Приднестровье: Шаг к Свободе

live_tiraspol_balka_trollejbus.jpg

Русский интерес и интеграция.
Заметки на полях Конституционной реформы.

В последнее время наиболее острой темой, активно обсуждаемой приднестровскими политиками и массмедиа, является Конституционная реформа. Полемика вокруг нового проекта, выработанного в коридорах исполнительной власти, с каждым днем становится всё более открытой и публичной.

Можно лишь приветствовать решение приднестровских элит снять «самоблокаду» для журналистов, которой по совершенно непонятным причинам долгие годы славилась ПМР. Так случилось, что конфликт, сам по себе не сулящий ничего хорошего республике, оказался поводом для столь глубоких изменений в отношениях между ветвями власти, экспертным сообществом, гражданским обществом и прессой. На лицах власть придержащих значительно поубавилось высокомерия, политика открытости является признаком того, что ещё с Приднестровьем далеко не всё кончено, что мы не «замёрзли» на рубеже какого-нибудь 2000 года, а продолжаем движение, продолжаем поиск нового пути для своей республики.

Многое, за исключением самого конфликта по линии президент-парламент, действительно, отрадно, важно и замечательно. Безусловно, свою роль в этих процессах все же сыграли события в соседних регионах. Возможно, если б вокруг Приднестровья по обеим его сторонам расположились Туркмения и Таджикистан, ситуация была бы более удручающей. Так что не без внешних примеров ситуация в политпространстве ПМР меняется, что само по себе обещает сделать жизнь в республике если уж не слишком хлебосольной, то, как минимум, интересной.

Мне, как журналисту, разумеется, наиболее примечательны моменты, касающиеся прессы, открытости власти и прозрачности всех политических процессов. Вместе с тем моя гильдия отнюдь не оторвана от социальной проблематики и всех тех негативных процессов, жертвами которых является и бизнес, и остальные общественные группы.

Со мной наверняка согласятся многие местные политики и молодежь, которой необходимы социальные лифты и новые возможности самореализации в бизнесе, науке, искусстве и многом другом. По крайней мере, я говорю о той части приднестровского общества, которая планирует оставаться и дальше здесь, а не уезжать куда-нибудь в Израиль, Канаду или Австралию. Тем, кто туда уедет, актуальны другие заботы. То, о чём я пишу, там уже давно есть. Тем, кто остается, предстоит многое. Это им придется расхлебывать ошибки ответственных лиц, накопленные за последние годы, переустраивать систему государственного менеджмента таким образом, чтобы процессы, происходящие здесь, привлекали, а не отталкивали население. Говоря о населении, я имею в виду как нынешних жителей республики, так и тех, кто решит переехать сюда, открыть здесь бизнес или заниматься удаленной работой, пользуясь преимуществами жизни в ПМР как «безопасной гавани» для родных и близких.

Учитывая бурную полемику относительно тех или иных возможностей интеграции Приднестровья и России через унификацию законодательства и прочие вещи, о которых любят говорить политики всех мастей, следует разделить два понятия: «пользу для России» и «пользу для Приднестровья». При попытке анализа того и другого, на самом деле, существует определенная «точка сборки», значительно удалённая от всех тех рассуждений, которые зачастую в сугубо политических целях транслируются приднестровскими элитами – как участвующими в процессах выработки решений, так и находящихся на периферии, на дальних «подступах» к коридорам власти.

«Польза для России» проистекает из весьма определенных понятий, включающих в себя: защиту интересов прав русскоязычных, обеспечение условий для стабильного функционирования и развития российского бизнеса в регионе. Сюда же следует отнести и невключение ПМР в какие-либо дестабилизационные процессы вокруг территории РФ – будь то споры вокруг «трубы» или попытки организации международных союзов, основной целью которых является дискредитация России и запуск деструктивных процессов на её территории. Интересы эти являются вполне естественными, и ничуть не отличаются от стратегии любого другого государства.

При этом следует отдавать себе трезвый отчет в процессах, происходящих сегодня внутри самой России. В данном случае речь идет о переоценке экономических «успехов», головокружение от которых привело Россию к некоторым, во многом сходным с Приднестровьем, серьезным неудачам и разочарованиям. Достаточно обратить внимание на последние выступления президента Медведева, в ходе которых подводится неутешительный итог всему тому, о чем с нескрываемым садомазохизмом с утра до ночи на протяжении последних лет трубили пропагандисты официальных российских СМИ. Речь идет о необходимости модернизации экономики – о том, чего в силу не поддающихся оценке обстоятельств, не сделали и не собирались делать российские лидеры на протяжении всей новейшей истории России, а также последние десятилетия СССР.

