Власти Молдавии давно знали о нарушениях в банковской сфере

Кража миллиарда - следы старого мониторинга.

В 2013 году по запросу Генпрокуратуры была создана секретная рабочая группа, призванная мониторить ситуацию на банковском рынке и особенно в Banca de Economii (BEM). В нее входили сотрудники ряда ведомств, включая Нацбанк и Наццентр по борьбе с коррупцией (НЦБК). Собранные материалы, как утверждает один из бывших членов группы, направлялись руководству страны. Из них следует, что власти заранее знали о взрывоопасной ситуации на банковском рынке, а также о том, что доля государства в BEM была выкуплена за счет денег самого банка, - пишет jurnal.md.

Молдавские власти располагали информацией о нарушениях на банковском рынке и о выдаче «плохих» кредитов Banca de Economii еще в 2013 году. Данные собирала засекреченная рабочая группа, в рамках которой сотрудничали эксперты целого ряда госструктур. Это следует из материалов, которые порталу News Maker передал лидер «Нашей партии» Ренато Усатый.

В полученных материалах говорится, что 12 августа 2013 года распоряжением премьера Юрия Лянкэ по запросу Генпрокуратуры № 202S от 8 августа 2103 года была создана рабочая группа. Литера «S» означает «секретно».

В группу входили эксперты Нацбанка, НЦБК, Службы информации и безопасности (СИБ), Нацкомиссии по финансовому рынку (НКФР), минэкономики, МВД, минфина и минюста. Цель создания группы описывается так: «Основной задачей рабочей группы был мониторинг соблюдения законодательства в процессе управления государственным имуществом в BEM, являющимся главным системным банком банковской отрасли в Молдове, где обслуживались более 2 млн банковских счетов физических и юридических лиц».

Юрий Лянкэ о создании рабочей группы не помнит. «Не могу вам подтвердить либо опровергнуть то, что 12 августа создавал группу. Просто не помню. Помню, что была создана комиссия, которая приняла решение по уменьшению капитала государства в BEM. О каких-то больших проблемах до декабря 2013 года, не помню. У меня в памяти засела дата – декабрь 2013 года, когда президент Нацбанка сказал, что плохи дела в BEM», - сказал Лянкэ.

На вопрос NM, знал он о проблемах банка в 2013 году, Лянкэ ответил, что его предшественник на посту премьера лидер Либерально-демократической партии Владимир Филат при передаче дел сказал, что в ряде банков, особенно в BEM, «дела очень плохи».

«Было выдано много токсичных кредитов, ликвидность была на очень низком уровне. Было ведь решение парламента, в котором рекомендованы три сценария выхода из этого положения, была до этого и попытка выделить 200 млн леев, заблокированная в парламентской комиссии по экономике, бюджету и финансам. Уже тогда было ясно, что дела там плохи. Но вплотную я занялся этой проблемой в декабре 2013 года», - сказал Юрий Лянкэ NM.

То, что рабочая группа действительно создавалась секретным распоряжением Генеральной прокуратуры, NM подтвердил ее бывший руководитель – начальник отдела финансово-экономических расследований Генпрокуратуры Александр Никита. Поскольку ее работа была засекречена, Никита отказался раскрывать какие-либо детали деятельности экспертов и говорить о характере информации, собранной этой группой.

Из материалов следует, что в Нацбанке и в Наццентре по борьбе с коррупцией знали о выводе капитала из ряда банков страны еще в ноябре 2013 года.

Впрочем, руководители этих ведомств этого и не отрицали. «Мы знали изначально об этих данных (представленных позже в отчете Kroll), и даже больше. Но у нас была проблема в сообщении информации», - говорил в мае 2015 году на парламентских слушаниях глава НЦБК Виорел Кетрару.

В 2013 году о проблемах в BEM в парламенте говорил и тогдашний президент НБМ Дорин Дрэгуцану. Тогда он сказал о том, что BEM рискует лишиться лицензии из-за проблем с капитализацией, поэтому государству необходимо принять срочные меры для поддержки банка. На тот момент совокупный нормативный капитал банке снизился до 129 млн леев при необходимом минимуме 200 млн леев. Президент НБМ отмечал, что проблемы BEM обусловлены безответственным менеджментом и выдачей плохих кредитов.

Бывший министр экономики Стефан Брид также говорил, что проблемы BEM были известны задолго до «кражи века». По его данным, уже в 2012 году это было известно, и этот факт подтвердила и аудиторская компания Grant Thornton.

В одном из отчетов бывший сотрудник госорганов описывает схему осуществления дополнительной эмиссии акций BEM, которую он установил, получив доступ к документам, связанным с эмиссией. Тогда, напомним, доля государства в BEM уменьшилась с 56% до 33%.

