Партстроительство в ПМР: «Кто там шагает левой?»

Автор: Роман Коноплев, директор Аналитического бюро «Consulting Mobile».

Вокруг инициативы об усилении роли партий в Приднестровье и проведении выборов по партийным спискам в политпространстве республики негласные коалиции складываются таким образом, что на данный момент речь уже не идет о том, насколько актуальна реформа избирательного законодательства. Скорее, обсуждения как публичные, так и кулуарные, сводятся к тому, насколько быстро эти изменения следует вносить – и, разумеется, многое будет зависеть от позиции партии «Обновление», контролирующей приднестровский парламент. Выбор прост: в случае, если рейтинг наиболее крупной политической партии не обвалится, а особых предпосылок этому не видно, выборы по партийным спискам могут пройти уже в текущем году.

В целом же, в ожидании данного, отчасти предсказуемого решения по введению пропорциональной системы, особенно с учетом мнения российских экспертов в ходе их визитов в ПМР в последние месяцы, политплощадка Приднестровья приходит в движение.

Разумеется, последнее слово останется за президентом, которого крайне сложно упрекнуть в симпатиях к партиям в принципе, но, тем не менее, вряд ли Игорь Смирнов согласится выступить в качестве эдакого ретрограда – последней баррикады демократическим преобразованиям. Не какие-то там мифические «оранжевые», а вполне себе системное гражданское общество ему этого не простит.

Очевидно, что с увеличением роли партий в Приднестровье политической конкуренции станет больше, соответственно, подобные нововведения приведут к сближению государства и гражданского общества, существующих последние годы на отдаленном расстоянии друг от друга, столь значительном, что зачастую не было повода даже ради приличия его замечать.

В отличие от России, где введение выборов по партийным спискам привело к абсолютному доминированию «медведей», в Приднестровье в силу разных обстоятельств – внешних и внутренних – на этот счёт возможны варианты. Их и обсудим.

Ранее в популяризации идеи выборов по партийным спискам приняли участие практические все приднестровские партии. Безусловно, ни одна из политических сил, соглашаясь с идеей «гармонизации» с РФ в части избирательного законодательства, не готова уступать свой потенциальный электорат политическим конкурентам даже в том случае, если за выборы по партийным спискам различные партии идут сегодня единым фронтом против категорического противника подобных реформ – президента.

18 ноября 2009 года, когда на пленарном заседании Верховного Совета погибла президентская инициатива о ручном для исполнительной вертикали парламенте, вместе с этой инициативой потерпели крах силы, позиционировавшие себя в качестве «опоры» Игоря Смирнова. Наиболее жестким сторонником любых президентских идей обозначали себя лишь «республиканцы». В качестве союзника в борьбе против «Обновления», президента избрали также Патриотическая партия Приднестровья и «Народная Воля» Олега Гудымо. Тем не менее, ППП и приднестровская ЛДПР Романа Худякова, выразив полную поддержку любой воле Игоря Смирнова, принципиально поддержали идею избирательной реформы.

В результате всех этих манипуляций «президентский политический фланг» был смят, представляя сегодня собой, в общем-то, жалкое зрелище. «Республиканцы» и «патриоты» слились в объединенную организацию, которая в отсутствии харизматической фигуры Олега Смирнова сегодня скорее напоминает братскую политическую могилу. У РСПП (Республиканская социал-патриотическая партия), вынужденно оказавшейся в ситуации классической антиэлиты, сегодня есть возможных два пути - стагнации и радикализации. Как и любая другая партия, эта структура имеет некоторые шансы, которые, однако, достижимы лишь при блокировании по каким-либо точечным вопросам с другими силами. По крайней мере, эти возможности появятся, как только персон этой политической группы перестанут ассоциировать с "вечно говорящими ДА" по принципиальным вопросам текущей политики, избегающими даже робкой критики в адрес исполнительной власти. Первым самостоятельным импульсом, поданным РСПП, явилась их позиция по «цензу оседлости». Пусть не в первых рядах, но против него «социал-патриоты» все же выступили, пообещав, как ни странно, того же, чего и обычно - обратиться к президенту. В остальном же, 2009 год принес представителям обоих крыльев этой новой организации лишь вереницу несбывшихся надежд.