Экономика России как была, так и осталась преимущественно сырьевой, а попытки со стороны власти что-либо изменить безуспешно наталкивались на стену коррупции, многомиллиардного воровства и местечкового регионализма, прикрытого красивыми лозунгами. Все эти процессы сегодняшняя, медведевская Россия, пытается переоценить и найти нужные решения. По крайней мере, эти намерения кажутся со стороны искренними, а выводы – трезвыми и располагающими к поиску конструктивных решений. Сегодняшняя Россия – несовершенна, и наверняка в ней многое будет меняться – не только лица в пирамиде власти, но и конституционное устройство, стратегия экономического развития и многое другое. Россия – столь же «новейшее государство» как и Приднестровье, разумеется, разница весьма значительна, но возраст государства, опыт в экономике и политическом строительстве вполне схож, и отталкивается от того же, что и у нас – от наследия «советской экономики» со всеми её социальными плюсами и разрушительными минусами.

В связи со всем этим современная Россия, сама находящаяся в поиске верных решений, совершенно не нуждается в копировании чего-либо – как своей экономики, так и правовой, и политической систем. Рассуждать о слепом воспроизведении с рисками «пережить» вместе с Россией какие-либо её ошибки – глупо. Поскольку у Приднестровья в отличие от любой страны блока нефтяных государств – России, Ирана, Венесуэлы и т.п. – отсутствует «подушка безопасности» в виде энергоресурсов и связанных с их наличием бюджетных доходов. Рассуждая критериями «нефтяных» государств, можно на определенном этапе повторить множество их ошибок и потерпеть экономический крах. Именно так и поступило Приднестровье, именно это сегодня и является основной причиной нашего неуспеха.

В свою очередь, некое «духовное единство», наше с Россией «общее целое» в таких понятиях, как Русская Идея, Достоевский, Эрмитаж, Михаил Афанасьевич Булгаков и т.п. – ценности непреходящие, и они стоят того, чтобы их защищать. Однако всерьез воспринимать рассуждения о преемственности экономической стратегии и политического государственного устройства, кроме как через призму популистской демагогии, не имеет ни малейшего смысла. В пригороде Тирасполя не заструится нефть и газ, под Дубоссарами не будет алмазных копей, а вокруг Каменки не будет золотых приисков – так что Приднестровье не имеет ни малейшего права на ошибки в экономике.

Что касается государственного устройства, то, в отличие от России, у Приднестровья отсутствуют столь серьезные проблемы как то региональный сепаратизм, экономический регионализм, абсолютный разрыв между столицей и провинцией. Россия, в свою очередь, и без того слишком многое сделала для Приднестровья – достаточно напомнить, что все эти годы российские миротворцы хранят мир на Днестре, и лишь благодаря их усилиям конфликт не разгорелся по новой. Однако вернемся к «пользе для Приднестровья».

Интересам ПМР соответствует построение модернизированной, современной экономики, которая работает в странах, вынужденных существовать без нефти и других минеральных ресурсов. Как ни удивительно, экономические модели этих стран – разумеется, понятно, что речь идет об экономиках стран ЕС, США, Японии, Австралии и Сингапура, - являются поучительным примером для самой России, и это, хоть и запоздало, открыто признает сегодня руководство РФ.

Когда-то, собственно, с этого в России и начали. Однако непрофессионализм в министерствах, коррупция - от регионов до высших эшелонов власти, лишь некоторое время назад ликвидированная оргпреступность, а также избалованность «нефтяной иглой», загнали проблему «немодернизированной экономики» внутрь много лет назад. И лишь сегодня, когда, Россия оказалась в числе стран, наиболее пострадавших от последствий финансового кризиса в США, руководству стало понятно, что «самое важно» в течение долгих лет было задвинуто на периферию.

Вместе с тем, политическая неграмотность населения РФ, являющаяся следствием десятилетий «советского наследия», не позволила сформировать должным образом и политическое пространство.

Много лет в России люди слепо голосуют за популистов – сильны позиции ортодоксальных коммунистов, «разностороннего» Жириновского, долгие годы под маской либерализма в политике присутствовали персоналии, своей коррупционностью и экономической безграмотностью вызвавшие отторжение у значительной части населения, дискредитацию таких терминов как «демократия», «права человека» и тому подобное.

