Бургуджи: «20 лет АТО Гагаузия: прошлое, настоящее, будущее «Роль и место Гагаузской автономии в современной Молдове»

Доклад
на международной научно – практической конференции
«20 лет АТО Гагаузия: прошлое, настоящее, будущее «Роль и место Гагаузской автономии в современной Молдове»

Основные правовые противоречия в действующем законодательстве
Республики Молдова, препятствующие реализации в полном объёме закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года.

Уважаемые участники конференции!

Прежде чем приступить к теме основного доклада хочу отметить несколько моментов, которые, на мой взгляд, являются существенными.
- Во- первых, хочу обратить внимание всех на тот факт, что гагаузы не являются национальным меньшинством, как здесь пытаются трактовать некоторые участники конференции. Мы не национальное меньшинство. Мы- малочисленный гагаузский народ. При этом гагаузы являются в Молдове малочисленным, государство образующим народом. У гагаузов нигде в мире нет другого государства, чтобы мы являлись национальным меньшинством.
- Высшее руководство Республики Молдова и политическая элита Республики Молдова до сих пор не осознали, что на территории Республики Молдова уже 20-ть лет существует политическая автономия со всеми вытекающими от этого последствиями. Поэтому, Гагаузия не является обыкновенной административной единицей Республики Молдова. У неё совершенно другой статус и полномочия. И к ней нужно относиться совершенно по-другому, чем к остальным административным единицам страны.
- В соответствии с европейски законодательством, на примере автономий королевства Дании, учитывая, что Республика Молдова подписала Соглашение с Евросоюзом без учета мнения Гагаузии, то Гагаузия должна самостоятельно вести соответствующие переговоры с Брюсселем …

Уважаемые участники международной конференции!