Олег и Марина Смирновы в Приднестровье ещё имели некоторый политический вес, но его вряд ли удастся набрать с нуля новой структуре с новыми персоналиями, несмотря на расположение к ним со стороны менеджмента государственных СМИ – в первую очередь речь, естественно, идет о ТВ ПМР.

live_kommunisty_miting.jpg

Тем временем начало 2010 года привело к значительной активизации леворадикального фланга. Речь идет о ещё одном политическом альянсе – 5 февраля прошла знаковая встреча лидеров Компартии и социал-демократической партии при участии смежных с ними левацких НПО. Хоржан, Радченко, Бучацкий и российский журналист Лев Леонов рассчитывают на свой кусок политического пирога в случае введения выборов по партспискам. Приднестровские леворадикалы опираются в своей деятельности на покровительство партий-союзников – КПРФ, КПУ и ошмётки воронинской ПКРМ. Ситуативный союз с другими организациями, пропагандировавшими идею пропорциональной избирательной системы, разумеется, распадется на следующий же день после принятия решения о реформе избирательного законодательства. Леворадикалы рассчитывают на партвыборы как на собственный звёздный час. Наверняка в решающий момент им будет оказана информационная и финансовая поддержка со стороны Компартии Молдовы, даже в том случае, если на самой территории РМ коммунистов запретят.

При этом следует отметить, что в Приднестровье если уж коммунисты и «самые левые», то далеко не единственные «левые», поскольку «левыми» считают здесь себя все без исключения партии. Других в Приднестровье попросту нет.

Все приднестровские партии так или иначе имеют собственных контрагентов на российской политплощадке. В своей деятельности на авторитет, поддержку и связи в «Единой России» опираются приднестровские партии «Обновление» и «ПРОРЫВ!». При этом «обновленцы» чаще контактируют со «взрослыми», а «прорывовцы» - с молодежными структурами ЕР. В то время как сами единороссы порождают время от времени всевозможные глубокомысленные разновидности идеологических продуктов, типа «консервативной модернизации», наши партнеры ЕР плотно сидят на игле социальных концептов и сохранения памяти о советском прошлом. Разумеется, последнее важно, но это скорее духовные материи, нежели какая-то внятная платформа для обеспечения экономического роста. Проблемы «души и совести», конечно, важны, но социальная сфера всё равно рушится, и молодежь всё равно уезжает – просто не видит площадки для реализации собственных амбиций, для неё в программах политических партий ничего не предусмотрено.

Как ни парадоксально, но местные некогда матёрые «диссиденты» - Андрей Сафонов и Григорий Воловой – по крайней мере, публично никогда не искали себе союзников среди российских либералов, классических «западников» - будь то «Яблоко» или СПС. Если и были попытки с их стороны проявить себя в политике, то на той же самой, социалистической платформе, с опорой на те же самые, затёртые до дыр социал-демократические лозунги.

Местные коммунисты имеют своих лоббистов в КПРФ, приднестровская ЛДПР также рассчитывает на московский ресурс и авторитет лидера Жириновского, одни биллборды с которым, развешанные по Приднестровью накануне любых выборов, способны принести этой партии 7-8%. Однако все без исключения приднестровские политические партии используют левый дискурс. Если проанализировать политические заявления и практическую деятельность всех приднестровских политических групп, за исключением радикальных коммунистов все остальные являются социал-демократами. В том числе и «Обновление», чья репутация позволила запустить в Приднестровье ряд российских гуманитарных программ, в числе которых прибавка к пенсии и аграрные кредиты. «Краснеет» на глазах «ПРОРЫВ!», продвигая ценности советского патриотизма в команде с российскими «молодежками» единороссов. Происходящее на политплощадке в целом можно оценить как некую фракционную борьбу в рядах одной и той же организации, и в Приднестровье как никогда актуализируются идеи российского деятеля Виктора Степановича Черномырдина: «Какую партию мы не строим – все КПСС получается!».

