Пакт-1939: победа без выстрела, или блестящий успех советской дипломатии

live_moscow.jpg

Андрей Сафонов, экс-кандидат в президенты Приднестровья, публицист:

К 75-й годовщине подписания Договора о ненападении между СССР и Германией

23 августа 1939 года Советский Союз и Германия подписали Договор о ненападении. Это сало крупнейшей внешнеполитической победой нашей Тысячелетней Державы. Победой, похожей на почти бескровное свержение монголо-татарского ига в 1480 году во время «стояния на Угре»; похожей на восстановление мощи Российской империи на Чёрном море в 1870 году, когда Франция, вместе с Англией атаковавшая во время Крымской войны 1853-1856 годов Севастополь и навязавшая нам разоружение Черноморского флота, рухнула под ударами германского оружия. Пакт-1939 – это пример того, как надо вести внешнюю политику!

Кораблекрушение около гавани

Все мы знаем, что революция 1917 года в злосчастном феврале настигла Россию, когда победа над австро-немецким блоком была уже вопросом времени. В марте готовилось решающее наступление русской императорской армии, которое поддержали бы войска западных союзников – британцев и французов. Но, как писал Уинстон Черчилль, «ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России. Её корабль пошел ко дну, когда гавань была в виду. Она уже претерпела бурю, когда все обрушилось». Один из современных российских публицистов говорит, что случившийся в 1917 году крах Российской государственности выглядит столь же абсурдно, как если бы Советский Союз вдруг рухнул уже после Сталинграда и Курской дуги…

В 1917-1918 годах полным ходом пошло расчленение Великой Страны. На её просторы вторгались турки, немцы, греки, англичане, австрийцы, японцы, американцы… Ещё недавно это нельзя было себе представить даже в страшном сне. Не остались в стороне и румыны. В начале 1918 года они оккупировали междуречье Прута и Днестра – Бессарабию. Пытались они пробиться и на Левобережье Днестра, но на это сил у Бухареста уже не хватило.
На 22 года – с 1918 по 1940-й – в Бессарабии воцарился румынский оккупационный режим.

От «Сфатул Цэрий» до «Клуба любителей пива»

Историки Румынии и часть историков современной Молдовы утверждают: в 1917 году в Бессарабии была провозглашена своя государственность – Молдавская Народная Республика. И даже свой парламент в Бессарабии тогда был - «Сфатул Цэрий»! А ещё они говорят, что даже большевистский Совнарком во главе с Владимиром Лениным вроде как эту власть учитывал. Тут надо без излишних дипломатических выкрутасов выделить факты.
1. Власть самих большевиков базировалась на государственном вооружённом перевороте, который только с 1927 года официально стал именоваться Великой Октябрьской Социалистической революцией.

2. Независимость Бессарабии (если бы она вообще существовала) могло бы признать всенародно избранное Учредительное Собрание. Но оно было распущено большевиками в январе 1918 года.

3. «Сфатул Цэрий» не был парламентом, так как НИКЕМ и НИКОГДА НЕ ИЗБИРАЛСЯ. Он был самозвано сформирован на так называемом «военно-молдавском съезде». Армии, как и независимости, у Молдавии тогда тоже не было. Просто собрались в произвольном количестве представители воинских частей русской армии, где немало было военнослужащих-молдаван и вообще выходцев из Молдавии. Поэтому с точно таким же правом парламент может сформировать, например, «Клуб любителей пива». Или водки, если кому пиво не по нутру!

Страна начинает исходить из своих интересов

В 1920-1921 годах здоровое государственническое (будущее национал-коммунистическое) крыло в Коммунистической партии, сориентированное на учёт, в первую очередь, национальных интересов собственной Родины, а не мифической «Мировой революции», занялось собиранием земель бывшей Российской империи. Кое-какие территории тогда действительно тяготели к полному отделению (Финляндия, Польша), поэтому их оставили в покое. Кое-какие во многом тяготели к России (Эстония, Латвия, Литва), но побаивались леворадикального «военного коммунизма», бытовавшего в первые годы после Октября. Да и западные страны делали всё, чтобы Россия не вернулась на берега Балтики.

Кое-где Москва искусно маневрировала, не пугая до поры до времени Запад и Японию призраком «возрождения империи». Так, в 1920-1922 годах существовала буферная Дальневосточная Республика, разделявшая Японию и Российскую Федерацию. Окрепла Россия – и включила ДВР в свой состав.
В 1921 году в границы Большой Страны вернулось всё Закавказье – Грузия, Армения, Азербайджан.

А в 1922 году родился подлинный правопреемник Российской державы – Союз Советских Социалистических Республик.

Об уродливых детищах

Но кое-где ситуация «зависла». Так, Польша, разгромив в 1920 году войска советского Западного фронта, которым командовал будущий усмиритель Тамбовского восстания крестьян Михаил Тухачевский, завоевала Западную Украину и Западную Белоруссию. Возникло положение, позволившее главе советского внешнеполитического ведомства Вячеславу Молотову назвать тогдашнюю Польшу «уродливым детищем Версальского договора, жившего за счёт угнетения непольских национальностей». Во всяком случае, захваченные ею земли не были Польшей, а никакой автономии представители непольских национальностей не имели.

