О политической нации молдаван

Алексей Тулбуре, магистр истории, Кишинев, 1999:

Все чаще из уст различных людей, в том числе политических лидеров у нас в стране, в бывших советских республиках (в основном в странах СНГ) мы слышим о необходимости построения политической нации. Правда, иногда концепция “политической нации” понимается по-разному. Например в Украине мне приходилось слышать о создании днепропетровской политической нации. В этом случае смешивалась проблема узурпации политической власти в Украине выходцами из Днепропетровска (так называемый “днепропетровский клан”) с проблемой национального строительства, создания единой нации в Украине. Приходилось сталкиваться и с попытками обоснования существования петербургской политической нации - это явление, вероятно, следствие непрекращающегося соперничества между двумя столицами России, стремления к культурному, интеллектуальному и прочему лидерству Петербурга. Конечно, эти рефлексии отдельных людей не имеют ничего общего с идеей “политической нации”.

Эта концепция, являясь несомненно понятием абстрактым, тем не менее, при практической ее реализации становится одним из эффективнейших адаптационных механизмов, механизмов социальной интеграции. Это верно, как верно и то, что в свое время этнократии или империи также являлись механизмами адаптации общества к изменяющемся миру. Нет необходимости останавливаться на механизме процесса смены интегративного принципа от этнократии к империи и к нации, в том числе политической, ясно, однако, что это происходит тогда, когда адаптационные возможности прежнего принципа оказываются исчерпанными, либо очевидно недостаточными.

Признавая определенную условность этих концептов, дадим их краткую характеристику: империи базируются на универсальном, надэтническом принципе “подданства”. Грубо говоря, проблемой в империи является не то на каком ты языке говоришь или какие песни поешь, а как исправно ты платишь подати. Этнократия - интегративная форма, основанная на принципе “крови”, этнического родства, непременным атрибутом которой является ксенофобия или по меньшей мере этническая сегрегация. Для протагонистов этого похода уже важно на каком языке ты говоришь и как хорошо говоришь на нем. В политическом, академическом и бытовом лексиконе превалируют синтагмы типа “коренное население”, “пришельцы”, “континуитет”, “историческая несправедливость”, “исконные права” и т.п. Интенсивно и целенаправленно ведутся поиски “своей национальной обезьяны”, первой слезшей с древа, в последствии ставшим генеалогическим. Элементы этнократии мы можем наблюдать в Республике Молдова и сегодня. Последствия политической актуализации этноцентристских принципов известны - это сегментация общества по неким внешним признакам, ксенофобия и социальное исключение.

Концепция гражданской политической нации совершенно несхожа, несовместима с концепцией этнократий или наций, основанных на принципе расовой, религиозной, языковой или этнической общности. Политическая нация абсолютно не терпит какой-либо дискриминации. Государство - “политическая нация” не знает зоологических классификаций. Оно имеет дело лишь с людьми, с гражданами. Политическая нация - это явление государственно-правового, а не культурно-исторического порядка. И в этом смысле для граждан Республики Молдова, согласно этого подхода членов единой политической нации, движением к общенациональной идее, к укреплению социального единства, к интеграции стало бы, в качестве первого шага, неукоснительное признание и соблюдение Конституции страны. Статья 1 Конституции гласит: “Республика Молдова - демократическое правовое государство, в котором достоинство человека, его права и свободы, свободное развитие человеческой личности, справедливость и политический плюрализм являются высшими ценностями и гарантируются”. Кто не подпишется под этими словами? Я гражданин Молдовы - вот единственный признак принадлежности к молдавской политической нации.

Настаивая на таком понимании современной нации, не надо впадать в абсолютный культурный и исторический нигилизм, которым грешат некоторые радикальные интеграционистские движения. Приведу один из примеров такого нигилизма, выраженного одним из сторонников европейской интеграции: “Для нас для европейцев, разделенных на крупные племена, убаюкиваемые приукрашенными мифами - французов, немцев, русских, англичан - и на микроплемена, ведомых примитивными вымыслами - хорватов, молдаван, словаков, басков - настало время сменить кожу. Перед Европой, как перед медицинской комиссией при призыве в армию, нам нужно предстать совершенно голыми, оставив на вешалке ножи и павлиньи перья. И согласиться стать одной великой нацией, ... объединенной политической необходимостью.”

Мы не можем, да и не должны снимать “павлиньи перья”, украшающие нашу память, т. е. игнорировать наше историческое и культурное наследие, но мы можем и должны, если хотим нормально жить в современном мире, переключить свое внимание с прошлого на настоящее и на будущее. Мы должны объединиться вокруг идеи общей “политической необходимости”. Мы должны признать, что несть”автохтона и пришельца”, а есть граждане Республики Молдова, объединенные идеей общего блага, пользы и целесообразности того общего и не случайного, что называется нацией.

Эта мысль не столь нова. Еще в 19 веке ее прекрасно выразил Ренан. Что в последствие было названо Хосе Ортегой-и-Гассетом “формулой Ренана”: “Общая слава в прошлом и общая воля в настоящем; воспоминание о совершенных великих делах и готовность к дальнейшим - вот существенные условия для создания нации... Позади наследие славы и раскаяния. Впереди - общая программа действий...Жизнь нации - это ежедневный плебисцит”.