Новая российская элита, опасаясь возвращения всевозможных политических демагогов, спекулирующих на социальной проблематике и политических правах, вынуждена была вначале принять по сути «пиночетовскую» Конституцию по следам трагических событий 1993 года. А затем, спустя несколько лет, полностью отключить социальные лифты – через однопартийную систему, жертвами которой оказались те представители региональных элит, которые в свое время просто в силу случайности не успели ухватить брэнд «Единой России».

Таким образом, не исключено, что и политическое пространство РФ в самом ближайшем будущем будет реформировано, по крайней мере, в последние месяцы многое, происходящее в Москве можно воспринимать как «сигналы» к фундаментальным переменам. При этом официальные власти РФ вполне твердо дают понять, что современная Россия стремится выстроить мобильную государственную машину и современную экономику по образцу стран «безнефтяного блока» - об этом можно судить по последним заявлениям Дмитрия Медведева в ходе его визитов в страны ЕС. Но и не только его. Российское общество все эти моменты понимает, и отнюдь не готово броситься обратно, назад, в «сталинское» прошлое, как, впрочем, и в коррупционно-бандитский беспредел середины девяностых. Россия борется за безвизовый въезд в ЕС с не меньшей интенсивностью, чем, скажем, за формирование добрососедских отношений с арабским миром.

Таким образом, Приднестровью стоит внимательно следить за процессами, происходящими в РФ, но исходить при этом из четких принципов «пользы», а не из спекулятивных деклараций на тему «объединения сегодня». Это, возможно, приятно слышать людям, но это лишь лозунги, не сулящие ни Приднестровью, ни России, в общем-то, никакой пользы.

Сегодня даже мне, участнику событий октября 1993 года на стороне парламента РФ, абсолютно очевидно, что «пиночетовская» Конституция Бориса Ельцина спасла Россию от многих ужасов построения очередной совково-коммунистической утопии, возможного военного конфликта России с НАТО и других малоприятных событий. Как потом и оказалось, в команде, противостоявшей Ельцину в трагические дни расстрела Дома Советов, дураков и воров было если и не больше чем у самого Ельцина, то примерно столько же. Начиная с Руцкого, который спустя несколько лет после драматических событий прославился тем, что в день собственной свадьбы его прислуга разбрасывала с казённого вертолёта над Курском «миллионы алых роз» для молодой невесты, а его сын погряз в коррупционных скандалах после попытки монополизировать фармацевтическую отрасль в регионе.

Возможно, если б не та, «ельцинская» Конституция, сегодня России бы уже много лет как не было на карте мира. При этом следует констатировать, что ни Ельцин, ни его преемники не сумели в должной мере осуществить либеральные реформы. Да, о реформах много говорилось всуе. В правительстве сидели люди, чей один внешний облик приводил в ярость коммунистов и националистов, однако самым значительным их недостатком оказался непрофессионализм вкупе с нежеланием идти до конца. У Ельцина, инициатора той самой «пиночетовской» Конституции, не было команды. И это было гораздо хуже и трагичнее для страны, чем сама по себе Конституция. В путинско-медведевский период на долю руководства России выпали чудовищные по своей сложности «заботы», связанные с Кавказом, борьба с «семибанкирщиной» и её политическими союзниками, проблемы регионализма, один Владивосток чего стоил… При этом модернизацией экономики в России занимались «в час по чайной ложке». В результате – сегодняшняя многомиллионная безработица, рост внешнего долга, банкротство сотен предприятий, кризис инфраструктуры, колоссальная коррупция и зависимость от иностранного продовольствия.

«Пиночетовская» Конституция была хороша для Аугусто Пиночета, при котором либеральные реформы его команды изменили облик Чили. Лишь спустя десятилетия он допустил в политику социалистов, спекулирующих на «общественных интересах». Всё, что было сделано правительством Пиночета, стимулировало значительный экономический рост как в период диктатуры, так и после её окончания.

У Пиночета была профессиональная, умная, современная команда. У Ельцина была команда, пусть гораздо менее эффективная, более вороватая и слабая во всех смыслах, но у Игоря Смирнова такой команды нет вовсе – некому модернизировать, некому открывать рынок, некому гарантировать развитие и обеспечить антикоррупционность. Это не вина президента ПМР, это его беда.