Уступку доли государства власти и банк тогда аргументировали тем, что новый инвестор обязался инвестировать в банк 1 млрд леев, из которых 80 млн леев – дополнительная эмиссия, 600 млн – кредит и 300 млн – в виде выкупа проблемных кредитов.

«Все началось с закрытой дополнительной эмиссии акций банка на 80,5 млн леев, которая была осуществлена в августе 2013 года. Решение об этом было принято после ответов Нацбанка, минфина, которые отметили сложную ситуацию и невозможность государства вмешаться финансово с целью увеличения уставного капитала из собственных источников. Представители государства в админсовете BEM проголосовали за предложение по допэмиссии акций без участия государства, но с сохранением блокирующего пакета, изначально зная о подозрительном характере этой транзакции», - говорится в материалах.

В документах говорится, что подписчиками на дополнительный выпуск акций стали компании, связанные с бизнесменом Иланом Шором. Это молдавские компании Sisteme Informaţionale Integrat (55,7 млн леев), Klassica Asigurări (2,2 млн леев), Calteco-Prim (3,7 млн леев), Vladex Grup (3,8 млн леев), британские Tintel Project LTD (3 млн леев), Carmondean Development Limited (4 млн леев), Wall Trend Limited (3,5 млн леев), а также российская Garant Group (3,7 млн леев). Среди подписчиков эмиссии были также физические лица и работники BEM (всего на 900 тыс. леев).

«Проверив сведения и документы по данному выпуску акций, я установил, что покупки этого пакета акций группой с сомнительными интересами на самом деле не было, поскольку с помощью сложных схем они были также оплачены активами Banca de Economii», - говорится в одном из отчетов бывшего госслужащего.

Спустя два месяца после допэмиссии BEM совместно с Banca Socială и Unibank стали активно осуществлять межбанковские размещения, которые на 1 ноября 2013 года уже составили 3,9 млрд.

«Unibank разместил 98,9% капитала, Banca de Economii – 95,3% и Banca Socială – 84% в России. В ходе надзора за деятельностью ВЕМ было установлено, что указанные банки переводили в последний день каждого месяца средства, размещенные на счетах «nostro» и «до востребования» (может быть изъят по первому требованию) в Unibank, Banca Socială, Comerţbank, «Газпромбанк», «Алеф-банк», «Метробанк», на счета overnight (краткосрочный депозит, фактически средства размещаются на одну ночь.

Из них следует, что в 2013 году все госорганы были проинформированы о том, что 68% финансово-банковской системы контролировались «некоторыми кругами под покровительством влиятельных лиц в правительстве». «Под контролем были, как системные банки, такие как Moldova Agroindbank, Victoriabank, Moldindconbank, Banca de Economii, так и небольшие банки вроде Unibank, Banca Socială и Comertbank», - говорит собеседник NM.

«Вывод средств осуществлялся с помощью различных финансовых инструментов. Анализ кредитов банковского сектора показал, что несколько компаний, работающих в сговоре, получили существенные суммы денег в качестве кредитов. Речь идет о двух группах компаний – бизнесменов Илана Шора и Вячеслава Платона», - говорится в документах.

Группа компаний Илана Шора, как утверждается в материалах, состояла из 140 обществ, зарегистрированных на связанных с предпринимателем лиц или на футболистов принадлежащего ему футбольного клуба «Милсами». На 1 ноября 2013 года, то есть через два месяца после того, как доля государства в BEM уменьшилась, «группа Шора» получила в BEM кредиты на 3 млрд леев. Обеспечение по кредитам, отмечает источник NM, было подозрительным – право поручительства, цессия, долговые инструменты, акции других банков, банковские депозиты и т.д.

«Группа Платона», согласно цитируемым материалам, состояла из 26 компаний, которые получили кредиты на 1,2 млрд леев, а обеспечены они были такими же сомнительными инструментами.

«Выдача этих кредитов не только производилась с нарушениями и сопровождалась ложной отчетностью, но и противоречила регламентам Нацбанка, что привело к неправильной отчетности и расчету совокупного нормативного капитала и идентификации лиц, аффилированных банку», - утверждает автор отчетов. В пример он приводит Unibank, где объем необеспеченных кредитов или обеспеченных только поручительством либо цессией, составлял примерно 50% от кредитного портфеля банка.

Согласно материалам, обо всех указанных нарушениях в феврале 2014 года были проинформированы президент Николай Тимофти, премьер Юрий Лянкэ, секретарь Высшего совета безопасности Алексей Барбанягрэ, спикер Игорь Корман, глава парламентской комиссии по нацбезопасности Ион Бутмалай, генпрокурор Корнелиу Гурин и глава рабочей группы Александр Никита.

В ситуации, когда о нарушениях и сомнительных операциях на финансовом рынке знали все госструктуры, уполномоченные принимать решения, главным остается вопрос: почему государство ничего не предприняло, чтобы вовремя пресечь незаконные действия?


Дата публикации: Втр 14 Июн 2016

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.