Манекены в разделённой Молдове

top_manekeni11.jpg

Автор: Роман Коноплев.

В Молдавии обнародованы данные последнего социологического исследования относительно предпочтений граждан. Политический ландшафт находится накануне радикального обновления. Речь идёт, по сути, об оформившихся трёх политических полюсах, при этом пророссийские силы впервые за всю новейшую историю Молдавии выходят на доминирующие позиции.

Пророссийский полюс представлен следующим образом: «Наша Партия» с лидером Ренато Усатым может получить на парламентских выборах 16% голосов, ПСРМ с лидером Игорем Додоном– 10%. В совокупности это 26% голосов избирателей.

Проевропейский полюс представляют пока ещё не имеющая должного формата, уличная проевропейская Гражданская Платформа «DA» – 12%, Европейская народная партия с лидером, экс-премьером Юрием Лянкэ, – 7%. В качестве политического блока обе силы - это 19%.

Третьим полюсом можно назвать неоконсерваторов, в руках которых Молдова находится сегодня. В прессе, как правило, говорится о партиях, находящихся под контролем олигарха Влада Плахотнюка. По сути, это его политические представители. Демпартия с лидером Марианом Лупу – 6%, ПКРМ с лидером Владимиром Ворониным – 7%, в этом же блоке находится и ориентированная радикально на Румынию, Либеральная партия с лидером Михаем Гимпу. ЛП могла бы получить 5% голосов избирателей. В совокупности блок Плахотнюка набирает 18%.

Самое большое недоразумение нынешней молдавской политики – это склонность избирателей к самообману, дикость отдалённых районов, где нищие старики, не способные самостоятельно разбираться в политических персоналиях, окучиваются постмодернистскими группировками.

Ориентированные на советские ценности, на возврат в СССР, на стабильность и российские рынки, пенсионеры попадают в ловушку агитаторов ПКРМ – партии коммунистов Владимира Воронина. К настоящим коммунистам данная партия никакого отношения не имеет. ПКРМ не озабочена евразийством, не продвигает идеи вхождения Молдовы в Таможенный союз, как, вероятно, ошибочно до сих пор предполагает кто-то в России. Столь же ошибочно многие оценивают данную партию и в самой Молдавии. По большому счёту, это муляж в руках буржуазии, действующей в собственных интересах.

Похожую роль играет радикально прорумынская Либеральная партия, которую возглавляет Михай Гимпу. Несмотря на ореол стойкого борца с коммунистическими партиями, либералы сегодня идут в одной упряжке с компартией, дополняя собой структуру неоконсерваторов. Центральной фигурой неоконсерваторов является Влад Плахотнюк, влиятельный молдавский бизнесмен, чьи интересы расположены в разных регионах Европы, в том числе и в Румынии. Тем не менее, персона Плахотнюка для европейских политиков и чиновников является «красной тряпкой». Все несчастья нынешней Молдавии, её статус самой нищей страны Европы, её коррупцию и зависимость от олигархии прокуратуры и силовиков связывают с неформальным лидером неоконсерваторов – Плахотнюком. Нынешний политический класс Молдовы, по мнению официальных лиц ЕС, дискредитирует идею евроинтеграции. «Молдова без Плахотнюка около власти – только такая Молдова может быть подлинно проевропейской», - такова новая формула по итогам затянувшегося периода правления нескольких «Альянсов за евроинтеграцию». Альянсы позволили гражданам Молдовы получить безвизовый режим с ЕС, но страна стала более коррумпированной, нищей и зависимой от грантов, чем прежде. К тому же в числе плачевных итогов – утрата российских рынков сбыта для плодоовощной, консервной и винодельческой отраслей и массовая миграция в Россию и ЕС трудоспособной части населения. Из других неудач – отсутствие прогресса в урегулировании конфликта на Днестре. Кишинев и Тирасполь так и не находят общего языка, несмотря на многолетние программы «сближения», финансируемые на миллионы и десятки миллионов долларов и евро из карманов налогоплательщиков западных стран.

7% голосов избирателей, по недоразумению поддержавших шарлатанов пророссийской идеи – ПКРМ – могли бы значительно укрепить позиции социалистов Додона и «Нашей Партии» Усатого. Однако с учётом усиливающейся ностальгии крестьян по советским временам, у крупного бизнеса Молдавии всегда найдутся дополнительные средства, чтобы профинансировать партию коммунистов Воронина, даже если сам Воронин, человек далеко не бедный, на очередную избирательную кампанию не решится потратить ни копейки личных сбережений. Ему помогут.

Сохранение Компартии Молдовы в качестве парламентской выгодно сегодня тем, кто не желает укрепления позиций Додона и Усатого.

Коммунисты сегодня являются главной проблемой пророссийских партий – до сих пор пенсионеры говорят о Воронине в позитивных тонах, поскольку при нём начали выплачивать пенсии, чего не случалось в «лихие девяностые». Мало кто понимает, что возможности правительства Воронина возникли благодаря миллиардам, которые Молдова заработала на сотрудничестве с Россией. Воронину удалось перевернуть ситуацию так, что население кланялось ему в ноги, и кричало «слава Воронину», хотя логичнее было бы им, этим несчастным пенсионерам, кричать всё же «слава России».

Лукавство лидера молдавских коммунистов не прошло и мимо Приднестровья – именно во времена Воронина пророссийский анклав Молдова начала жесткими мерами втягивать в собственное экономическое поле, обязала экономических агентов регистрироваться в Молдове и вести внешэкономическую деятельность через «молдавские ворота». Несмотря на отсутствие значимых успехов в плоскости политической интеграции, сегодня экономически Приднестровье полностью интегрировано Молдовой. Никаких альтернативных вариантов для ведения бизнеса нет, разве только если это не продажа на рынке семечек из подсолнухов, выращенных на приусадебном участке.

Сумеют ли пророссийские партии нейтрализовать Воронина, от этого зависит расклад в будущем парламенте Молдовы вне зависимости от даты следующих выборов. Очевидно, сегодня ситуация для Додона и Усатого складывается позитивно, однако несмотря на публичный раскол некогда единого проевропейского Альянса на уличную оппозицию и неоконсерваторов, критикуемых из Европы, в решающий момент они могут действовать скоординированно.

Раздираемая разнополярными политическими группами Молдова вновь окажется перед очередным историческим выбором. Который, как обычно, не способен устроить разделённое надвое общество.

Возможно, спустя время, манекены неоконсерваторов – ПКРМ и ЛП окажутся за пределами парламента. Станет ли при этом Молдова более единой, либо Кишиневу придется следовать многовекторной стратегии, - от этого зависит будущее страны, сохранится ли суверенитет.

К сожалению, есть и непрогнозируемые сценарии. Для «крайнего случая» в Молдавии существуют прорумынские активисты, которые могут проложить акциями протеста дорогу румынской армии, как уже случалось сто лет назад, по итогам Октябрьской революции. Некогда входившая в состав Российской Империи, Бессарабия весьма быстро отошла к Румынии, марионеточный парламент утвердил «объединение», а спецслужбы в короткий срок физически уничтожили всех несогласных. Философский вопрос, что в подобном случае станет с Ворониным. Ведь сто лет назад сочувствующих идеям коммунизма уничтожали первыми… Теперь же придётся очень сильно стараться, доказывать, что ПКРМ всего лишь исполняла роль муляжа. И не известно, поверят ли на допросах. Быть может мы ещё увидим, как за Воронина будет заступаться перед румынской сигуранцей его многолетний публичный антагонист, патриот Румынии Михай Гимпу.


Дата публикации: Пт 11 Дек 2015

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.