В общем-то, люди вокруг президента, конечно, есть. Отчасти, их можно назвать и «командой». Вроде как они совершенно искреннее преданы делу республики, есть среди них историки, политологи, правоведы-конституционщики, и даже такие, кто разбирается в религиозных вопросах, и умеет красиво излагать свои мысли, но того, что требуется для реформ – то есть квалифицированных экономистов – нет, ни единого. Юристов-практиков, способных профессионально и в сжатые сроки решить проблему коррупции, тоже нет. Выпускников Оксфорда пригласить, конечно, дорого, да и не поедут они сюда. А вот десятку прилежных бывших студентов российской Высшей Школы Экономики вполне по силам преобразить Приднестровье настолько, что рады за нас будут не только россияне и все наши соседи, но и жители многих окрестностей старушки-Европы.

Сумасбродные высказывания некоторых близлежащих лиц с предложением обеспечить «российский стандарт» при отсутствии либеральных реформ, нефтяной и валютной «подушки безопасности» - присовокупив к этому все издержки постсоветской российской экономики – это мыльный пузырь, который для Приднестровья может обернуться абсолютным крахом.

Игорю Смирнову следует отдать должное – и на сегодняшний день совершенно не просматривается кандидатуры, способной его заменить. Его политический опыт, воля к власти, матёрая хватка переговорщика, умение уступать в малом, не жертвуя самым главным – всё это незаменимые для национального лидера качества, человека с которыми не так-то просто найти. Интересовали б его одни лишь деньги, как об этом любят рассуждать местечковые маргиналы, уж он-то давным-давно наслаждался бы прелестями Средиземноморья, где-нибудь в личной вилле на испанском побережье. Большинство некогда удачливых «директоров» бывшего СССР ровно так и поступило, и при этом великолепно себя чувствует. Рассуждать о достоинствах и недостатках Смирнова в соответствии с интересами других государств, - недалёкого ума занятие. Но профессиональной команды у него, увы, как не было, так и нет.

На постоянном обращении к России за финансами, на политических спекуляциях на тему того, кто именно «более достоин» взять у России денег, не построить ни имиджа в глазах самой России, ни будущего для Приднестровья. Это большая иллюзия, что России нужны нахлебники с памятниками и пенсионерами, что здесь её геополитический «форпост». Мы сами себе «форпост», а Россия уже давно живет в XXI веке, проектами планетарного масштаба, в рамках амбициозных экономических проектов с европейскими государствами, от успешности которых зависит будущее России и успех её правительства в глазах собственных граждан.

«Польза для России» как и «Польза для Приднестровья» сходятся в точке сборки, которой является построение современной экономической модели в соответствии с принципами классического либерализма. Приднестровье состоится только в том случае, если любой человек, принявший решение начать здесь свое дело, вложивший деньги в экономику региона, сможет добиться успеха.

Политическая элита Приднестровья, представители всех её звеньев, в своих выступлениях, умышленно или не специально, но уже достаточно давно, и пожалуй даже весьма здраво рассуждают в рамках англо-саксонских экономических, политических и философских традиций. Терминологию «социалистического лагеря» все давно позабыли, и слава Богу.

Мы рассуждаем вслух о демократии, о президенте, о парламенте, о защите частной собственности, о правах человека, но боимся сами себе вслух сказать, что это не просто новые для нас термины, которых еще четверть века назад и в помине здесь никто не произносил, даже на прокуренных диссидентских кухнях. Мы говорим сегодня совершенно свободно новыми терминами о тех ценностях, которые столетиями формировались в Западной Европе. Которые в тёмной, убогой ещё России калёным железом, твердой рукой пытался внедрять и в ряде случаев преуспел в этом, русский император Петр Великий. Которые присутствовали задолго до Петра в Новгородской республике и много где ещё, но периодически на протяжении многовековой истории Великой Руси вытаптывались азиатскими варварами, уничтожались льстивыми устами угодливого окружения, способного превратить своими сладкими речами в мракобеса и диктатора любого лидера.

Лесть свиты – это страшное, тяжкое искушение для любого руководителя – начиная с предприятия, заканчивая высшими должностными лицами. Профессиональные льстецы способны подтолкнуть любого политика к самым жестким, недемократичным решениям. Однако они никогда не смогут стать командой, никогда не смогут обеспечить развития, будущего. Они способны только похоронить всё, что сделано до них чужими руками.