За 20 лет существования АТО Гагаузия (Гагауз Ери) в составе Республики Молдова, так и не были устранены возникшие противоречия при реализации норм закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери) № 344-XIII от 23 декабря 1994 года, между указанным законом и остальным законодательством Республики Молдова.
Следует отметить тот факт, что специальный (особый) закон Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» при его принятии голосовался по специальной парламентской процедуре (формуле) депутатской поддержки в Парламенте Республики Молдова.
Однако, после его принятия и начала реализации, он не получил в действующем законодательстве Республики Молдова соответствующего выделения в отдельный вид, с классификацией его, как новый вид «специальных органических законов» страны.
Более того, в законодательстве Республики Молдова закон «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» был, по непонятным причинам, необоснованно объединён в общий классификационный вид законов, как один из «органических законов Республики Молдова».
Это, в свою очередь привело к тому, что указанный специальный закон Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» в классификации законодательства страны был фактически необоснованно приравнен ко всем другим органическим законам Республики Молдова.
Впоследствии это стало одной из основных причин неэффективного функционирования третьей (судебной) ветви государственной власти Республики Молдова, в части применения (реализации) норм указанного специального закона страны в судебной практике судебных органов Республики Молдова.
Так, судебные инстанции Республики Молдова, расположенные на территории АТО Гагаузия, в лице судебных инстанций мун.Комрат, городов Чадыр-Лунга и Вулканешты, во главе с Апелляционным судом Комрат,- очень редко применяют требования норм специального закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)», при рассмотрении тех или иных судебных споров по вопросам, отнесенным указанным законом к компетенции АТО Гагаузия (Гагауз Ери). Судьи, указанных судебных инстанций, не говоря уже о судебных инстанциях Республики Молдова, расположенных за пределами АТО Гагаузия, по сей день, фактически игнорируют нормы вышеуказанного закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года, разрешая возникающие противоречия, руководствуются принципом: «при противоречиях норм местных и центральных законов,- приоритет имеют нормы законов, принятых центральными органами власти.
Применение указанного принципа судьями судебных инстанции Республики Молдова при рассмотрении возникающих споров между центральными властями и властями АТО Гагаузии, а также выбор приоритета при применении законодательных актов, изданных этими органами власти, является в корне неверным и не законным, априори ущемляющим права и полномочия АТО Гагаузия.
Данный подход противоречит выводам и положениям Отчета Миссии ОБСЕ в Республике Молдова от №13 от 13 ноября 1993 года (первого специального Проекта ОБСЕ по особому статусу Приднестровья), ставшему в 1994 году базовым документом и для ведения переговоров между комиссиями Парламента Республики Молдова и Гагаузской Республики ( в нынешней интерпретации, - между центральной властью страны и представителей гагаузского региона) по определению правового статуса Гагаузии в составе Республики Молдова.
В последствии, выводы и положения указанного Отчета Миссии ОБСЕ в Республике Молдова №13 от 13 ноября 1993 года почти полностью легли в основу для выработки специальной комиссией и принятия Парламентом Республики Молдова закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери) №344-XIII от 23 декабря 1994 года.
Во втором критерии разграничения полномочий между Центром и Специальным регионом, изложенным в третьем абзаце Раздела I указанного Отчёта №13 Миссии ОБСЕ в Молдове от 13 ноября 1993 года отмечено:
«Специальный регион будет являться составной частью Республики Молдова, но должен пользоваться значительной самостоятельностью. Для распределения (в нашем случае - разграничении) власти между центральными органами власти и специальным (в нашем случае - особым) регионом - три критерия должны быть соблюдены:» …, (2) «принцип субсидиарности, в пользу региональной или местной юрисдикции, для которого ни за что не требуется (в нашем случае - ни за что не должно требоваться) центральное решение»; …».
Однако, указанный «принцип субсидиарности», являющийся с 1992 года одним из главных и фундаментальных принципов распределения полномочий в Европейском Союзе - до сих пор высшие органы власти и управления Республики Молдова не желают применять и реализовывать на практике в отношениях с АТО Гагаузия (Гагауз Ери). Хотя для решения межнационального конфликта, имевшего место с 1990 по июль 1995 года между Гагаузией и Республикой Молдова, в 1994 году согласились с указанным принципом, при принятии Закона «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери) №344-XIII от 23 декабря 1994 года.
Именно поэтому этот важнейший европейский принцип никак не применяется судебными инстанциями Республики Молдова, при принятии ими судебных решений, в случаях наличия противоречий в законоположениях между действующими законами страны, а именно: между Законом Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» №344-XIII от 23 декабря 1994 года и принятыми на её основе законами АТО Гагаузия, а также другими органическими законами Республики Молдова.
Вместо того чтобы применялись местные законы АТО Гагаузия, принятые в соответствии с её компетенцией и в соответствии с вышеуказанным важнейшим европейским принципом субсидиарности, для законного разрешения спорных случаев, возникающих в регуляторных противоречиях действующих законоположений законов Автономии и Центра страны, - продолжается применение, абсолютно противоречащее европейским принципам разграничения власти и компетенции между Центром страны и его автономным регионом: «при противоречиях между действующими законоположениями местных и центральных законов – судебными инстанциями страны применяются законоположения законов Центра страны», что практически сводит на нет права и полномочия АТО Гагаузия (Гагауз Ери).
Мало того, подобными же, абсолютно неприемлемыми для АТО Гагаузия и противоправными принципами, пытаются руководствоваться и другие органы власти и управления Республики Молдова в отношениях с органами власти и управления АТО Гагаузия, неправомерно и незаконно пытаясь урезать права и полномочия АТО Гагаузия (Гагауз Ери). А это в свою очередь, ведет к нагнетанию напряженности способной привести к возобновлению конфликта имевшего место в 1990-1994 годах с непредсказуемыми последствиями.
Кроме того, властями Республики Молдова, без согласования и учета мнения властей АТО Гагаузия на территории АТО Гагаузия (Гагауз Ери) была ликвидирована региональная судебная инстанция в судебной системе Республики Молдова - Трибунал Гагаузии.
Между тем, Трибунал Гагаузии, в судебной системе Республики Молдова, на территории АТО Гагаузия (Гагауз Ери) выполнял функции, не свойственные другим судебным инстанциям.
Так, Трибунал Гагаузии, наряду с основными судебными функциями по рассмотрению споров между субъектами права, в рамках действия юрисдикции Республики Молдова по объектам права, регулируемым центральным законодательством страны, обладал ещё и дополнительными судебными функциями,- рассмотрением споров между субъектами права в рамках действия региональной автономной юрисдикции Гагаузии (Гагауз Ери), по объектам права, регулируемым региональным законодательством Гагаузии, принятым в соответствии со своей компетенцией и полномочиями, делегированных АТО Гагаузия (Гагауз Ери) специальным Законом Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери) № 344-XIII от 23 декабря 1994 года.
Кроме указанных дополнительных судебных функций, Трибунал Гагаузии был наделён Уложением (Основным законом) Гагаузии (ст.ст.83-87) целым перечнем эксклюзивных специфических функций:
а) по толкованию законов АТО Гагаузия (Гагауз Ери) и разрешению споров между ветвями государственной власти АТО Гагаузия (Гагауз Ери);
б) быть последней судебной инстанцией по рассмотрению споров в рамках региональной юрисдикции АТО Гагаузия (Гагауз Ери) по действующему законодательству АТО Гагаузия.
Следует отметить тот факт, что соответствие Уложения (Основного закона) АТО Гагаузия (Гагауз Ери) законоположениям Конституции Республики Молдова проверила в 1998 году совместная комиссия, образованная из членов двух европейских авторитетных организаций Совета Европы:
Венецианской комиссии и Конгресса местных и региональных властей Европы, которые сделали по этому поводу совместное Заключение (Мнение) от 7 мая 1998 года [Opinion on the Legal Code of Gagauzia prepared by the Working Group of the Venice Commission and the Congress of Local and Regional Authorities of Europe: CDL(1998)041e-restr, Strasbourg, 7 May 1998]).
Неправомерное упразднение Центральными органами Республики Молдова Трибунала Гагаузии привело к фактической ликвидации третьей (судебной) ветви государственной власти АТО Гагаузия (Гагауз Ери).
В результате чего, региональная государственная власть АТО Гагаузия (Гагауз Ери) осталась только лишь с двумя ветвями власти: законодательной и исполнительной властью, но без третьей её необходимой составной части – судебной региональной государственной ветви власти, необходимость наличия, которого прямо записано в Уложении (Основном законе) Гагаузии.
Как уже отмечалось, в 1998 году, две вышеуказанные авторитетные международные организации: Венецианская комиссия и Конгресс местных и региональных властей Совета Европы официально признали Уложение Гагаузии - законно действующим Основным законом Гагаузии и никак не противоречащим Конституции страны, в рамках делегированных Гагаузии автономных прав и полномочий.
Указанное нарушение целостности и автономности региональной государственной власти АТО Гагаузия (Гагауз Ери) приводит к практической невозможности урегулирования цивилизованными и законными способами, объективно и субъективно возникающих противоречий между двумя оставшимися ветвями государственной власти автономии: законодательной и исполнительной власти АТО Гагаузия (Гагауз Ери). Нормальное и деловое сотрудничество и взаимодействие между законодательной и исполнительной ветвями государственной власти АТО Гагаузия (Гагауз Ери) возможно в будущем, лишь с восстановлением, ранее существовавшей третьей (судебной) ветви власти АТО Гагаузия (Гагауз Ери), в лице Трибунала Гагаузии, согласно требованиям норм Уложения (Основного закона) Гагаузии, которые приняты в соответствии с Конституцией и законом Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери).
Поскольку передав основные судебные функции Трибунала Гагаузии по рассмотрению споров между субъектами права, в рамках действия юрисдикции Республики Молдова, по объектам права, регулируемым центральным законодательством страны, в Апелляционную палату муниципия Комрат, то - дополнительные и специфические судебные функции Трибунала Гагаузии по рассмотрению споров, вытекающих из законодательства АТО Гагаузия (Гагауз Ери) не были переданы никакой другой судебной инстанции Республики Молдова.
Вместе с тем,- сам Трибунал Гагаузии, как судебная инстанция,- был упразднён, чем была нарушена целостность и автономность региональной государственной власти АТО Гагаузия (Гагауз Ери).
В этой связи следует отметить также и тот факт, что упразднение на территории АТО Гагаузия (Гагауз Ери) судебной инстанции Гагаузии - Трибунала Гагаузии, в нарушение закона, было осуществлено обычным органическим законом Республики Молдова «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты» №191 от 8 мая 2003 года, хотя для внесения изменений и дополнений в закон Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)», в отличие от остальных органических законов, требуется согласие и наличие не менее чем 3/5 голосов избранных депутатов Парламента Республики Молдова. Невозможно вносить изменения и дополнения в особый (специальный) закон, посредством принятия простых, обычных законов.
Кроме того, невозможность использования автономных прав и полномочий АТО Гагаузия (Гагауз Ери), которые были ей делегированы специальным законом Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» №344-XIII от 23 декабря 1994 года в самоуправлении, наступила с момента внесения в 1998 году новых требований в закон Республики Молдова «Кодекс о выборах» №1381-XIII от 21.11.1997 года.
Согласно данному закону на территории АТО Гагаузии (Гагауз Ери), была внедрена новая избирательная система по одному общенациональному избирательному округу по выборам депутатов в Парламент Республики Молдова, наряду с внедрением её на всех остальных территориях Республики Молдова, вместо повсеместно ранее применявшейся одномандатной избирательная системы, что привело в очередной раз к ущемлению прав избирателей Гагаузии.
Это привело к тому, что Гагаузия, как территориальное автономное образование лишилось реальной возможности иметь своих политических представителей в Парламенте страны,- избирать своих региональных и независимых, от центральных партий страны, депутатов в Парламент Республики Молдова.
Однако Конституционный суд Республики Молдова, рассмотрев, обращение некоторых депутатов Парламента Республики Молдова о нарушении прав гагаузского национального меньшинства, компактно живущего в южной части территории Республики Молдова, оставил в силе действие указанного закона на территории АТО Гагаузия (Гагауз Ери).
Но, впоследствии, принятые на Международной конференции ОБСЕ в сентябре 1999 года специальные «Лундские Рекомендации об эффективном участии национальных меньшинств в общественно-политической жизни с пояснительными примечаниями», показали, что Конституционный суд Республики Молдова по указанному вопросу принял ошибочное решение в своём Постановлении №15 от 27 мая 1998 года «О контроле конституционности некоторых положений Кодекса о выборах и Постановления Парламента № 1508-ХШ от 18 февраля 1998 года», в части сохранения действия на территории АТО Гагаузия (Гагауз Ери) нового законоположения «Кодекса о выборах» по выборам в Парламент РМ на базе избирательной системы по одному общенациональному избирательному округу.
Следует отметить, что серьезной проблемой для эффективной и полноценной реализации на территории АТО Гагаузия (Гагауз Ери) положений и требований закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года стал тот факт, что центральными органами власти и управления Республики Молдова, не соблюдаются и не исполняются законоположения вышеуказанного органического закона, принятого по специальной парламентской процедуре голосования,- «тремя пятыми голосов избранных депутатов Парламента» Республики Молдова, и в который, согласно части (7) статьи 111 Конституции Республики Молдова, а также части (2) статьи 27 указанного Закона, при внесений дополнений и изменений, в обязательном порядке, необходимо соблюдать указанную парламентскую процедуру, в противном случае, в указанный закон невозможно вносить никаких дополнений либо изменений.
Иными словами, указанные требования части (7) статьи 111 Конституции Республики Молдова и части (2) статьи 27 Закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери) № 344-XIII от 23 декабря 1994 года,де-факто, не объявляя об этом,присваивают статус «специального органического закона» Закону Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года, так как изменения или дополнения в него никак не могут осуществляться по другой парламентской процедуре голосования, предусматривающей голосование,- «большинства голосов избранных депутатов Парламента» Республики Молдова, согласно которой - по ней принимаются все остальные органические законы Республики Молдова.
Вместе с тем, следует подчеркнуть тот факт, что в нарушение норм закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» №344-XIII от 23 декабря 1994 года, принятой по первой вышеуказанной парламентской процедуре, - «тремя пятыми голосов избранных депутатов Парламента» Республики Молдова, в части (3) статьи 9 Закона Республики Молдова «О законодательных актах» № 780-XV от 27.12.2001года, проголосованного, согласно второй парламентской процедуре,- «большинством голосов избранных депутатов Парламента» Республики Молдова, необоснованно уравнены (или приравнены) в юридической силе все законоположения специального Закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года со всеми законоположениями других органических законов Республики Молдова.