Когда в 40-50 годах нашего столетия Леопольд Седар Сенгор, уроженец Сенегала, католик, философ и поэт, получивший блестящее образование во Франции и принятый в самых элитных интеллектуальных французских кругах, вдруг ощутил себя африканцем и развернул движение за побуждение национального самосознания Черной Африки, то главным для него была та же идея. “Нация - говорил Сенгор - это не родина, она не включает в себя естественные условия. Она не есть проявление среды, она есть воля к созданию, а чаще преобразованию. ... То, что формулирует нацию - это объединенная воля к совместной жизни.”

Хочу еще раз подчеркнуть - ни язык, ни быт, ни фольклор, ни история, ни любой другой внешний или иной признак или их сочетание не являются достаточными и необходимыми интеграционными социальными факторами для современного общества. Этап консолидации через исключение пройден, объединение через интеграцию, через подчеркивание общего, а не различий - вот путь спасения. Концепция политической нации, базирующейся на общем гражданстве, объединяющая людей общей волей к совместной жизни, общей политической необходимостью, практической (на уровне отдельного индивида) целесообразностью соблюдения общих правовых норм, прагматизмом и рациональностью является тем адаптационным механизмом, который наиболее адекватен “духу времени”. В концепции политической нации нет места романтизму и мистицизму, они уступают место пользе и целесообразности.

Создание и консолидация политической нации должно стать одним из первейших приоритетов политики государства. Само собой разумеется, участие государства в этом процессе необходимое, но недостаточное условие для достижения желаемого результата. Сотрудничество властных структур с гражданским обществом, которому отводится важнейшая роль в формировании политической нации, - залог успеха. Таким образом перед нами стоит еще одна задача - формирование и укрепление гражданского общества.

Как видно из вышесказанного формирование политической нации - процесс комплексный, требующий огромных усилий со стороны государства и общества, требующий согласия и координации действий со стороны всех вовлеченных в него. Логичным было бы подробнее остановится на роли государственных институтов, интеллигенции, масс-медия, политических партий, неправительственных организаций в реализации такой интеграционной программы, но, будучи сегодня ограниченным во времени, предлагаю сделать эти вопросы темами других выступлений и публикаций.

Не преодолев этнократические рецидивы у нас в стране, мы не интегрируем наше общество, не сформируем то, что можно было бы назвать молдавской политической нацией. Вот один из примеров этноцентристкого, жесткого, нерационального подхода в решении важной проблемы изучения в Республике Молдова государственного языка. За 10 лет независимости в Молдове не удалось сделать каких-либо серьезных шагов в изучении молдавского языка теми, кто его не знает, а это в основном представители национальных меньшинств. Исследования и наблюдения говорят о том, что знание или незнание языка напрямую связывается этими людьми (и не без основания) с возможностью изменения своего социального статуса в рамках новой государственности., т. е. с возможностью свободно двигаться в социальной иерархии. Эти люди убеждены, что сегодня ни один другой фактор, кроме знания государственного языка, не влияет в решающей степени на возможность поменять свою позицию, свой социальный статус в “новой” системе ценностей. И тут ясно почему молдавский бизнес называют “русским”, ибо туда ушли те, кто не связывает (в силу отмеченных причин) свое будущее, свое благосостояние с перспективами сделать успешную карьеру в органах государственной власти, например. Они ушли в бизнес, где знать государственный язык пока не обязательно.

Чем жестче настаивается на необходимости изучения языка, тем меньше желающих его учить. Сегодня государству, политическому классу страны необходимо разрушить этот ценностный стереотип, разрушить зависимость возможности «пенетрации» социальной иерархии от знания государственного языка, снять напряжение в этом вопросе, обеспечить своего рода психологический комфорт для тех, кто самоисключает себя из процесса государственного и национального строительства. Уверен, сделай мы это, мы получим взрыв интереса к молдавскому языку, культуре, истории со стороны представителей национальных меньшинств. Вот вам один из примеров изменения подходов государственной политики в вопросе социальной интеграции. В этом направлении должны изменяться и политика государства, и усилия гражданского общества.

Что же касается перспектив создания и консолидации молдавской политической нации, то я тут не могу не быть оптимистом, ибо иной исход кроме позитивного не оставляет нам шанса на самостоятельное выживание.


Дата публикации: Пнд 22 Фев 2016

Молдова: Молдавия на рынках Европы. Истории успеха

Молдавия прорывается на новые рынки.

Европа: Для въезда в ЕС без виз нужно будет пройти предварительную регистрацию

Данная новость касается стран, чьим гражданам разрешено без виз путешествовать в ЕС.

Приднестровье: Автомобиль Игнатьева остановили на территории Молдавии

В ходе путешествия представитель Тирасполя лишился номерных знаков.

Приднестровье: В Приднестровье обновили руководство спецслужб

МГБ возглавил известный в Приднестровье офицер.

Молдова: Румыния и Молдавии - в стадии интеграции газового хозяйства

Газопровод как альтернатива российскому появится в Молдавии.

Молдова: В делегации ПАСЕ Молдавии - перемены

Состав делегации обновился.

joycasino сюда. | http://auto-rentgarant.com.ua/

© Аналитический Центр «DNIESTER», 2017.
© РИА «Днестр», 2009-2016.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Email: dniester.post@gmail.com
Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2016.
Архив РИА «Днестр» за 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2016.