Интернет-блокада, оппозиция и будущее Приднестровья

doroga_tn.jpg

rk012.jpgРоман Коноплев, владелец РИА «Днестр»:

8 ноября 2012 монопольным провайдером ИДК по требованию спецслужб Приднестровья был заблокирован портал dniester.ru, который начиная с весны активно накрывался DDOS-атаками, сайт пытались клонировать, применялись и другие методы давления на редакцию. В конечном итоге, сайт в Приднестровье читается исключительно через анонимайзеры, в основном госслужащими, силовиками и теми немногими, кого интересует политика.

По своему опыту, могу отметить, что заблокированные 8 мая 2013 ресурсы «обновленцев», как и блокированный 26 декабря 2012 tiras.ru имеют ровно аналогичную ситуацию – приднестровские читатели переключились на другие ресурсы.

В Приднестровье традиционно политплощадка была поделена на «избранных» и «маргиналов». Принцип разделения вполне буквален. Разумеется, речь не идет о каких-либо демократических нормах и реакции людей. Оппозицию создают медиа. В Приднестровье медиа – это в первую очередь телевидение. Государственное и коммерческое. Евгению Шевчуку повезло в свое время оказаться обласканным властью и бизнесом – его разрекламировали как «борца» с нечистой приватизацией. С дальним прицелом, как преемника Смирнова. Стараниями медийных структур, близких к крупному бизнесу, на небосклоне появился Шевчук. В качестве вспомогательной ему команды аналогичным образом раскручивалась группа депутатов.

В итоге Евгений Шевчук оставил не у дел всех, кто его продвигал и поддерживал. Он выиграл президентские выборы, а местные, подконтрольные ему спецслужбы, быстро поставили на место т.н. «парламентскую оппозицию» в лице партии «Обновление».

Сегодня «Обновление» лишь играет роль оппозиционеров, согласившись с конфигурацией власти. Спецслужбы периодически пощипывают эту формальную оппозицию, покусывают всевозможными роликами и язвительными комментариями в Интернете. Ветви власти – и исполнительная, и законодательная, - выстроились в четкую иерархию, где каждый занимается своим делом, осваивает российские газовые деньги на госслужбе.

Был в своё время слабо управляемый депутат Дмитрий Соин, лидер партии «ПРОРЫВ!». Партию ликвидировали, Дмитрий Соин вынужден был после угроз уехать в Одессу.

Внутри оппозиции, той, что осталась, отсутствует единство. Впрочем, его и быть не могло. Каждый оппозиционер ставит себе задачу личного продвижения. На ведущих ролях – депутаты Дирун, Антюфеева, Василатий. Это обеспеченные люди, имеющие твердую почву под ногами. При этом они особо не критикуют власть, надеются на смену президента в ходе очередных выборов. Но, если что, переживут и с этим президентом.

Есть маргинальная часть оппозиции, которую «обновленцы» ровней себе не считают – это «серые лошадки», если угодно, люди, которые могут когда-нибудь пригодиться, и их держат на коротком поводке, как пехоту.

Принципиальных противоречий сегодня легальная «оппозиция» и приднестровская власть не имеют. Конкурируют они лишь по поводу представительства – каждому хочется представлять Приднестровье на международных площадках, блистать лицом, участвовать в дележе газового бюджета и пристраивать на работу своих близких. Собственно, в этом и заключается привилегия, в этом смысл «быть властью» для тех, кто к ней рвется в Тирасполе. Ещё, разумеется, есть доходная теневая сфера – контрабандные потоки, серый оффшор для украинского бизнеса. Это тоже важно, и эти ниши контролирует тот, в чьих руках находятся персоны силового блока – спецслужб, МВД, таможни.

Вокруг этих инструментов и вокруг публичного предствительства развернута конкуренция. Реальные участники схватки уже приведены. Больше фамилий в этом списке нет.

Есть ещё, правда, один потенциальный кандидат со стороны – Андрей Сафонов. Но «обновленцы» вряд ли сделают его своим лицом – Сафонову в схемах «обновленцев» может быть отведена разве что вспомогательная роль. Хотя, конечно, Андрей Михайлович будет надеяться на личную победу, на возможность резкого и успешного старта. Конечно, с нынешней ситуацией в приднестровских медиа, никаким оппозиционным персонам ничего не светит.

Вопрос блокированных Интернет-порталов при этом играет в пользу Евгения Шевчука. Конечно, свободный Интернет не перевернул бы ситуацию с ног на голову, но свою лепту на прошлых президентских выборах Интернет сыграл. Так что Шевчук перестраховался с Интернетом совершенно не зря.

И, главное, противостоять его решениям в Приднестровье некому.

Исполнил решение КГБ монопольный провайдер ИДК. ИДК в свою очередь связан со всем известным крупным бизнесом, который контролирует т.н. «оппозицию». При этом можно догадываться о компромиссах между властью и крупным бизнесом региона, о каких-нибудь договоренностях в рамках которых «оппозицию» взяли на короткий поводок, а Интернет закрыли от «лишних людей», которые могли бы «мутить воду» на площадке. «Обновленцы» в итоге не кусают ИДК за сомнительные решения о блокировке. Это было бы то же самое, если б одна рука ущипнула другую – организм ведь общий.