Результаты деятельности нынешней «команды» очевидны – расходы бюджета республики превышают доходы в три раза, безработица выросла в некоторых регионах Приднестровья в шесть раз, многие предприятия остановлены, люди покидают ПМР, не видит для себя никаких шансов молодое поколение. Вручить этой же самой команде «пиночетовскую» Конституцию – это окончательно забить гвоздь в крышку гроба нашей, и без того ослабленной государственности.

Сегодня у Приднестровья есть президент, который великолепно исполняет обязанности гаранта, хранитель суверенитета, Верховный Главнокомандующий Вооруженными силами. Смирнов «не сдаст» в этом можно не сомневаться, и уйди он сейчас, немедленно, еще не ясно, в какую пропасть мы можем угодить. Не мы выбирали Смирнова тогда, в начале девяностых. Его выбрала революция.

Тогда не каждый мог выйти вперед, и повести за собой остальных. Многие пошли, но ответственность за всё лежала и до сих пор лежит на нём. Вместе с уголовными статьями, фальшивыми обвинениями и прочим бредом со стороны Молдовы. Это всё не просто так, не недоразумение. Это плата за то, что он шагнул тогда вперёд, не испугался, не уехал. И сегодня ключевая наша проблема - не в президенте, а в абсолютном отсутствии правительства.

Мне не нравится, когда президенты находятся у власти больше двух сроков, но Смирнов – это не совсем президент, его выбирала не пресыщенная, расслабленная, праздная толпа – его сделала президентом революция. Случилось так в стране, которой ранее никогда не существовало, которая сформировалась на полях сражений, на омытых кровью берегах Днестра. Это не те обстоятельства, при которых стал президентом Барак Обама или, скажем, Трэян Бэсеску.

В проекте новой Конституции можно и не писать слово «президент» - можно написать «Команданте», так будет понятнее who is Mr Smirnov. И не будет возникать лишних вопросов, и не нужно будет каждому иностранцу объяснять, почему во всём мире президенты меняются, а у нас - нет. Другое дело, что экономикой должны заниматься не революционеры, а современные, по последним стандартам выученные профессионалы. Петр Первый в своё время приглашал в Россию профессионалов из Голландии, Германии, много откуда. Платил им щедро, и преобразил страну. Русские оскорблялись на своего государя, обижались, когда «устои ломал», но не будь Петра, не было бы сегодня и современной России. Так и ходили бы с бородами до пят, пугая весь мир своей темнотой и предрассудками…

Проект новой Конституции был бы хорош для подотчетного, ответственного, сильного либерального правительства во главе с прогрессивным премьер-министром, опирающимся на делегирующее ему необходимые полномочия парламентское большинство. Премьер – министр правительства «национальных интересов», которому бы служил компетентным подспорьем и идеологическим союзником парламент. Необходимо правительство из совершенно свежих людей, не имеющих вообще какого-либо «опыта» здесь, в Приднестровье. Подобный «опыт» - это опыт коррупции, ущербности, отсталости и безответственности. Необходима тотальная чистка госаппарата, без неё коррупцию не победить, а коррупция способна погубить любые, даже самые замечательные реформы.

Такой проект новой Конституции был бы очень полезен властям, способным открыть шлюзы гражданского общества и провести ликвидацию экономической и политической безграмотности, предать тотальной анафеме коммунистическую идеологию. При введении юридического запрета на деятельность всевозможных популистских группировок типа Компартии, при недопущении спекуляций на проблемах населения и клоунской конкуренции между политическими группами на предмет того, кто сильнее «любит Россию» и нацепит на себя больше российской символики.

Всему этому необходимо выработать альтернативу. Приднестровью нужна совершенно иная экономика, которая способна обеспечить развитие. Нужно брать пример с похожих на нас, с маленьких и мобильных, безо всякой нефти и щедрых родственников. Со Швейцарии, Эстонии, Ирландии, Дании, Израиля. Свежим примером являются очевидные успехи экономического блока правительства Грузии. Несмотря на всё наше отношение к лидеру этой страны в связи с 08.08.08, следует обратить на грузинскую экономику самое пристальное внимание, прочитать Акт Экономической Свободы и презентационное выступление «их» лидера в парламенте, сделать некоторые полезные для себя выводы. Советские и американские разведчики, да и лидеры сверхдержав, вспомним Хрущёва, в период «холодной войны» не стеснялись изучать и внедрять у себя преимущества конкурентов. Если мы не начнем оглядываться по сторонам, искать пользу для своей ситуации, мы обречены на провал.