Это неправомерное решение Парламента Республики Молдова, в свою очередь, создало юридическое основание, для судей всех судебных инстанций Республики Молдова, для игнорирования ими положений закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года, при принятии ими судебных решений в случаях наличия по предмету спора противоречий в законодательном регулировании между законоположениями указанного закона Республики Молдова и других органических законов страны.
О необходимости различать по юридическому статусу и юридической силе нормы закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года и других органических законов страны, отнесённых законодательством Республики Молдова к одному виду «органических законов», прямо говорится в пункте (е) статьи 18 Заключения Венецианской комиссии «Мнение по праву на изменения и дополнения Конституции Республики Молдова в части, касающееся статуса Гагаузии» № 191/2001 от 21 августа 2002 года [код: CDL-AD (2002) 20].
Указанный факт неоспоримо свидетельствует о том, что Парламент Республики Молдова объединив в части (3) статьи 9 органического Закона Республики Молдова «О законодательных актах» № 780-XV от 27.12.2001 года в один вид - «органические законы» - все законы, принимаемые (и изменяемые) Парламентом страны, как по первой, так и по второй (принципиально разным) парламентским процедурам голосования,- принял ошибочное решение.
В результате указанного решения закон Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года неправомерно и необоснованно оказался в одном ряду с другими органическими законами страны. Но это противоречит парламентской процедуре внесения изменений в законоположения вышеуказанного закона, имеющему более высокую юридическую силу, по сравнению с законоположениями других органических законов страны и, как подтверждение этой более высокой силы, – она (процедура) была позже закреплена и в Конституции Республики Молдова.
Следует подчеркнуть тот факт, что статья 25 закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года предписывает, что: «Республика Молдова является гарантом полной и безусловной реализации полномочий Гагаузии, определенных настоящим законом».
Но 20 лет существования Гагаузии в составе Республики Молдова в статусе автономно-территориального образования - АТО Гагаузия (Гагауз Ери) неоспоримо доказывает, что центральные органы власти и управления Республики Молдова не отнеслись с должной ответственностью, для эффективного и результативного исполнения указанных обязательств страны по реализации всех полномочий Гагаузии, делегированных ей, согласно всем законоположениям указанного специального закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года.
Выше мною уже констатировался факт того, что органы третьей (судебной) ветви государственной власти Республики Молдова на территории АТО Гагаузия (Гагауз Ери) в лице судебных инстанций в городах: Комрат, Чадыр-Лунга и Вулканешты во главе с Апелляционным судом Комрат в очень незначительных случаях применяли действующее законодательство АТО Гагаузии (Гагауз Ери), при рассмотрении судебных споров по вопросам, делегированным законодательством Республики Молдова в исключительную компетенцию АТО Гагаузия (Гагауз Ери), согласно статьи 2 закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года.
Поэтому, анализируя в этой части эффективность выполнения взятых на себя обязательств Республикой Молдова перед международным сообществом и населением Гагаузии (Гагауз Ери), закрепленных в статье 25 указанного специального закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года следует отметить, что:
1. Статья 6 Конституции Республики Молдова предписывает, что «В Республике Молдова законодательная, исполнительная и судебная власти разделены и взаимодействуют при осуществлении своих прерогатив в соответствии с положениями Конституции», а часть (3) статьи 134 Конституции Республики Молдова определяет, что «Конституционный суд гарантирует верховенство Конституции, обеспечивает реализацию принципа разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную и гарантирует ответственность государства перед гражданином и гражданина перед государством».
А часть (1) статьи 1 закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года определяет, что «Гагаузия (Гагауз Ери) - это территориальное автономное образование с особым статусом как форма самоопределения гагаузов, являющееся составной частью Республики Молдова» и одновременно статья 2 указанного закона Республики Молдова определяет, что «Управление в Гагаузии осуществляется на основе Конституции Республики Молдова, настоящего закона и других законов Республики Молдова (с исключениями, предусмотренными настоящим законом), не противоречащих им Уложения Гагаузии и нормативных актов Народного Собрания (Халк Топлушу) Гагаузии».
Из вышеуказанных законоположений Республики Молдова также следует, что на территории Гагаузии (Гагауз Ери), как территориальным автономным образованием с особым статусом, являющимся составной частью Республики Молдова, государственная власть, в рамках делегированных Гагаузии (Гагауз Ери) полномочий и прерогатив, также должна быть (как и предусмотрено основным законом страны – Конституцией Республики Молдова) разделена на законодательную, исполнительную и судебную ветви власти, которые также должны взаимодействовать при осуществлении своих прерогатив, в соответствии с положениями Конституции страны и специального закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года.
Следует подчеркнуть, что из требований статьи 2 закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года неоспоримо следует, что полномочия и прерогативы, делегированные Гагаузии (Гагауз Ери) являются исключительными (эксклюзивными) полномочиями, и соответственно все другие законы и юридические акты, принятые в рамках Конституции Республики Молдова, - не должны противоречить не только Конституции страны, но и не должны противоречить нормам специального закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года.
Следовательно, в случаях противоречия этих нормативных актов указанному закону Республики Молдова - они не должны иметь никакой юридической силы на территории Гагаузии (Гагауз Ери), так как в этих случаях должны применяться, в рамках соответствия Конституции страны, только законоположения указанного специального закона Республики Молдова, имеющих исключительную юридическую силу на территории АТО Гагаузия (Гагауз Ери).
Следует отметить, что согласно статье 25 закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года: «Республика Молдова является гарантом полной и безусловной реализации полномочий Гагаузии, определенных настоящим законом», а так как, в соответствии с частью (3) статьи 134 Конституции Республики Молдова главным гарантом верховенства Конституции в Республике Молдова и гарантом обеспечения реализации принципа разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, а также гарантом ответственности государства перед гражданином и гражданина перед государством является Конституционный суд страны.
Следовательно, на территории Гагаузии (Гагауз Ери), как составной части Республики Молдова, главным гарантом полной и безусловной реализации полномочий Гагаузии, определенных специальным законом Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года, принятом в полном соответствии с Конституцией Республики Молдова, - также является Конституционный суд Республики Молдова.
В этом случае Конституционный суд, согласно вышеуказанной статье Конституции Республики Молдова, должен выступать, и выступает де-юре, как гарант соблюдения всех законоположений Конституции страны - как в целом, так и в территориальных частях страны, включая территорию Гагаузии (Гагауз Ери), - поэтому согласно части (3) статьи 134 Конституции Республики Молдова и статьи 25 Закона Республики Молдов «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года от имени Республики Молдова Конституционный суд Республики Молдова является гарантом полной и безусловной реализации полномочий Гагаузии.
Однако, де-факто, анализируя результативность работы Конституционного суда страны по исполнению возложенных на Конституционный суд Республики Молдова обязанностей в качестве главного гаранта исполнения в стране специального закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года, следует констатировать тот факт, что во многих случаях Конституционный суд страны по различным причинам уходил от своих прямых обязанностей по обеспечению полного исполнения «по букве и духу» указанного действующего специального закона страны, в соответствии с требованиями, предъявляемыми Конституцией Республики Молдова, принимая иногда свои Постановления в разрез конституционных основ целостности и автономности трёх ветвей региональной государственной власти Гагаузии, в рамках делегированных полномочий действующим законодательством Республики Молдова АТО Гагаузия (Гагауз Ери).
Согласно статьи 6 Конституции Республики Молдова в Гагаузии, как и в стране, региональная государственная власть также должна быть разделена на три его составные части, гарантируемые Гагаузии Конституцией страны (иначе, в этом случае, региональная автономная государственная власть, в делегированных региону вопросах её компетенции на территории Гагаузии была бы неполноценна, так как была бы представлена меньшим числом, чем три ветви власти и была бы не автономна из-за непредставленности в трёх, необходимых и составных, ветвях всякой целостной системы государственной власти в Республике Молдова.
Региональная автономия Гагаузии была гарантированна в 1994 году предоставлением ей особого правового статуса в Республике Молдова в следующих ветвях власти: «…законодательная, исполнительная и судебная власти …» и соответственно, при этом, они должны взаимодействовать между собой «… при осуществлении своих прерогатив в соответствии с положениями Конституции» и специального закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23.12.1994 года.
В связи с низкой эффективностью работы третьей (судебной) ветви власти в лице судебных инстанций Республики Молдова, расположенных на территории Гагаузии, Народное Собрание Гагаузии вынуждено было неоднократно обращаться в Конституционный суд Республики Молдова для принятия ими соответствующих Постановлений Конституционным судом Республики Молдова, которые бы внесли определённость в действующие законы страны, способные снять всякие существующие преграды и препоны в применении судебными инстанциями страны действующих законоположений специального закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года, принятого по специальной парламентской процедуре голосования, в случаях противоречия с ним законоположений других органических законов страны, которые, в свою очередь, были приняты в Парламенте страны по обычной парламентской процедуре голосования.
Такие обращения Народного Собрания Гагаузии были направлены в Конституционный суд Республики Молдова, по годам: в 1998 году – одно обращение, в 1999 году – одно обращение, в 2000 году – одно обращение, в 2001 году – четыре обращения, однако Конституционный суд страны все указанные обращения по разным причинам - оставил без рассмотрения и не принял по ним никаких своих Постановлений.
2. Выше уже отмечалось, что Конституционный суд Республики Молдова не обеспечил выполнение статьи 25 Закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года определяющей, что «Республика Молдова является гарантом полной и безусловной реализации полномочий Гагаузии, определенных настоящим законом» при рассмотрении обращения группы депутатов Парламента Республики Молдова по вопросу «О контроле конституционности некоторых положений Кодекса о выборах и Постановления Парламента N1508-ХШ от 18 февраля 1998 года», по результатам рассмотрения, которого - Конституционный суд страны принял соответствующее Постановление «О контроле конституционности некоторых положений Кодекса о выборах и Постановления Парламента N1508-ХШ от 18 февраля 1998 года» №15 от 27 мая 1998 года, где в последних двух абзацах статьи 4 записано: «.., нельзя признать неконституционными и положения ст.73 ч.(2) Кодекса о выборах, согласно которым выборы Парламента проводятся по одному общенациональному избирательному округу. С аргументом, приведенным в обращении депутатом Федором Ангели, что Кодекс о выборах не гарантирует избрание в Парламент представителей Гагаузии (Гагауз-Ери), нельзя согласиться, поскольку он неубедителен. Выборы депутатов в Парламент ХШ и XIV созывов, которые проводились по одному общенациональному округу, свидетельствуют о том, что в высший законодательный орган были избраны и представители национальных меньшинств, в том числе гагаузы». Конституционный суд страны, вынося свой вердикт, не учел тот факт, что в Парламент страны при выборах, осуществляемых по одному общенациональному избирательному округу, избираются только представители определенных партий независимо от их национальности, защищающих в парламенте страны, в первую очередь, интересы партий. АТО Гагаузия (Гагауз Ери) не была представлена в Парламенте страны, поскольку она туда не могла делегировать своих политических представителей, из-за отсутствия региональных партий, могущих участвовать в общенациональных выборах.
Кроме того, Конституционный суд в 1998 году не учёл известный, на то время, международный опыт и практику избирательных систем, применяемых в равнозначных автономных образованиях передовых европейских стран, а также крупных мировых держав, которые для достижения возможности в обеспечении реального политического представительства своих компактно живущих национальных меньшинств из аналогичных автономных территорий, по правовому статусу близких или равнозначных АТО Гагаузия (Гагауз Ери), для избрания представителей из указанных территорий в центральные Парламенты соответствующих стран специально применяют одномандатные округа в своих избирательных системах.
Так, например, одномандатная избирательная система применяется:
в Италии, на территориях с ее франкоговорящим меньшинством Валле д’Аосто и немецкоговорящим меньшинством в провинции Больцано (которая в мире более известна под называнием Территориальное автономное образование «Южный Тироль» и с которой очень часто международные исследователи сравнивают правовой статус и уровень автономных полномочий АТО Гагаузия (Гагауз Ери); в Албании, в которой на юге проживает греческое меньшинство; в Канаде, с франкоговорящим населением в Квебеке, а также в Австралии и Индии для обеспечения адекватного представительства национальных меньшинств своих регионов;
Именно этот же факт - о преимуществе одномандатной избирательной системы над системой выборов по одному общенациональному избирательному округу, для обеспечения адекватного представительства компактно проживающего населения национальных меньшинств при выборах в общенациональные выборные органы страны подтвердили Лундские Рекомендации экспертов ОБСЕ «Об эффективном участии национальных меньшинств в общественно-политической жизни», принятых в сентябре 1999 года на Конференции в г.Лундс (Швеция), где в первом подпункте пункта 9 записано: «Избирательная система должна создавать условия для представленности меньшинств и реализации ими своего влияния. В случаях компактного проживания меньшинств их достаточное представительство может быть обеспечено путем создания одномандатных округов». Поэтому, АТО Гагаузия (Гагауз Ери) в настоящее время остро нуждается в выделении ей соответствующей квоты представительства в Парламенте Республики Молдова, с правом избрания своих представителей в Парламент страны по одномандатным округам. Кроме того, представители от АТО Гагаузия, избранные в Парламент страны по соответствующей квоте, должны обладать правом «вето» по вопросам, касающимся интересов АТО Гагаузия (Гагауз Ери).
3. Следует подчеркнуть также и тот факт, что закон Республики Молдова «О судоустройстве» № 514-XIII от 06.07.1995 года, регулирующий деятельность судебной ветви власти в стране, определяет, что:
а) статья 2 - «Судоустройство регламентируется Конституцией, настоящим законом и другими законодательными актами»;
б) статья 5 часть (1) - «Правосудие осуществляется в строгом соответствии с законодательством»;

