Оккупанты и политика империализма

Автор: Антон Морару, доктор хабилитат истории, профессор, Кишинев, Молдавия.

Источник: Literatura si Arta.

Все добропорядочные люди были возмущены поведением членов «Лиги русской молодежи» и некоторых «ветеранов» оккупационной советской армии в Республике Молдова. Эти шовинистские элементы протестовали против установки памятника жертвам советского тоталитарного коммунистического режима. Какой-то советский русский «ветеран» заявил, что мемориальный камень «оскорбляет» его. Другой советский «друг» подчеркнул, что вместе с установкой этого камня «начинается возрождение фашизма» в Молдове.

Историк Марат Калиненок, с другой стороны, заявил, что он «освобождал» Молдову от «немецко-румынских захватчиков» (Независимая Молдова, 2011, 3 марта, стр.3). В действительности же, эти ветераны ведут себя в Республике Молдова, как оккупанты, проводя колониальную пророссийскую политику. Они чувствуют себя хозяевами в стране, которая им не принадлежит.

Советский коммунизм и фашизм - братья одной и той же политики империализма. Немцы были в Бессарабии, но ушли. Хочется спросить так называемых, «освободителей»: почему они не ушли домой в Россию? Почему они оккупировали эту часть румынской земли? Они вели себя в МССР хуже, чем немцы в Германии. Я глубоко уважаю русский народ, у меня есть друзья в России, и они спрашивают меня, почему русские в Республике Молдова не учат румынский язык. Почему мы позволяем им вести себя нецивилизованно?

Документы из архивов свидетельствуют о том, что борьба царской России против румынских княжеств началась в конце XVIII - начале XIX в.в. В 1792 году Екатерина Великая оккупировала Приднестровье, а в ходе русско – турецкой войны 1806-1812 г.г. Александр Первый установил власть над территорией Молдовы, названной в 1813 году Бессарабией. Царская Россия скрывала цель этих агрессивных войн. Скрывала их под маркой так называемых идей «обороны», «освобождения», называла их « русско-турецкой войной». В действительности же царизм оккупировал румынские земли. Царизм боролся с Турцией, но грабил румынские территории.

Идеология русских оккупантов зарождается в XVIII веке. Об этом свидетельствует «Завещание Петра Великого», датируемое 1724 годом. Этот документ предопределял захват и уничтожение румынских государств, полное доминирование над Турцией и Константинополем и другое. Больные идеи Петра Первого разделяли Екатерина Вторая, Александр Первый и другие правители царской России и Советской империи. После русско-турецкого Слободзейского перемирия в августе 1807 года русские были вынуждены покинуть дунайские княжества, а Бессарабия осталась под властью Александра Первого. Этому названию придали официальный характер в документах империалистической канцелярии, в том числе в «Положении о временном правлении Бессарабией»(А.Балдур, История Бессарабии, Бук. 1992).

Факты и архивные материалы свидетельствуют о том, что Александр Первый начал войну 1806-1812 г.г., чтобы отвлечь внимание общественного мнения от убийства собственного отца, императора Павла Первого. Как известно, Александр вместе с офицерами Преображенского и Семеновского полков, а также совместно с князем Платоном Зубовым, графом Паленом убил императора Павла Первого и в тот же день, 10 марта 1801 года, занял российский престол. Он пообещал, как пишет русский историк Н. Сандлер, «превознести до небес Россию», принести «блаженство, нерушимое счастье всех приверженцев российской монархии». Захватом Бессарабии он попытался реабилитироваться после убийства отца, однако остался в истории как царь-убийца. Он стал одиозной фигурой правления, решив продолжить экспансионистскую политику своей бабушки Екатерины Второй. Александра Первого поддерживала политическая элита России, которая, в сущности, продвигала экспансионистскую политику на Балканах. Среди тех, кто поддерживал эту политику, фигурируют Дмитрий Трощинский, князья Сергей Долгоруков, Петр Лопухин, Петр Долгоруков, князь Никита Панин, Семен Воронцов, Михаил Сперанский, Павел Строганов, Николай Новосильцев, Николай Мордвинов, Александр Воронцов, Александр Куракин, митрополит Платон и другие. В проведении оккупационной политики в Бессарабии принимали участие, к сожалению, и некоторые молдавские бояре(Думитру Морузь, Мария Шуцу, Негри-Ипсиланти, С. Стурза и другие). Эти русифицированные граждане не протестовали против аннексии Бессарабии, они играли реакционную роль в борьбе царской России с европейской революцией.