Приднестровье все эти 19 лет худо-бедно существовало благодаря промышленному потенциалу «советской экономики». Этот «потенциал» морально устарел гораздо раньше сегодняшнего дня, но нас чрезвычайно избаловали российские деньги – газовые миллиарды, средства инвесторов в период приватизации, гуманитарные кредиты, легкие прибыли в период финансового бума.

Паразитируя на одной лишь идее «присутствия России на Балканах», долго не протянешь. Сегодня всё рухнуло, поскольку мы никак не готовились к будущему, ничего не отложили, ничему новому ни у кого не научились. Искусство говорить красивые лозунги - оно было уместным в период строительства «социалистического будущего». Сегодня этим лозунгам никто не верит – это очевидно, потому что никакие лозунги не работают при архаичной, коррумпированной постсоветской экономике. Про социализм забудьте. Социализм мы начнём строить, как только «найдём» нефть у берегов Днестра. Сегодня социалистическую экономику в состоянии себе позволить либо страны со значительными запасами нефти, как Венесуэла, либо пресытившиеся европейские бюргеры, чьи многовековые либеральные устои уже не в состоянии подорвать даже самое социал-демократическое правительство. Всё это баловство и демагогия подождут до более спокойных времён.

Необходимо привлекать инвестиции, но по вполне определенным причинам в Приднестровье не каждого инвестора заманишь. Тем не менее, причины эти не носят характер неисправимых – следует просто внимательно следить за теми, у кого получается. При государственной «заботе» бизнес только деградирует: мне вот совершенно непонятно, почему в Приднестровье принято рапортовать об огромных урожаях пшеницы, когда её себестоимость значительно выше продажных цен на рынке. Почему выращивают пшеницу, которой место в центральной полосе России, а не, скажем, плодоовощную продукцию, ведь именно ей всегда славились эти земли? И если не хотят местные предприниматели этим заниматься, значит пусть придут на этот рынок турки, итальянцы, которые, к примеру, в Румынии успешно руководят аграрными компаниями. Почему в Приднестровье запрещена легальная продажа земли, однако вне каких-либо препятствий существует «подпольный» рынок земли, а доходы с распределения участков извлекают госслужащие, присосавшиеся к этому «неиссякаемому» источнику личного обогащения. 60% от всего занятого в Приднестровье населения составляют бюджетники. Почему такое вообще возможно? Этих «почему» слишком много, и следует поторопиться, пока ещё что-то зависит от нас самих.

Молдавия, в свою очередь, сегодня в значительной степени близка к решению многих экономических проблем. Сейчас сложно судить о том, что получится у их нового правительства из тех идей, которые декларируют лидеры Альянса. Однако в случае, если их либеральная реформа окажется успешной, Приднестровье попадет в крайне непростую ситуацию, при которой взывать к сознанию людей в терминах и категориях прошлого века будет бесполезно.

Возможно, они у себя в Кишиневе, наоборот, встрянут в межпартийных и семейных разборках за право называться «самыми прогрессивными». Мы же, в свою очередь, с учетом нашего умения в нужный момент сплачиваться и действовать «единым фронтом», сообща, можем их значительно опередить в реформах у себя дома, в Приднестровье.

Статус непризнанности, разумеется, несет определенные риски для любого предпринимателя, приходящего на наш рынок. Но этот статус можно компенсировать. Чем? Возможностями для предпринимателя, честными и прозрачными правилами игры, всем тем, чем дорожат вековые европейские демократии. Всё это Россия только пытается выработать, чтобы провести собственную модернизацию, но сегодня в сравнении с Приднестровьем даже глубоко отстающая по мировым стандартам и рейтингам Россия выглядит в экономическом плане оазисом либерализма. Нам есть к чему стремиться, чтобы опередить и Россию – как раз в этом случае мы и сумеем привлечь российских инвесторов. Зачем им вкладывать средства в бизнес на территории ПМР, если здесь работать проблематичнее, чем в Подмосковье? Если здесь предпринимателю будет на порядок свободнее, чем там, будет меньше коррупции, меньше административных проволочек и всевозможной социал-демократической чуши, будут меньше налоги, российский бизнес с удовольствием будет работать здесь. Это значит, что наши люди не поедут по программе переселения в Россию, а тоже останутся здесь. Вот здесь-то и находится «точка сборки» российских и приднестровских интересов.