в) статья 5 часть (2) - «Законы других государств применяются только в порядке, предусмотренном законодательством Республики Молдова и международными договорами Республика Молдова».

Но, несмотря на то, что АТО Гагаузия (Гагауз Ери) является составной частью Республики Молдова, в данном законе ничего не сказано о необходимости применения внутри страны на территории АТО Гагаузия (Гагауз Ери) законов Гагаузии, принятых Народным Собрании Гагаузии, в рамках делегированных ему полномочий согласно специальному закону Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года.
Однако, необходимость наличия такой записи в статье 5 Закона Республики Молдова «О судоустройстве» №514-XIII от 06.07.1995 года важна, поскольку, ни в Конституции страны, ни в каком либо другом законе Республики Молдова, кроме специального органического закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года, ничего не сказано о наличии и необходимости применения на территории АТО Гагаузия (Гагауз Ери) законов Гагаузии, в рамках делегированных ей законодательством Республики Молдова полномочий на право принятия и введения в действие местных законов АТО Гагаузия (Гагауз Ери).
4. Следует отметить и тот немаловажный факт, что в законе Республики Молдова «О статусе судьи» №544-XIII от 20.07.1995 года, также регулирующем деятельность третьей (судебной) ветви власти в стране, в статье 6 определяющем «Требования, предъявляемые к кандидату на должность судьи»,- перечислены множество требований, однако там не содержатся никакие записи о необходимых дополнительных требованиях к полноте знания и качественному уровню владения законодательством АТО Гагаузия (Гагауз Ери), для кандидатов в судьи в судебные инстанции, расположенные на территории АТО Гагаузии (Гагауз Ери) Республики Молдова.
Хотя общеизвестно, что деятельность третьей (судебной) ветви власти в стране организуется и координируется по единым принципам и требованиям, установленным центральной властью страны для всех судебных инстанций, включая и расположенных на территории АТО Гагаузия (Гагауз Ери).
Поэтому, поскольку специальным органическим законом Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года Народному Собранию Гагаузии предоставлено право принятия местных законов, в рамках делегированных АТО Гагаузия (Гагауз Ери) прав и полномочий, на территории которой действуют судебные инстанции, координируемые центральной властью страны, она (центральная власть страны) обязана, наряду с обязательными требованиями по качеству владения государственным правом страны, установить и проверять (самостоятельно или же делегировав эту функцию, как наиболее квалифицированному эксперту по законодательству Гагаузии, - Народному Собранию Гагаузии) выполнение дополнительных и специфических требований предъявляемых к уровню знаний и качеству владения местным законодательством АТО Гагаузия (Гагауз Ери), всеми потенциальными кандидатами в судьи в судебные инстанции, расположенные на территории Гагаузии (Гагауз Ери).
Следует отметить, что указанная обязанность центральных властей Республики Молдова вытекает из требований статьи 25 специального органического закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года, предписывающей, что «Республика Молдова является гарантом полной и безусловной реализации полномочий Гагаузии, определенных настоящим законом».
В настоящее время нельзя считать, что центральная судебная ветвь власти страны выступает в роли реального «гаранта полной и безусловной реализации полномочий Гагаузии, определенных настоящим законом», поскольку она сама практически освободила себя в прошлом (ошибочно и неправомерно отменив Постановлением Конституционного Суда №24 от 06.05.1999 года действие части 2 ст.20 закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года, определявшей, что «Судьи судебных инстанций Гагаузии назначаются Указом президента Республики Молдова по представлению Народного Собрания Гагаузии, согласованному с Высшим советом магистратуры») и пока не предприняла каких-либо действий по устранению вышеуказанных недостатков в деятельности своих подведомственных судебных инстанций в настоящем.
5. Следует подчеркнуть и тот факт, что высшие органы власти Республики Молдова, в лице Парламента страны нарушают, нормы специального органического закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года.
Так, в нарушение части (2) статьи 27 вышеуказанного специального органического закона Республики Молдова, предписывающей, что «Изменения и дополнения в настоящий закон вносятся тремя пятыми избранных депутатов Парламента Республики Молдова» - внесены изменения в указанный Закон Республики Молдова не другим специальным органическим Законом Республики Молдова, которое требует такого же специального большинства (т.е. в 61 депутата) голосов,- в три пятых от числа избранных депутатов Парламента Республики Молдова, а внесены изменения статьей XII обычного органического Закона Республики Молдова №191 от 8 мая 2003 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты», по другой «менее жёсткой» парламентской процедуре - требующего простого большинства голосов (т.е. в 52 депутата) от числа избранных депутатов Парламентов Республики Молдова.
Тем самым Парламент страны нарушил действующее законодательство Республики Молдова, внеся изменения в часть (1) и часть (3) статьи 20 специального органического закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года, без соблюдения установленных законодательных процедур, а именно,- без учёта обязательных требований части (2) статьи 27 вышеуказанного закона Республики Молдова и части (7) статьи 111 Конституции Республики Молдова, что в правовом государстве в принципе должно влечь за собой не законность и неправомерность принятого законодательного акта, со всеми вытекающими от этого последствиями.
Принятые Парламентом Республики Молдова в нарушение закона и установленной процедуры новые законоположения статьей XII Закона Республики Молдова «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты» №191 от 8 мая 2003 года предусматривают, что:
«Статья XII.
- В статью 20 Закона об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери) №344-XIII от 23 декабря 1994 года (Официальный монитор Республики Молдова, 1995 г., №3-4, ст.51), с последующими изменениями, внести следующие изменения: в части (1) слова «Трибунал Гагаузии» заменить словами «Апелляционная палата с местонахождением в муниципии Комрат»; в части (3) слова «Трибунала Гагаузии» заменить словами «апелляционной палаты с местонахождением в муниципии Комрат».
Следует отметить, что данным законоположением Парламент Республики Молдова не только заменил указанные названия судебных инстанций на территории АТО Гагаузия (Гагауз Ери) и ликвидировал «излишнюю, на взгляд центральной власти страны, судебную инстанцию в Гагаузии», но этим самым Парламент страны:
а) нарушил автономные и исключительные права АТО Гагаузия (Гагауз Ери), делегированные ей специальным органическим законом Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» №344-XIII от 23.12.1994года;
б) лишил АТО Гагаузия (Гагауз Ери) её третьей (судебной) ветви автономной государственной власти.

И, как следствие, после принятия Парламентом Республики Молдова указанного законоположения, была нарушена целостность и автономность региональной государственной власти АТО Гагаузия (Гагауз Ери), установленная в соответствии с наделёнными ей полномочиями, согласно специальному органическому закону Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» №344-XIII от 23.12.1994года.
Ведь Трибунал Гагаузии призван был быть не только вышестоящей кассационной судебной инстанцией по рассмотрению жалоб на решения Апелляционной палаты муниципия Комрат, но также призван был «быть окончательной судебной инстанцией» по рассмотрению жалоб на судебные решения по судебным спорам, принятым на базе действующего законодательства АТО Гагаузия (Гагауз Ери), в рамках автономных полномочий Гагаузии (Гагауз Ери), делегированных ей Республикой Молдова специальным органическим законом «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года.
Поскольку, как отмечалось выше, Трибунал Гагаузии наряду с аналогичными функциями судебной инстанции, которые выполняли все другие Трибуналы Республики Молдова, выполнял ещё и специфические функции по действующему законодательству АТО Гагаузия (Гагауз Ери), а именно,- в соответствии с требованиями статьи 85 Уложения (Основного закона) Гагаузии Трибунал Гагаузии:
а) давал толкования Уложения Гагаузии (выполняя в этом случае функции Суда Уложения Гагаузии);
б) рассматривал запросы о законности нормативных актов Народного Собрания, Главы и Исполнительного Комитета Гагаузии;
в) осуществлял иные полномочия, предусмотренные законом.
При этом следует подчеркнуть, что при упразднении Парламентом Республики Молдова, без согласия и учета мнения АТО Гагаузия (Гагауз Ери), Трибунала Гагаузии указанные функции не были возложены законодательством Республики Молдова ни на Апелляционную палату Комрат, ни на другую судебную инстанцию Республики Молдова. Поэтому, Апелляционная палата Комрат не только не обязана, но и не вправе, как судебная инстанция, рассматривать возникающие споры по местному законодательству АТО Гагаузия (Гагауз Ери).
Необходимо отметить, что в настоящее время, в нарушение Конституции Республики Молдова и закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери) № 344-XIII от 23 декабря 1994 года, судьи административного суда Апелляционной палаты Комрат и других судебных инстанций Республики Молдова, неправомерно, превышая свои полномочия и компетенцию, выносят решения об отмене норм законодательных актов, принятых Народным Собранием Гагаузии. При этом судьи административного Суда Апелляционной Палаты Комрат и других судебных инстанций Республики Молдова, при вынесении указанных решений выходят за пределы своих прав и полномочий, поскольку отмена норм законов, принятых Народным Собранием Гагаузии не входит в компетенцию Административных судов Республики Молдова.
Так, статья 2 Закона Республики Молдова «Об административном суде» № 793 от 10 февраля 2000 года, с последующими изменениями, определяет, что судьи административных судов уполномочены законом, осуществлять судебную проверку законности административных актов, издаваемых органами публичной власти в связи с организацией исполнения и исполнением закона, а также с управлением публичными делами.
Данной статьей определено, что административный акт - это одностороннее юридическое выражение воли, нормативного или индивидуального характера, органа публичной власти в связи с организацией исполнения или исполнением закона.
Часть (2) ст.12 закона Республики Молдова «Об Особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» определяет, что в компетенцию Народного Собрания Гагаузии входит принятие местных законов, обязательных к исполнению на территории Гагаузии. Местные законы, принимаемые Народным Собранием Гагаузии, по определению не являются административными актами. Административными актами будут являться постановления и распоряжения Народного Собрания Гагаузии, изданные в связи с организацией исполнения и исполнением принятых законов, а также с управлением публичными делами.
Повторимся, что соответствие Уложения (Основного закона) Гагаузии (Гагауз Ери) положениям Конституции Республики Молдова проверила Венецианская комиссия, дав по этому поводу соответствующее Заключение CDL (1998) 041e-Restr от 7 мая 1998 года).
Следует отметить, что об указанных специфических функциях Трибунала Гагаузии также отмечено и в другом Заключении (Мнении) Венецианской комиссии от 21 августа 2002 года №191/2001 (код - CDL-AD (2002) 20 ) .
Так в частях (f) и (g) статьи 18 указанного Заключения Венецианской комиссии отмечено, что:

«f) Конституция Молдовы и специальные органические законы представляют собой конституционную основу, которая определяет развитие всех других норм – не должно быть закона или другого нормативного акта, противоречащего положениям Конституции и специального органического закона;
Органические и ординарные законы могут быть применены в Гагаузии, если они не противоречат Конституции и положениям специального закона о статусе Гагаузии;
g) Конституционный суд Республики Молдова обязуется разрешать все конституционные споры между центральными органами власти и автономией.».
Таким образом, и Венецианская комиссия Совета Европы однозначно подтверждает, что:
1) «Конституция Молдовы и специальные органические законы представляют собой конституционную основу» страны, на базе которой строится всё остальное законодательство Республики Молдова;
2) «простым органическим законом» Республики Молдова не могут вноситься изменения в «специальные органические законы» страны;
3) «простые органические законы» и «ординарные законы» Республики Молдова не могут действовать на территории Гагаузии, если их законоположения противоречат Конституции страны и законоположениям специального органического закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» №344-XIII от 23 декабря 1994 года.
Кроме того, следует отметить и тот факт, что согласно предпоследнего абзаца статьи 4 Отчёта №13 Миссии ОБСЕ в Молдове от 13 ноября 1993 года (первого специального Проекта ОБСЕ по особому статусу Приднестровья), который почти полностью лёг в основу принятия Парламентом Республики Молдова Закона «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» №344-XIII от 23 декабря 1994 года, в части судебной ветви автономной государственной власти региона предлагается:
«Миссия предлагает Приднестровское региональное отделение судебной системы Молдовы. Отделение должно возглавляться региональным Высоким (в нашем случае для Гагаузии – это Трибунал Гагаузии) судом. Над региональным Высоким судом (в нашем случае для Гагаузии – это Трибунал Гагаузии) должен быть только Конституционный суд Молдовы и, для некоторых целей, Верховный суд (т.е. ныне – это Высшая судебная палата) Молдовы. Региональный Высокий суд (в нашем случае для Гагаузии – это Трибунал Гагаузии) может либо ограничить себя функцией просто как Регионального суда по региональным законам, или же ещё выступать и в качестве суда апелляции по государственному праву (страны). Внутренняя его, структура судов может быть таким же, как и в остальной части Молдовы.
Региональный Высокий суд (в нашем случае для Гагаузии – это Трибунал Гагаузии) мог бы иметь две функции:
• Был бы последней региональной инстанцией по региональным законам. Помимо этого, запросы по региональному закону, в том числе по региональному Основному закону (В нашем случае для Гагаузии – по Уложению Гагаузии) могут быть направлены только в Конституционный Суд Молдовы по основаниям, о неконституционности, (о не нарушении центральных статутов, {то есть Конституции страны и статутов других автономных образований, установленных согласно других специальных органических законов страны – текст в курсиве, наш}). Таким образом, Конституционный суд будет последней инстанцией, чтобы определить, например, региональное законодательное собрание действовало ли в рамках своей юрисдикции, которые, в свою очередь, не могли быть нарушены центральной законодательной властью.
• Региональный Высокий суд (в нашем случае для Гагаузии – это Трибунал Гагаузии) мог, в то же время, служить в качестве апелляционного суда по делам, касающихся государственного права (страны). Эти дела могут быть пересмотрены Верховным судом (т.е. ныне – это Высшей судебной палатой) Молдовы. ».
Следует отметить, что законом Республики Молдова «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты» №191 от 8 мая 2003 года все судебные функции, касающихся государственного права страны, переданы от всех Трибуналов в Апелляционные палаты, в том числе и Апелляционной палате Комрат (по делам, рассматриваемым на территории Гагаузии на базе законодательства и юрисдикции Республики Молдова).
Поэтому Трибунал Гагаузии фактически потерял свою вторую судебную функцию по вышеуказанной аналогии как: «Региональный Высокий суд (в нашем случае для Гагаузии – это Трибунал Гагаузии), который раньше «мог, в то же время, служить в качестве апелляционного суда по делам, касающихся государственного права (страны). И эти дела могли быть пересмотрены Верховным судом, т.е. ныне – это Высшей судебной палатой Молдовы. ».
Таким образом, как следствие, в рамках действия вышеуказанного Закона Республики Молдова, - в исключительной судебной компетенции Трибунала Гагаузии остались по вышеуказанной аналогии только функции, предусмотренные в первой судебной функции Трибунала Гагаузии «Быть последней региональной инстанцией по региональным законам Гагаузии».
Кроме того, запросы по региональному закону Гагаузии, в том числе региональному Основному закону (в нашем случае – по Уложению Гагаузии) «могут быть направлены только в Конституционный Суд Молдовы по основаниям, о неконституционности», (о не нарушении центральных статутов, {то есть Конституции страны и статутов других автономных образований, установленных согласно других специальных органических законов страны – текст в курсиве, наш}). При этом констатируется, что лишь Конституционный суд Республики Молдова (но никак не Высшая судебная палата Республики Молдова) может рассматривать Постановления региональной судебной инстанции (в нашем случае – это Трибунал Гагаузии), действовавший при принятий своего Постановления в рамках законодательства Гагаузии (в нашем случае – это Трибунал Гагаузии, действовавший согласно законоположениям Уложения Гагаузии) по основанию «о неконституционности» его Постановления, а также законов Гагаузии, принятых Народным Собранием Гагаузии на предмет их «непротиворечия законоположениям» Конституции Республики Молдова, и также специальному органическому Закону Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» №344-XIII от 23 декабря 1994 года, а также другим специальным органическим Законам Республики Молдова по особым правовым статусам автономных образований, предоставленных Республикой Молдова другим регионам страны, наряду с Гагаузией.
Другими словами, Высшая судебная палата Республики Молдова никак не может выступать в роли вышестоящей судебной инстанции и не может рассматривать судебные дела в спорах по вопросам полномочий, делегированных в исключительную компетенцию АТО Гагаузия (Гагауз Ери).
Лишь Конституционный суд Республики Молдова вправе рассматривать и отменять принятые Постановления Трибунала Гагаузии по вопросам, отнесённым к исключительной компетенции АТО Гагаузия (Гагауз Ери), - по основанию их «неконституционности», как противоречащие нормам Конституции Республики Молдова и специального органического закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года, или же другим аналогичным специальным органическим законам по особым правовым статусам других регионов Республики Молдова.
Резюмируя вышеизложенное следует подчеркнуть тот факт, что Трибунал Гагаузии, который раньше существовал на территории Гагаузии, был неправомерно и незаконно упразднён центральными органами власти страны, так как не были соблюдены установленные парламентские процедуры голосования при внесении изменений в законоположения специального органического закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года (так как, изменения были внесены органическим законом, для принятия которой установлена и требуется иная,- «меньшая» норма голосования депутатов в Парламенте страны). Тем самым АТО Гагаузия (Гагауз Ери) необоснованно и неправомерно была лишена своей региональной судебной ветви власти по вопросам, отнесённым к исключительным полномочиям АТО Гагаузия (Гагауз Ери), которые ему были делегированы действующим специальным органическим законом Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» №344-XIII от 23 декабря 1994 года.
Следует подчеркнуть также и тот факт, что высшие органы управления Республики Молдова, в лице Министерства юстиции Республики Молдова де-факто не предпринимают никаких действий по исполнению требований статьи 25 закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года о том, что «Республика Молдова является гарантом полной и безусловной реализации полномочий Гагаузии, определенных настоящим законом».
Одними из задач министерства юстиции Республики Молдова являются: « …обеспечение реализации государственной политики в области юстиции, координация работы по реализации судебно-правовой реформы; разработка проектов законов и постановлений Правительства в области юстиции …»; … «… содействие обеспечению соответствующих условий функционирования судебных инстанций»;…, а также осуществление «мониторинга процесса гармонизации законодательства на национальном уровне путем составления периодических докладов о положении с гармонизацией законодательства и внедрением ежегодных национальных планов по гармонизации законодательства…».
Но министерство юстиции страны до сих пор не только не внесло в Правительство Республики Молдова предложения по гармонизации законоположений всех органических законов страны с нормами специального органического закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года, которые противоречили нормам указанного специального органического закона, но до сих пор продолжает неправомерно давать положительные заключения на законопроекты,- прямо противоречащие требованиям норм вышеуказанного специального органического закона Республики Молдова.
Другими словами, данное министерство, уже на протяжении 20-ти лет игнорирует и отказывается выполнить требования статьи 2 Постановления Парламента Республики Молдова «О введении в действие закона «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 345 от 23.12.1994года, где в отношении Правительства страны в лице Министерства юстиции Республики Молдова прямо предписано:
«Правительству в месячный срок со дня опубликования закона:
• представить Парламенту предложения о приведении действующего законодательства в соответствии с указанным законом;
• привести свои нормативные акты в соответствие с названным законом;
• обеспечить пересмотр и отмену министерствами и ведомствами их нормативных актов, противоречащих указанному закону;».
Однако, несмотря на вышеуказанное поручение Парламента страны - Правительство страны, в лице Министерства юстиции Республики Молдова не только до сих пор не выполнило вышеуказанное поручение Парламента Республики Молдова, но до сих пор препятствует реализации данного положения закона, путем дачи положительных заключений на законопроекты и нормативные акты, инициируемые Правительством Республики Молдова.
В результате чего Парламентом и Правительством республики Молдова, продолжают приниматься законы и нормативные акты, прямо противоречащие ст. 111 Конституции Республики Молдова и нормам закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии «Гагауз Ери» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года и незаконно урезающие права и полномочия АТО Гагаузия (Гагауз Ери).
Необходимо подчеркнуть и тот факт, что высшие органы управления Республики Молдова, также и в лице Министерства финансов Республики Молдова де-факто не предпринимают никаких действий, по претворению в жизнь требований статьи 25 закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года о том, что «Республика Молдова является гарантом полной и безусловной реализации полномочий Гагаузии, определенных настоящим законом».
Так, статья 18 закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии «Гагауз Ери» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года предписывает, что:
«(1) Бюджет Гагаузии формируется из всех видов платежей, установленных законодательством Республики Молдова и Народным Собранием.
(2) Взаимоотношения бюджета Гагаузии и государственного бюджета устанавливаются в соответствии с законами Республики Молдова о бюджетном устройстве и о государственном бюджете на соответствующий год в виде фиксированных платежей из всех видов налогов и платежей».
Однако, Правительство Республики Молдова, в лице министерства финансов страны, игнорирует требования вышеуказанного закона, отказываясь их исполнять, тем самым урезая полномочия АТО Гагаузия (Гагауз Ери) и лишая её финансово-экономического обеспечения и деятельности, в результате чего страдает население АТО Гагаузия (Гагауз Ери) из-за ухудшения его социально-экономического благосостояния.
Следует отметить также и тот факт, что во многом благодаря антиконституционной позиции министерства юстиции Республики Молдова, дающим положительные заключения на проекты законов Республики Молдова, вопреки требованиям норм специального органического закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года, нарушаются права и полномочия АТО Гагаузия (Гагауз Ери), предусмотренные ст.24 вышеуказанного закона, в части функционирования управления внутренних дел Гагаузии.
В нарушение ст.111 Конституции Республики Молдова и ст. 24 закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года, вышеуказанное управление внутренних дел АТО Гагаузия (Гагауз Ери) де-факто ликвидировано, поскольку в принятом новом законе Республики Молдова «О полиции» № 320 от 27.12.2012 года и вступившем в силу с 05 марта 2013 года отсутствует какое-либо упоминание о функционировании в составе министерства внутренних дел Республики Молдова Управления внутренних дел Гагаузии. Это является грубейшим нарушением статьи 111 Конституции Республики Молдова и закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года, неправомерно сужающим права и компетенцию АТО Гагаузия (Гагауз Ери).
Следует отметить и тот факт, что и высшие органы власти Республики Молдова, в лице Парламента страны, также в полной мере не озабочены соблюдением и исполнением требований статьи 25 закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344 от 23.12.1994 года, предписывающей, что «Республика Молдова является гарантом полной и безусловной реализации полномочий Гагаузии, определенных настоящим законом».
Так, часть (2) статьи 7 Закона Республики Молдова «О законодательных актах» № 780-XV от 27.12.2001года определяет, что «В формуле принятия закона указывается его вид», но в части (3) той же статьи записано, что «Законы принимаются большинством голосов, указанным в Конституции».
Однако, в настоящее время в Конституции Республики Молдова, в разных её статьях, уже указаны четыре формулы принятия законов Парламентом Республики Молдова, а именно:

а) согласно части (1) статьи 143 Конституции Республики Молдова,- «Парламент вправе принять закон о внесении изменений в Конституцию не ранее шести месяцев после представления соответствующего предложения. Закон принимается двумя третями голосов депутатов.» [То есть это первый - {высший} вид законодательных актов Республики Молдова, принимаемых Парламентом страны – это конституционные законы по пересмотру Конституции Республики Молдова, которые принимаются двумя третями голосов депутатов, или 66,7% голосов {или же достаточной при поддержке не менее 68} депутатов Парламента Республики Молдова];

б) согласно части (7) статьи 111 Конституции Республики Молдова,- «Изменения в органический закон, регламентирующий особый статус автономно-территориального образования Гагаузия, принимаются тремя пятыми голосов избранных депутатов Парламента.» [То есть это второй вид законодательных актов Республики Молдова, принимаемых Парламентом страны – это «специальные» органические законы по принятию или пересмотру особых статусов автономно-территориальных образований {Гагаузии согласно части 7 статьи 111} и {согласно части 2 статьи 110 Конституции Республики Молдова,- «Населенным пунктам левобережья Днестра могут быть предоставлены особые формы и условия автономии в соответствии с особым статусом, установленным органическим законом».}, которые принимаются тремя пятыми голосов депутатов, или 60,0% голосов {или же достаточной при поддержке не менее 61} депутата Парламента Республики Молдова];

в) согласно части (1) статьи 74 Конституции Республики Молдова,- «Органические законы принимаются большинством голосов избранных депутатов после рассмотрения не менее чем в двух чтениях».[То есть это третий вид законов Республики Молдова, принимаемых Парламентом страны – это законодательные акты по принятию или пересмотру органических законов Республики Молдова, которые принимаются большинством голосов избранных депутатов, или более чем 50% плюс один голос {или же достаточной при поддержке не менее 51[но до недавнего времени было 52]} депутата Парламента Республики Молдова];

г) согласно части (2) статьи 74 Конституции РМ,- «Ординарные законы и постановления принимаются большинством голосов присутствующих депутатов.[То есть это четвёртый вид законов Республики Молдова, принимаемых Парламентом страны – это законодательные акты по принятию или пересмотру ординарных законов Республики Молдова, которые принимаются большинством голосов присутствующих депутатов, или более чем 50% плюс один голос присутствующих. {А согласно части (2) статьи 38 закона о принятии Регламента Парламента Республики Молдова № 797 от 02.04.96 года, - «Заседания Парламента признаются правомочными при участии большинства избранных депутатов.», то есть при кворуме присутствующих не менее 51 депутата Парламента Республики Молдова - ординарный закон Республики Молдова может быть принятым, в зависимости от числа присутствующих депутатов, лишь при его поддержке достаточного большинства, то есть при числе его поддержавших депутатов Парламента Республики Молдова в интервале: от не менее 26 [но до недавнего времени было – от не менее 27] и до числа присутствующих на заседании} депутатов Парламента Республики Молдова].
Несмотря на вышеуказанные независимые четыре формулы принятия законов, перечисленных в указанных статьях Конституции Республики Молдова, которые в свою очередь характеризуют различный юридический вес принимаемых двух различных типов органических законов и требующих для их принятия различный численный уровень депутатской поддержки в Парламенте Республики Молдова, и, несмотря на всё вышеизложенное – Парламент Республики Молдова в части (1) статьи 7 Закона Республики Молдова «О законодательных актах» № 780-XV от 27.12.2001года необоснованно указал только три вида законов, - «Законы подразделяются на три вида: конституционные, органические и ординарные».
При этом никак не выделил в «особый тип», как специальный подвид общего вида «органических законов» или же, как новый вид «специальных органических законов» страны,- по принятию законов об особых правовых статусах, не приняв во внимание действующее законодательство страны. Поскольку, еще с декабря 1994 года, ещё до принятия в 2001году указанного простого органического закона, по настоящее время - действовали более высокие требования законоположений специального органического закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» №344-XIII от 23 декабря 1994 года, которые с 2003 года, как четвёртая законодательная формула принятия законов, уже появилась и в тексте Конституции Республики Молдова.
Согласно которой с 2003 года чётко и однозначно в Конституции стран уже излагаются четыре, а не три - разных формул принятия законов, которые продолжают значиться в других действующих законодательных актах страны, регламентирующих процедуры принятия законов Парламентом Республики Молдова.
Таким образом, согласно статье 7 Конституции Республики Молдова, в указанном законе и в других аналогических статьях соответствующих законодательных актов, должны быть перечислены все вышеуказанные четыре формулы принятия законов в Республике Молдова. А также четыре вида законов страны, согласно вышеуказанным нормам Конституции Республики Молдова, а не три вида законов, которые до сих пор перечислены в вышеуказанном законе Республики Молдова.
Следует констатировать тот факт, что Парламентом Республики Молдова, в действующем законодательстве страны не только не принят во внимание принятый и действующий с 1994 года в стране закон Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года, как тип специального органического законодательного акта, но также, в действующем законодательстве страны, до сих пор не отражены законоположения части (7) статьи 111 Конституции РМ относительно «специальных» органических законов страны, которые имеют свою самостоятельную формулу приятия и изменения, с численным требованием его поддержки 61 депутатом Парламента Республики Молдова.
Помимо того, не учтено и законоположение, указанное в части (2) статьи 110 Конституции Республики Молдова, как аналогичных по юридическому весу и силе законодательных актов, которые необоснованно отнесены Парламентом Республики Молдова в пункт (n) части (3) статьи 9 Закона Республики Молдова «О законодательных актах» № 780-XV от 27.12.2001года, как обладающих юридической силой и весом равным обычным органическим законам, и поэтому присоединённый в общий ряд в состав одного вида органических законов, перечень которых указан в части (3) статьи 72 Конституции РМ.
Следует отметить, что-они-то как раз и имеют, свою собственную формулу принятия, как законодательных актов, имеющих меньший вес и юридическую силу и являющихся менее требовательными к депутатской поддержке, при их принятии или изменении, согласно части (1) статьи 74 Конституции страны (т.е. 51 голоса, от числа избранных депутатов Парламента РМ). Однако такое упрощение, на деле означает фактическое уравнивание в юридической силе специального органического закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года со всеми остальными органическими законами в указанном перечне. Что в свою очередь ведет к тому, что создаются условия, при рассмотрении соответствующих споров, иметь возможность «на законных основаниях» к игнорированию судебными инстанциями страны норм вышеуказанного «специального» органического закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года.
Резюмируя изложенное следует подчеркнуть тот факт, что такое простое объединение двух разных по юридическому весу и силе законов, имеющих разные формулы их принятия и изменения в один общий вид органических законов и, таким образом, уравнивание их в юридической силе- имеет сегодня для закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года, да и для АТО Гагаузия (Гагауз Ери) в целом - просто катастрофические последствия.