Что касается Бессарабии, то румынская оккупационная администрация уничтожила в 1918 году даже ту скудную бессарабскую автономию, на которую первоначально согласилась. Румыния за 22 года своего правления довела Бессарабию до полного обнищания, выкачивая из края всё, что можно, поэтому морально бессарабцы были готовы к уходу из-под власти страны-захватчика.

К 1939 году окрепший СССР вновь, как и при Петре Великом, должен был обрести выход к Балтийскому морю (Калининград-Кенигсберг тогда входил в состав Восточной Пруссии), возвратить в состав Украины и Белоруссии отторгнутые у этих республик земли, а также изгнать румын из оккупированной ими Бессарабии, которая при царе в 1812-1917 годах наслаждалась более, чем вековым, спокойствием.

Три европейских противоречия и возможности СССР

Противоречия в Европе конца 1930-х годов давали нашей стране следующие возможности.

Первая. Руками Германии разгромить или ослабить Польшу, а после этого возвратить захваченные Варшавой земли Западной Украины и Западной Белоруссии.

Вторая. С помощью снижения напряжённости между СССР и Германией нейтрализовать Румынию, правящие круги которой всё больше размышляли о переориентации с Британии (и частично Франции) на Германию, а заем фактически вернуть Бессарабию без войны.

Третья. Используя противоречия между англо-французами и немцами, которые неизбежно перейдут в большую войну, вернуть в состав СССР Прибалтику. При этом, ясное дело, немцы не будут активно этому противодействовать, а Париж и Лондон находятся слишком далеко для этого.

Как Англия и Франция перехитрили сами себя

К августу 1939 года почва для нового этапа восстановления нашей державной мощи была создана. СССР, руководимый Иосифом Сталиным и Вячеславом Молотовым, отрешился от химеры «мировой революции» и провозгласил тезис о возможности победы социализма в одной стране. Это значило: все силы – на укрепление Отечества, а не на авантюры типа плана Троцкого 1923 года по вторжению Красной Армии в Германию для организации тамошней пролетарской революции.

Англо-французы играли попеременно с Москвой и Берлином, не понимая, что дают возможность русским и немцам сблизиться из-за такого двуличного поведения. Англо-французы прислали в Москву военную делегацию из второстепенных генералов и адмиралов, да ещё и без полномочий подписать с СССР военное соглашение, направленное против Берлина.

Наибольшую выгоду из этого западного лицемерного поведения извлёк Советский Союз, который, заключив 23 августа 1939 года Договор о ненападении с Германией сроком на 10 лет, изящно вышел на время из любой военной комбинации со своим участием, после чего предоставил выяснять отношения между собой двум блокам – Германии и Италии, с одной стороны; Англии и Франции, с другой.

В результате наши противники ввязались в драку друг с другом, а мы вернули свои территории без особой стрельбы.

Секреты антисоветского полишинеля

23 августа 1939года в Москве Договор о ненападении, или, как его стали называть на Западе, «Пакт Риббентропа-Молотова» (по имени подписавших документ глав советского и германского дипломатических ведомств) был подписан. В 1939-1940 годах в состав нашей страны вернулись ранее ставшая её частью при Петре Великом Прибалтика, омытая кровью солдат Кутузова в 1812 году Бессарабия, а также части Белоруссии и Украины. Кое-что было получено и сверх этого (Северная Буковина), но ведь надобно же получить хоть какую-то компенсацию за румынское предательство 1918 года, когда она оттяпала земли у своего союзника по Первой Мировой Войне – у России!

Казалось бы, всё ясно, как дважды два. СССР защитил свои национальные интересы. В частности, Бессарабия вернулась не просто в состав Большой Родины, но и от слабого и отсталого государства, каковым являлась тогда Румыния, в состав огромного, мощного и стремительно развивавшегося. Разумеется, националистам всех мастей всё это не нравится, поэтому они шумят насчёт «секретных протоколов», которые, по их мнению, являются признаками «сговора двух диктаторских режимов». Мы вынуждены их разочаровать!

Во-первых, секретные документы – это нормальная дипломатическая практика. Не все послания министров и президентов должен читать сантехник, доктор наук или хлебороб. А уж противник – тем более.

Во-вторых, ничего в этих протоколов принципиально нового не содержалось. СССР чётко сказал: это – наше! О том, что мы это сказали, знал весь мир. Никакие протоколы для этого не были нужны.

В-третьих, подлинников «секретных протоколов» так никто и не обнаружил. То, что нам предлагают с конца 1980-х годов – это фильмокопии. Да не советские, а… германские! Читатель, может ли кто-то из нас на основании фильмокопий документов удостоверить своё наследство или получить банковский кредит?!

Думается, комментарии излишни.

Да и что говорилось в этих якобы «секретных протоколах» о, например, Бессарабии? Читаем: «Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях». И что здесь нового или невиданного? Понятно, что Бессарабия – это наша земля. Понятно, что Германия никаким боком к Бессарабии не относится и предъявлять на неё какие-либо требования не может (как и Румыния). Вот и всё. И никаких секретов.

Советско-германский договор – это блестящая страница в истории нашей многовековой дипломатии. Такой удачной внешнеполитической акцией надо гордиться. Тем более, что начатый в августе 39-го диалог в Москве был завершён - из-за последующего неконструктивного поведения германской стороны - в мае 45-го в Берлине!


Дата публикации: Ср 27 Авг 2014

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.