В Молдавию за последние годы иностранные инвесторы, в общем-то, не ломились друг у друга по головам. По большому счету, это связано с клановой экономикой, в которой семейство Воронина пыталось контролировать всё и всея. Тем не менее, сейчас есть вероятность, что ситуация эта начнет меняться. И в этот момент мы можем обеспечить более комфортные условия для бизнеса, чем Кишинев – и одержать моральную победу, которая очень важна для репутации Приднестровья в глазах мирового сообщества. На фоне этой моральной победы, возможно, потускнеют и станут невидимыми памятники Ленину, над которыми смеются гости нашей республики, считающие, что здесь – чахнущий заповедник совдепии.

Политическая реформа в Приднестровье должна начинаться и заканчиваться словом «Свобода». Это ключевое слово, с которого можно вдохнуть в нашу республику некую новую, свежую струю, оживить её. Только политически безграмотное население способно попасть на удочку коммунистов, социалистов и всех тех, кто, защищая «завоевания» коррумпированной бюрократии, способен манипулировать пожилыми людьми, обещая им восстановление СССР и высокие социальные стандарты. Без частной собственности, без инвесторов, без свободной экономики нет, и не может быть никаких высоких пенсий, никакого нормального здравоохранения, никакого профессионального образования. Не будет никакого экономического роста, никаких вложений в инфраструктуру, и «социалка», погруженная в глубокий кризис, окончательно рухнет. С консервацией того, что есть сегодня, Приднестровье и через пятьдесят лет будет выглядеть так же, как и сейчас – будут те же самые пятиэтажки с еле-еле живыми коммуникациями, а вот социальной сферы, нормального образования и медицины не будет совершенно точно.

Политические свободы имеют смысл только в том случае, если население выбирает между теми, кто знает, что нужно менять и как действовать в экономике, а не между теми кто «за социализм» и теми, кто «сильнее любит Россию». Сильнее Россию любит не тот, кто флагом дольше машет и березки целует, а тот, кто способен сделать так, чтобы Приднестровье в России уважали, а наши политики не стояли с протянутой рукой в коридорах Кремля с мольбой о помощи. Тот, кто сделает так, чтобы Россия не тратилась на прием соотечественников отсюда, а радовалась за нас, как за кусочек Русского мира, который крепко стоит на ногах, преуспел и опередил Россию даже в чем-то самом малом. Что здесь останется от России, если вся молодежь отсюда просто уедет, как уезжает сейчас? Для кого тогда все эти памятники? Кто тогда сохранит историю Приднестровья?

Политические свободы в нормальной стране хороши тем, что создают социальные лифты для профессионалов, а не для площадных ораторов, способных разоблачать «преступления режима» и громко рассуждать о социальной справедливости. В Молдове, как мы могли наблюдать, восемь лет назад, политические свободы при безграмотном обществе привели к тому, что у власти оказался коррумпированный мафиозный режим, цинично прикрывающийся до сих пор красными флагами, интернациональными и социальными лозунгами.

Нужно отдать должное бессарабцам – то, что приднестровцы разглядели в Воронине и ПКРМ еще восемь лет назад, они все же умудрились разглядеть этой весной. Через толстый слой коммунистической пропаганды, мощнейший админресурс, зверства и провокации спецслужб они всё же смогли углядеть свою надежду, и, дай Бог, чтобы они не ошиблись, и их жизнь стала хоть немногим легче, чем сейчас. Дай Бог, чтобы их новые кумиры не пошли по пути своих предшественников, чтобы имели мудрость и уважение к своим соотечественникам. А нам следует думать о своих интересах, о своей экономике, о своём правительстве, о бюджете, о том, как сохранить себя, чтобы не раствориться на фоне чужих успехов и чужих побед на пути к свободе.

Никаких «особенных» путей к свободе не существует, всё уже было. И на нашем пути очень многие, и не в последнюю очередь Россия, нам помогут и поддержат. Путь к свободе лишь издалека кажется не понятным, «не традиционным», пугающим. Но нужно двигаться вперед, и всё получится. И будет совершенно не страшно. Достаточно лишь сделать первый шаг.

Автор: Роман Коноплев


Дата публикации: Пт 13 Ноя 2009

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.