Поскольку, согласно части (7) статьи 6 Закона Республики Молдова «О законодательных актах» № 780-XV от 27.12.2001 года, при любых разночтениях между законом Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года и любым другим органическим законом Республики Молдова, применяются положения о том, что «В случае возникновения между двумя законодательными актами, имеющими равную юридическую силу, противоречия норм, содержащих различные решения по одному и тому же объекту регулирования, применяются положения последнего по времени принятия акта».
Учитывая тот факт, что закон Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года принимался в тот же год, когда принята была сама Конституция Республики Молдова (29 июля 1994 года), а все остальные органические законы были приняты позже в соответствии с новыми требованиями Конституции Республики Молдова и поскольку практически все позже принятые органические законы страны по сей день не учитывают существование «специального» органического закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года и противоречили ему, то на сегодня в соответствии с вышеуказанными законоположениями закона Республики Молдова «О законодательных актах» № 780-XV от 27.12.2001года, – практически все или же большинство законоположений Закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года уже в реальности в действующем законодательстве страны утратили свою юридическую силу, хотя формально указанный специальный органический закон Республики Молдова 1994 года - остался практически нетронутым.
Следует признать тот факт, что это является одним из причин, что судьи судебных инстанций Республики Молдова игнорируют и не применяют указанный закон Республики Молдова. Поскольку, он практически по всем своим законоположениям утратил свою юридическую силу из-за вытеснения (или замещения) его законоположений всеми другими законоположениями позже принятых органических законов, которые фактически и неправомерно были уравнены, законодательством Республики Молдова, в юридической силе с законом Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года.
К сожалению, из-за указанного принижения юридического статуса Закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года и приравнивания его юридической силы к обычным действующим органическим законам страны, на сегодня, большинство законоположений указанного закона Республики Молдова остались лишь на бумаге – утратив свою юридическую силу, при этом, очень затруднительно, из-за многообразия всяких ныне действующих органических законов Республики Молдова, выявить какая же часть законоположений указанного Закона Республики Молдова всё-таки осталась действительной и сохранила ещё свою юридическую силу.
В связи с изложенным, следует подчеркнуть, что если бы не было умышленного вышеизложенного уравнивания юридической силы закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери) № 344-XIII от 23 декабря 1994 года с обычными ныне действующими органическими законами страны, а указанный специальный закон Республики Молдова 1994 года был бы выделен в законодательстве Республики Молдова в отдельный вид «специальных органических законов» страны (как ныне в Конституции Республики Молдова он уже выделен и указана самостоятельная его формула принятия и изменения), то в законодательстве Республики Молдова явным образом была бы указана преимущественная юридическая сила Закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года над обычными ныне действующими органическими законами страны, то в этом случае всеми судьями во всех судебных инстанциях страны обязательно применялась бы законодательная норма, указанная в части 6 статьи 6 Закона Республики Молдова «О законодательных актах» № 780-XV от 27.12.2001года, о том, что «Законодательные акты находятся в отношениях иерархической соподчиненности. Высшим законодательным актом может изменяться, дополняться или признаваться утратившим силу низший законодательный акт» и в этом случае не было бы необходимости вносить какие-либо изменения во все ныне действующие и вновь принимаемые органические законы страны, так как все судьи во всех судебных инстанциях в этом случае руководствовались бы вышеуказанным законоположением.
Следует подчеркнуть, что кроме вышеизложенного о необходимости выделения «специального» закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года из общего «вида органических законов» Республики Молдова (практически объединяющий в себе два разных вида органических законов страны) и помещения указанного специального закона Республики Молдова в отдельный и самостоятельный «вид специальных органических законов» Республики Молдова указано и в пунктах (d), (e) и (f) статьи 18 Заключения (Мнения) Европейской комиссии за демократию через право (Венецианская комиссия) «Мнение по праву на изменения и дополнения Конституции Республики Молдова в части, касающееся статуса Гагаузии» № 191/2001 от 21 августа 2002 года [код: CDL-AD (2002) 20].
Учитывая значительную важность того, что в заключении,- «Мнение по праву на изменения и дополнения Конституции Республики Молдова в части, касающееся статуса Гагаузии» № 191/2001 от 21 августа 2002 года [код: CDL-AD (2002) 20 излагаются ещё и принципы, и критерии правового регулирования в законодательстве Республики Молдова правовых взаимоотношений между центром и автономией (на примере, такой как Гагаузия) Республики Молдова, то есть смысл рассмотреть весь текст статьи 18 указанного заключения, с уточнениями ссылок к соответствующим статьям Конституции Республики Молдова в новой её редакции, действующей с 2003 года, в тексте перевода указанной статьи:

«18. Принимая во внимание текущие законодательные положения и консенсус всех сторон о том, что конституционные изменения следует производить на основе закона 1994 года и при полном уважении конституционных положений, то можно предположить, что конституционные поправки должны быть составлены на следующих принципах и критериях:
a) совместимости между унитарным характером Республики Молдова и признании территориальной автономии;
b) политический, а не административный, характер территориальной автономии, такой, как Гагаузия;
c) возможность использовать специальные символы автономии и особого статуса (должностным лицом) с другим языком (языками), для использования на территории наряду с государственными и национальными языками, установленные Конституцией Молдовы;
d) на специальном органическом законе правовая основа для функционирования автономии, Закон 1994 года может быть рассмотрен уже в качестве такого закона в свете статьи 111.2;

(Данное положение, равнозначное по содержанию, нашло отражение в части (2) статьи 110 в редакции Конституции с 2003 года, но не в статье 111,2 как, видимо было, в прежней редакции Конституции Республики Молдова. Однако следует отметить, что законодатель Республики Молдова не прислушался к указанному предложению в Заключении (Мнении) Венецианской комиссии и в тексте части (2) статьи 110 Конституции сохранил те же слова, что и были в прежней её редакции, а именно слова «установленным органическим законом», но никак не включил набор из тех слов, которые предложила Венецианская комиссия для уточнения текста Конституции Республики Молдова в её новой редакции в указанной статье из слов: «специальным органическим законом», то есть не выделив законы об автономных образованиях типа закона Республики Молдова«Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» №344-XIII от 23 декабря 1994 года в отдельный (более высокий, с большей юридической силой) вид органических законов Республики Молдова – практически сохранив все прежние неразрешимые противоречия, имеющиеся между ними (как специальными законами) и другими обычными органическими законами в действующем (и поныне) законодательстве Республики Молдова – в курсиве наш комментарий).

e) "Специальный органический закон" следует отличать от органических законов, касающихся как материальных, так и официальных уровней (2) [(2) Материальным уровнем является тот факт, что специальный органический закон устанавливает территорию, учреждения, символы, официальные языки и полномочия автономии и однозначно формальные специфические процедуры для принятия и осуществления по ним изменений специальными законами;]

(Данное положение, равнозначное по содержанию, нашло отражение в статье 111 части (7) в редакции Конституции 2003 года, но лишь по своей формуле принятия и изменения записанном в специальном Законе Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года, однако законодатель Республики Молдова никак не прислушался к указанному предложению Венецианской комиссии и не включил предложенный им признак отличия законов о правовом статусе автономных образований (как «специальных органических законов») от обычных органических законов страны и, таким образом, сохранил все противоречия, имеющиеся в действующем законодательстве Республики Молдова, между специальным Законом Республики Молдова о статусе Гагаузии от 1994 года со всеми, в последующем, принятыми органическими законами страны, которые согласно части (7) статьи 6 Закона Республики Молдова «О законодательных актах» № 780-XV от 27.12.2001года определяют, что «В случае возникновения между двумя законодательными актами, имеющими равную юридическую силу, противоречия норм, содержащих различные решения по одному и тому же объекту регулирования, применяются положения последнего по времени принятия акта», что фактически отменили все противоречащие им законоположения в Законе Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года и этим исключил возможность применения к этим противоречиям принципа субсидиарности – в курсиве наш комментарий).
f) Конституция Молдовы и специальные органические законы представляют собой конституционную основу, которая определяет развитие всех других норм – не должно быть закона или другого нормативного акта, противоречащего положениям Конституции и специального органического закона; органические и ординарные законы могут быть применены в Гагаузии, если они не противоречат Конституции и положениям специального закона о статусе Гагаузии;
g) Конституционный суд Республики Молдова обязуются разрешать все конституционные споры между центральными органами власти и автономией.»