Ну, блокада сайтов значит блокада. Трагедии в происходящем никакой нет. Есть вещи и посерьёзнее блокировки сайтов. Это утрата Россией контроля над ПМР.

Очевидно, что Москва смирилась с тем положением, которое сложилось в Приднестровье – это отрезанный ломоть, контролируемый в большей степени людьми Украины, и у Москвы есть интерес в сохранении территориальной целостности Молдовы. При условии, что Молдова займет межблоковый статус.

По этой причине особого резона вмешиваться во внутриполитическую жизнь Тирасполя у Москвы нет, это утраченная территория влияния, уже без влияния. Несмотря на весь пафос близких к КГБ Интернет-ресурсов, КГБ ПМР сегодня – это филиал украинской СБУ, «оборотни в погонах», изображающие из себя борцов за русскую идею. Евгений Шевчук – выпускник украинской Дипломатической академии. В общем, ПМР сегодня это украинский анклав с ручной официальной оппозицией и отдельными пророссийскими персоналиями, которые находятся примерно в таком же статусе, какой имел пару лет назад Валерий Кауров – нынешний «президент» «Одесской республики», каким его показывает канал Russia Today. Кого-то выгнали вон, а кого-то, как Каурова в Одессе, рано или поздно, обольют дерьмом на очередном митинге.

Москве до украинского анклава под названием «ПМР» забот немного – не обижают там русских, не выгоняют российских военнослужащих, - и ладно.

Есть ли дальнейший смысл в оппозиционной деятельности внутри ПМР? По моему скромному мнению, в такой ситуации всегда уместно обращать внимание не на марионеток, а на поводырей. Есть ли желание конкурировать у тех, кто имеет для этого статус и средства, и кто не находится под угрозой уголовного преследования? Нет у них желания, и оно не появится.

Ни Шевчук, ни крупный бизнес давно не заинтересованы в раскачивании лодки. Они полностью управляют ситуацией, имея вполне спокойные отношения с Киевом, Кишиневом, Брюсселем и Москвой. Задача, которую ставят себе местные элиты – как можно дольше «доить» Кремль, чтобы в рамках Соглашения Молдавии об Ассоциации с ЕС спокойно проехаться на молдавской спине в ЕС, но за российский счёт. Чтобы пока они будут ехать в ЕС, Россия поддерживала социалку и зарплаты госслужащим Тирасполя.

Чтобы продолжать получать деньги от Москвы, можно при случае наряжаться в георгиевские ленточки, говорить красивые речи на новый лад. При Смирнове было принято рассуждать о «памяти предков» и «праве жить на этой земле». Сейчас говорятся другие слова, но суть от этого не меняется.

У Москвы в Приднестровье в политическом пространстве своих точек опоры и «своих людей» нет. Есть те, которых московские лоббисты и пиарщики пытаются выдавать за «своих», но это бесполезная игра, совершенно бессмысленные манипуляции.

Так что очередные реплики Сергея Лаврова по поводу единой Молдовы с соблюдением её территориальной целостности имеют вполне осмысленный контекст – России нужно создавать дружественную политическую среду в Молдове. В надежде на то, что в едином пространстве молдавские спецслужбы, присоединив Приднестровье, как следует почистят Тирасполь от проводников интересов Киева.

Однако сегодня ничем подобным явно не пахнет, наоборот, Кишинев и Киев вполне конструктивно работают с Тирасполем.

Некомфортно себя в нынешнем состоянии конфликта между Украиной и Россией ощущают в регионе лишь граждане РФ, а это 30% от проживающих в ПМР жителей. Меньшинство.

Выпускник Дипломатической Академии МИД Украины Евгений Шевчук во всём устраивает на своем посту и Кишинев, и Киев. О заблокированных в приднестровском Интернете сайтах, о нарушениях в сфере прав человека в ПМР, никто Шевчуку не напоминает и по этому поводу не одёргивает – ни западные дипломаты, ни россияне, ни украинцы. Это мелкая тема.

Что же касается персоналий приднестровской оппозиции, то, пожалуй, у них нет шансов придумать даже один единственный, общий лозунг. И, уж совершенно точно, рядовым приднестровцам нет никакого дела до судьбы заблокированных сайтов – им лозунги о свободе слова ничего не скажут, ценности они для людей в состоянии ностальгии по СССР не представляют.

Ситуацию рано или поздно изменят не внутренние, но внешние факторы. Например, будет ли Россия платить деньги Румынии за покупаемый для Приднестровья газ, когда с Украины он поступать больше не будет. И будет ли поступать на Молдавскую ГРЭС уголь с Донбасса, если конфликт там разгорится ещё сильнее. Эти вопросы с каждым днём всё более актуальнее. Наверняка власти ПМР будут шантажировать Россию судьбой 150 000 граждан, проживающих в Приднестровье. Чтобы заставить Россию платить дань лидерам Приднестровья в размере 1 млрд долларов США в год, за все эти пророссийские лозунги и георгиевские ленточки. Посмотрим, насколько удачливыми окажутся тираспольские шантажисты в следующий раз.


Дата публикации: Вс 18 Май 2014

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.