ПМР – не детище России, это продукт распада СССР. И в сегодняшних условиях Россия заинтересована лишь в том, что констатирует её руководство – чтоб там, в Приднестровье, люди жили, а не разбегались, и имелись определенные права и свободы. На этом всё. Дальше пускай выбирают себе, кого хотят.


Дата публикации: Сб 16 Июл 2016

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.