К сожалению, до сих пор, - несмотря на то, что все вышеуказанные замечания и предложения авторитетной международной юридической организации Совета Европы в области права по конституционной юрисдикции, например, изложенные в статье 18 вышеуказанного Заключения (Мнения) Венецианской комиссии от 21 августа 2002 года, которые были сообщены Парламенту Республики Молдова и Конституционному суду Республики Молдова, – большинство этих (вышеуказанных замечаний и предложений) никак не нашли отражения, в последующем и до настоящего времени, в действующем законодательстве Республики Молдова. До сих пор, также как и прежде, в судебных спорах в случаях возникновения противоречий в регулирующих законоположениях по вопросам, делегированным Гагаузии согласно специального закона Республики Молдова 1994 года, - судебными инстанциями Республики Молдова, расположенными на территории АТО Гагаузии (Гагауз Ери), продолжают применяться законоположения обычных (простых) органических законов, противоречащие законоположениям указанного специального органического закона страны, и тем самым продолжают блокироваться возможности законного применения указанными судебными инстанциями Республики Молдова – практически большинства из всех делегированных АТО Гагаузия (Гагауз Ери) полномочий (в предусмотренном указанным специальным законом Республики Молдова объеме) и прав политической (законодательной) автономии, то есть делегированных прав на собственное самоуправление на территории АТО Гагаузия (Гагауз Ери) Республики Молдова, в рамках действующего в стране специального закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года.

Следует отметить, что рассматривая правовые противоречия в действующем законодательстве Республики Молдова, препятствующие реализации в полном объёме закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года нельзя не отметить и тот факт, что центральные органы власти и управления Республики Молдова не прислушались и проигнорировали также рекомендации Конгресс местных и региональных властей Совета Европы (КМРВЕ), касающиеся прав и полномочий АТО Гагаузия (Гагауз Ери) и взаимоотношений властей официального Кишинева и Комрата.
Так, в Рекомендации 84 (2000) О региональной демократии в Молдове, обсуждённой и одобренной Палатой регионов 23 мая 2000 г., а принятой Постоянной комиссией Конгресса местных и региональных властей Совета Европы 25 мая 2000 года, в которых Конгресс выражает своё удовлетворение принятыми законами в ноябре 1998 года о новом административно-территориальном делении Молдовы также выражает своё удовлетворение принятием Молдовой законов в области местных финансов, местного имущества и статуса выборных лиц территорий, однако Конгресс выражает своё недоумение:
«7. В отношении территории Гагаузии считает, что особый режим самоуправления данной территории должен реализовываться не только через законодательные и нормативные акты, но и на практике, в соответствии с положениями подпункта 15.е настоящей Рекомендации»;

«15. В отношении создания и развития в этой стране региональной демократии, считает необходимым высказать в адрес правительства и парламента Молдовы следующие соображения, и рекомендации:»

«e) Отмечает, что в связи с применением законов о местной административной системе и об административно-территориальном делении и в связи с ее особым статусом возникают особые проблемы на территории Гагаузии. В этом отношении он хотел бы высказать следующие соображения и рекомендации:
i. нежелательно, если бы в соответствии с законом или в силу его толкования Гагаузия рассматривалась в качестве административно-территориального образования второго уровня наравне с девятью другими регионами и городом Кишиневом, при том, что это противоречит ее особому статусу, признанному в Конституции (см. заключение Венецианской комиссии по этому вопросу),
ii. учреждение должности префекта Гагаузии, которому поручено обеспечивать выполнение общенационального законодательства на ее территории, как представляется, идет вразрез с автономным статусом, предоставленным данному образованию; это соображение также основывается на положении о губернаторе Гагаузии («Башкане»), который, будучи в силу занимаемой должности в правительстве, представляет его на той территории, от которой он избирается,
iii. в будущем между префектом и властями Гагаузии могут возникать споры, что может нарушить тот баланс, который был найден в результате длительных и сложных переговоров между центральными органами власти и властями Гагаузии,
iv. закон об особом статусе Гагаузии может быть изменен лишь при наличии явного большинства; таким образом, он является частью конституционного устройства, и его положения должны иметь преимущественную силу перед другими законами Молдовы в силу иерархической структуры законодательства (принцип lex superior),
v. с политико-правовой точки зрения было бы необходимо, чтобы парламент Молдовы подтвердил особый автономный статус Гагаузии и раз и навсегда решил вопрос об институциональной природе этой автономии, а также о полномочиях выборных органов Гагаузии в рамках правового устройства Молдовы. Только на такой основе можно будет обеспечивать толкование и даже вносить поправки в те правовые положения, которые сегодня, как представляется, противоречат друг другу. Конгресс готов вместе с Венецианской комиссией участвовать в работе Рабочей группы, созданной для этого властями Молдовы;»
Однако центральные органы власти и управления Республики Молдова, не смотря на наличие указанных Рекомендаций и опасений, все-таки необоснованно и неправомерно, в нарушение конституционно признанному особому статусу Гагаузии, рассматривают её в качестве административно-территориального образования второго уровня, наряду с другими районами Республики Молдова. Тем самым, целенаправленно, умышленно и неправомерно нарушают права и полномочия АТО Гагаузия (Гагауз Ери), сужая и стараясь аннулировать её компетенцию.
В другом документе Конгресса, – в Рекомендациях 322 (2012) «Местная и региональная демократия в Республике Молдова», обсуждённой и принятой 22 марта 2012 года Конгрессом местных и региональных властей Совета Европы, в которой в нижеследующих пунктах указанных Рекомендаций Конгресса говорится, что:
«2. Конгресс напоминает, что:
a. Республика Молдова вступила в Совет Европы 13 июля 1995 года. Она подписала Европейскую хартию местного самоуправления (СЕД № 122, ниже именуемая "Хартия") 2 мая 1996 года и ратифицировала ее, без оговорок, 2 октября 1997 года. Хартия вступила в силу в отношении Молдовы 1 февраля 1998 года;»

«4. Отмечая, что ряд пунктов, содержащихся в Рекомендации 179 (2005) о местной демократии в Молдове, по-прежнему сохраняют актуальность, Конгресс с сожалением отмечает:

c. серьезный дисбаланс между полномочиями и финансовыми средствами, выделяемыми местным органам власти;

d. весьма ограниченный характер финансовой и налоговой самостоятельности, что выражается, в частности, в чрезмерном надзоре со стороны национальных органов власти на уровне II, а с другой стороны, со стороны уровня II по отношению к уровню I, в частности, в том что касается управления бюджетными средствами;

m. недостаток диалога между центральными властями и властями Гагаузии по всем аспектам местного самоуправления, которые их касаются.»
«5. Конгресс рекомендует, чтобы Комитет министров призвал власти Молдовы:

c. выделять финансовые ресурсы местным властям, которые были бы пропорциональны их полномочиям, как об этом говорится в пункте 2 статьи 9 Хартии, для того чтобы местные органы власти могли осуществлять эти полномочия, в частности, с учетом Рекомендации 313 (2011) Конгресса о местных выборах в Республике Молдова;

d. снизить уровень надзора по отношению к местным органам самоуправления, для того чтобы они могли управлять своими собственными делами, в соответствии с пунктом 3 статьи 8 Хартии;
n. создать механизм, позволяющий улучшить диалог между центральными органами власти и властями автономного территориального образования Гагаузия, по всем аспектам местной демократии;

p. в кратчайшие сроки ратифицировать Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств;»
Исходя из изложенного, на мой взгляд, следует обратить внимание международных организаций и правовых комиссий, на тот факт, что в период с 1994 года по настоящее время игнорируются и не применяются положения закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» № 344-XIII от 23 декабря 1994 года, регулирующие деятельность трех ветвей власти - государственных структур автономно-территориального образования Гагаузия (Гагауз Ери). И в первую очередь данное положение касается судебной власти и бюджетно-финансовой сферы.
Говоря другими словами, законодатель страны, в лице Парламента Республики Молдова, в последующих принятых им иных законах страны (имеется в виду после принятого указанного специального закона Республики Молдова 1994 года) не предусмотрел в явном виде реализацию принятых на себя обязательств, согласно статьи 25 вышеуказанного специального закона Республики Молдова, предписывающей, что «Республика Молдова является гарантом полной и безусловной реализации полномочий Гагаузии, определенных настоящим законом». И потому неясно как законодатель страны, - намерен выполнять на деле законоположения указанной статьи данного закона и этим законодатель страны - фактически не обязал неукоснительно соблюдать «по букве и духу» все законоположения указанного специального закона Республики Молдова 1994 года и всех законов Гагаузии, принятых на его основе и соответственно применять их всеми судьями всех судебных инстанций Республики Молдова, расположенных на территории АТО Гагаузия (Гагауз Ери). Что также означает, что законодатель страны не исполнил в полной мере обязанности, которые сам же на себя и возложил: «Республика Молдова является гарантом полной и безусловной реализации полномочий Гагаузии».
В этой связи следует признать тот факт, что для полной и безусловной реализации на практике положений закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери) настало время интернационализировать институт гарантов исполнения вышеуказанного закона, обратившись к высшим органам власти и управления Российской Федерации, Республики Турция и ОБСЕ (либо СЕ) стать, наряду с Республикой Молдова, гарантами полной и безусловной реализации полномочий АТО Гагаузия (Гагауз Ери), предусмотренных законом Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери) № 344-XIII от 23 декабря 1994 года.

Председатель постоянной комиссии
Народного Собрания Гагаузии
по юридическим вопросам, правам
человека, законности, правопорядку,
информационной политике и СМИ И.Г.Бургуджи

мун. Комрат, 12 декабря 2014года.


Дата публикации: Ср 17 Дек 2014

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.