Владимир Цеслюк: Приднестровский Шевчук, - условно говоря, президент

top_sled.jpg

Владимир Цеслюк, политический обозреватель агентства НИКА-пресс:

От референдумов – к референдумам

Приднестровского Шевчука все-таки сильно напугали комбатанты в аэропорту, когда он, 10 ноября этого года, собрался лететь в Москву. Собственно, группа участников войны на Днестре этого и добивалась – попугать Шевчука и показать, чтобы он впредь на свою охрану не рассчитывал. Ну, в самом деле, не хотели же постаревшие ветераны потребовать от Шевчука точного ответа на прямой вопрос, мучающий их долгие послевоенные годы: «Доколе он, отдельно, и со своей министершей Штански, вместе, будет уклоняться от окончательной выработки субстантивного содержания основного документа по широкомасштабному урегулированию в рамках постоянно действующего совещания по политическим проблема в рамках переговорного процесса в формате «5+2».

Как сказали бы ветераны, не хотим, и отнюдь… А вот попугать, да так, чтобы напугался, то с большим нашим удовольствием.

У них получилось. Только с сильного перепугу Шевчук, долетев все-таки до Москвы, мог сказать такое. Здесь же заметим, что московское журналистское сообщество слушает Шевчука внимательно и точно, а чтобы приднестровский деятель был правильно понят местным и мировым сообществом, его цитируют. Никаких неточностей, вольных журналистских трактовок, допускаемых в известных случаях и для пользы дела. Все – по услышанному от Шевчука.

Шевчук: «Если все участники переговорного формата хотят выявить волю (здесь уточним, имеется в виду воля приднестровцев), а потом ее признать, условно говоря, то мы готовы рассмотреть возможность и дополнительно проведение референдума, но с условием, что потом волю приднестровского народа признают и отнесутся к ней с уважением… Более того, мы всегда предлагали международным организациям, если они сомневаются в предпочтениях, провести референдум под международной эгидой. Но с условием, чтобы те результаты потом были признаны соответствующими международными организациями».

Если короче и точнее, то Шевчук вот о чем, хоть и «условно говоря»: еще один референдум Тирасполь проведет без проблем – опыт проведения референдумов богатый. Чем закончится он, тоже сомнений нет. Приднестровцы осознают, что без России они со своей идеей пропадут, а другого пути, кроме возвращения в Молдову на условиях, которые придется отстаивать на переговорах с Кишиневом, и не просматривается. А если учесть, что последний десяток лет республика на Днестре – это история и про форпост России, и про русский мир на стыке Запада и Востока, и Приднестровье – это и есть Россия, и про сердце евразийства, бьющееся в Приднестровье.., -то возвращение в Молдову на любых условиях будет для приднестровцев позорным.

По сути же, предложение Шевчука – мы проведем, а вы там, вершители европейских судеб и прочие мировые хозяева, дайте нам гарантию, что признаете нами проведенное – это либо тяжелые для его внутреннего мира последствия стресса, пережитого им в аэропорту Кишинева, либо демонстрация несусветной глупости, усиливающейся в условиях приднестровского режима под предвыборным лозунгом Шевчука «Порядок будет». Шевчук - президент, всенародно избранный лидер, бывающий на политических консультациях в высоких московских кабинетах, фактический руководитель разработанного Москвой евразийского проекта для Приднестровья, имеющий, как он сам говорит, пять дипломов о высшем образовании, предлагает фактически следующее. Участники переговоров, а это представители фактически мирового сообщества, заранее соглашаются с результатом нового плебисцита (какой он будет, известно), заранее дают обязательство Тирасполю, что официально признают его, и только после этого приднестровцы выходят на волеизъявление.

Продолжим за Шевчуком в том же духе – если он, предлагая так определять судьбу Приднестровья, то почему бы, скажем, Евросоюзу или таким участникам формата «5+2», как Молдова и Украина, не провести свой референдум о том, стоит ли признавать референдум в Приднестровье о его праве на суверенитет?

Совсем уже поднаторевшие в московского-тираспольских интригах эксперты разглядят тут способ тянуть время с урегулированием до бесконечности. Ни мира на Днестре, ни войны. Такая форма жизни здесь пока устраивает Россию, для которой главной задачей становится сохранение своего военного присутствия на левом берегу, а роль республики с ее населением все заметнее превращается в роль техническую. Так сказать, в подсобную. Здесь-то и открываются иные перспективы урегулирования, когда на первый план будут выдвинуты переговоры Кишинева и Москвы о статусе военной базы РФ в Молдове. Переговоры о статусе самой республики потеряют всякий смысл или окажутся на задворках. Приднестровская идея зачахнет, развалится. Потому что в таком случае гарантий военного присутствия РФ на Днестре возьмет на себе Кишинев, а Приднестровье со всеми атрибутами, да и с волей народной к независимости, потеряется смысл. Взамен он, Кишинев, начнет оговаривать свои полномочия на левом берегу и расстарается так, что Приднестровью останутся крохи от всего, что здесь еще недавно именовалось состоявшимся государством, пусть и не признанным. Возгласов приднестровцев «За что воевали» никто не услышит. В Кишиневе не услышат с удовольствием и в предвкушении. В Москве… Москва же сейчас не обращает внимание на выкрутасы Шевчука, рассуждающего (в Москве же) о «более простых формах признания республики». Не есть ли это первый признак того, что она уже готова не услышать главное приднестровское – «за что воевали?».

Хотя нет, не первый признак. Пожалуй, - второй. На первый признак, самый бесспорный и самый муторный для «простых приднестровцев», ни в Москве, ни в Тирасполе предпочитают стыдливо, отчасти с опаской, не обращать внимание.

В 2006 году под пристальным присмотром Москвы в Приднестровье прошел референдум за независимость и последующее вхождение в состав России. Восемь лет приднестровцы ждут ответа. Ответы разные из Москвы, да все о том же: мы своих не бросаем, потерпите, Россия сильна, да и вы не слабаки, а вот завтра… В этом году долгое терпение Тирасполя привело к трем попыткам напомнить Москве о себе. Сначала какая-то местная общественная организация, потом Верховный Совет, а потом и сбор подписей граждан, со скандалом доставленные прямо Путину, как утверждают… Все – просьбы о признании.

Референдумные предложения Шевчука с московских площадок следовало бы тоже отнести к этому: нижайше просим, да сколько можно, а не пришло ли время. Но опять же, главные участники беды по имени ПМР своей роли в этой беде не замечают. Кивают на мировое сообщество – равнодушное, тупое, злонамеренное, «двойно-стандартное»… Кажется, совсем недавно в Приднестровье непризнанным статусом бравировали, прибавляя к нему «пока не признанное». После частых московских политико-дипломатических изысков об «уважении территориальной целостности Молдовы, но с учетом общественно-политических реалий Приднестровья» неофициальный статус республики «чемодана без ручки» притушил надежды приднестровцев. Они поняли, что нести трудно, а бросить жалко – это не про них, они-то стараются, терпят и любят свою главную Родину, а про Москву.

Роль предмета, создающего неудобства, конечно, противная. Как камешек в ботинке, когда надо спасаться бегом. Выходит, что Москва бежит? И ей, куда-то бегущей, не до своего форпоста на Днестре уже много лет? Говоря образно, или условно говоря, какая-то она занятая стала, эта Москва, какая-то безрукая. А чемодан без ручки – безрукому и подавно ни к чему.


Дата публикации: Ср 19 Ноя 2014

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.