Социальная бюджетная политика последних лет является ещё одним примером доминирования социал-демократических традиций в республике. Один работающий в реальном секторе приднестровской экономики специалист кормит четырех бюджетников – абсолютная аномалия в современной мировой практике. Вероятно, в будущем многие приднестровские партии по-прежнему продолжат соревноваться лишь в одном – где можно «взять», чтобы поделить. Разница лишь в источниках того, что нужно «поделить»: «Обновление» добросовестно распределяет российскую помощь, блок «республиканцев-патриотов» обещает «отнять и поделить» крупный приднестровский бизнес. Коммунисты вообще обещают отнять «всё и у всех», чтобы после национализации, наверное, помочь на эти средства, с доходов от перераспределения собственности, вернуться к власти в уже единой Молдове изрядно подпорченному молью Владимиру Николаевичу Воронину.

Можно списать эдакие странные особенности местной политической кухни на некое «общественное мнение», дескать, «в Приднестровье основной электорат – пенсионеры, а они любят всё советское, социалистическое, бесплатное». В общем, «дело СССР» живёт в сердцах приднестровских избирателей, а по сему - социализм тут неизбежен, поскольку молодежь на выборы не ходит, а бабушкам не нужны ни демократия, ни современная либеральная экономика. У бабушек – другие кумиры, и больше всего они любят красный флаг и памятники Ленину.

На самом деле, это большая неправда и большая общая ошибка. Бабушки у нас в Приднестровье – разные, всем коммунистической демагогией не угодишь, просто выходит, что адепты левых идей «голосуют сердцем», а остальные, что называется, попадают «под замес» доминирующих в СМИ тенденций.

С молдавским «позитивным опытом» получается всё не менее сложно. Возрастные электоральные пропорции там вполне сопоставимы с приднестровскими, а лидеры Альянса за евроинтеграцию будут ещё долго отбивать атаки коммунистов, и решать вопросы своей идентичности, пытаясь разобраться «румыны» они или «молдаване». Либералов в Молдове, похоже, больше волнуют темы языкового доминирования и проблемы истории, они тысячу раз в этом болоте ещё потеряются, прежде чем начать свою модернизацию экономики. Так что в этом плане бояться особо не стоит – намного Приднестровье от Молдовы в ближайшие годы не отстанет.

Другое дело, что обеспечив привлекательность региона, создав максимально комфортные условия для инвесторов, дебюрократизировав экономику ПМР и обеспечив полноценные социальные лифты для профессионалов, Молдову можно было бы значительно опередить. Но вернёмся к бабушкам.

Сейчас на дворе не 1991 год, те же бабушки прекрасно знают о размерах пенсии в России и странах ЕС, а тем, кто не в курсе, стоит объяснить, откуда большие пенсии берутся, откуда берется современное здравоохранение, конкурентное образование. И дать своими действиями приднестровцам хоть какую-то надежду на то, что через 20-30-40 лет наши пенсионеры смогут чувствовать себя так же уверенно, как пожилые люди в странах Центральной и Северной Европы. Чего уж говорить, сегодня и стандарты Италии для приднестровцев привлекательны – много женщин уехало туда работать сиделками, многие мужчины уже оформили документы, перейдя с «нелегала» на статус ПМЖ. Многие уже и паспорта получили, они знают, для чего им это нужно – для европейской пенсии и для будущего их детей.

В политической безграмотности населения и в неадекватности региональных приднестровских СМИ современной повестке дня присутствует весьма существенная угроза государству в целом. Выклянчивать социальными подачками голоса, балуя избирателей социалистической риторикой, разумеется, какое-то время возможно. Но лишь до тех пор, пока этот же самый избиратель прикола ради не приведет к власти ультралевых радикалов, с целью посмотреть на шоу львов и гладиаторов: «вот интересно, а что будет если…» восторжествуют идеи Полиграфа Полиграфовича Шарикова. Что бывает в таких случаях, можно воочию наблюдать опыт вполне себе признанной сегодняшней Молдовы, где благодаря коммунистическому правлению, забетонировавшему экономику, полстраны с концами уехало в дальние края – в Италию, Испанию, Португалию, Россию, Украину. То есть туда, где коммунистов держат в эдаком политическом зоопарке, типа «да, есть у нас такая разновидность, подойдите гляньте, только клетку не трогайте, того и гляди укусят». А для Приднестровья вполне резонно сегодня звучит перевернутый большевистский лозунг начала прошлого века: «Кто там шагает левой? Правой, правой, правой!». Иногда, чтобы протрезветь, недостаточно и столетия. Надеюсь, это всё же не наш случай…


Дата публикации: Вс 7 Фев 2010

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.