Российский оккупационный режим создал румынским княжествам множество проблем с тяжелыми последствиями, которые по сегодняшней день не решены. Это и проблема болгар, гагаузов, русских и украинцев, Приднестровья, юга и севера Бессарабии. Русские оккупанты начали грабить крестьян Бессарабии, отнимали и делили земли между членами политической и административной элиты царской России. Только в 1818- 1824 г.г. Александр Первый «подарил» генералам, офицерам, министрам и другим захватчикам более 300560 десятин плодородных земель. Таким образом, государственный советник, граф Карл Нессельроде получил 10 000 десятин, государственный советник Константин Катакази- 6000, наследники генерал-майора Корнелович – 6000, вдова генерал-майора Хитрово- 6000, советник Куницкий – 6000, полковник Якоб Линдорфф- 2000, советник Колярский- 6000, генерал Алексей Сибирский- 5000, Генерал Иван Сабанеев- 10000, князья Волконский- 10000, полковник Канарин- 25000, Александр Бенкендорф- 28000, полковник Афанасьев- 7000 десятин и так далее («Бессарабия и бессарабцы», Кишинев, 1991, стр. 167-168). Почему Александр Первый отобрал эту землю у местного населения и отдал представителям русской политической элиты? Ответ очень прост. Царская Россия не освободила эту территорию, а оккупировала её, захватила. Россия стала самым агрессивным врагом румынского населения. Русский царизм попытался создать социальную базу в Бессарабии, колонизировать эту румынскую землю, сделать из Бессарабии стратегический центр борьбы с Румынией.

Здесь мне бы хотелось ответить одному «историку», не обладающему специальным образованием в области исторических наук (В. Михайлову), что не бессарабские румыны провалили румынизм. Нет, братцы. Борьбу с румынизмом начали тираны Александра и Николая Первого, колониальные угодники, прибывшие в Бессарабию сразу после 1812 года. Шайка бандитов, воров, оккупантов, возглавляемых генералами Кутузовым, Чичаговым, Гартингом, Бахметьевым, предателем Манук-Беем, генералом Красно- Милошевичем, офицером А. Защук, губернатором Пинковским, генералом Лонгиновым и другими. Они начали борьбу с Румынией освободительным движением в Бессарабии. Русский граф Каподистрия писал 17 апреля 1817 года, что « эмиграция продолжается, крестьян грабят и беспорядки, проходившие под руководством генерала Гартинга, кажется, будут ещё продолжаться (стр. 162). «Не могу сказать, что благосостояние жителей возросло, напротив, когда в 1806 наша армия оккупировала Бессарабию, - пишет русский историк А. Стороженко, - регион находился в более процветающем состоянии (стр. 162.). Губернатор Бессарабии А. Тинковский признал, что после 1812 года «бессарабская провинция состояла из двух категорий жителей: коренных молдаван и бродяг, которые переселились сюда и чей характер не изменился» («Бессарабия и бессарабцы», стр. 168). Они вели себя, как оккупанты, в духе империалистической идеологии Царской России и СССР. За 200 лет никто не смог изменить их.

Колониальные лакеи остались в МССР и подключились к деятельности Советской армии и ветеранов войны, которые и сегодня борются с мемориальным камнем в центре Кишинева.

После 1812 года бессарабцев выживали с этой территории различными методами, формами и средствами. Русский журналист Александр Старостовский писал, что некоторые бессарабские румыны, из самых неугодных советскому режиму, «познали дорогу в Сибирь ещё во время войны 1806-1812 г.г.». Других вынуждали или заманивали обещаниями лучшей жизни в России. «Молдаван из Бессарабии прельщали переселением к черноморскому побережью, на Кавказ». Но вместо обещанного рая, молдаване столкнулись с бедностью, болезнями и смертью» (стр. 169). «Аннексия обширной и плодородной территории, названной Бессарабия, - писал Николй Йорга, - была воспринята с общим чувством возмущения» (Н. Йорга «Историческая правда о прошлом и настоящим Бессарабии», Бухарест, 1940). Подобное отношение объясняется тем, что румынские государства не раз становились объектом агрессии со стороны царской России. Только в 1812 году Российская Империя аннексировала территорию в 43.630 кв. км., включающую 5 крепостей, 17 городов, 605 сел и население в 482 630 душ, из которых 95% были молдавскими румынами ( Ziarul de gardă, 2011, 3 марта, стр.20).

Силы Российской империи любыми способами пытались стереть из исторической памяти коренных жителей названия «румынские княжества», «румынская нация», «румынский народ», «румынский язык», «румынская культура», «румынская литература» и так далее. Были русифицированы все румыны из Херсона, Одессы, Каменец-Подольского. Не осталось ничего румынского в «городе валахов» (Очаков). Также были депортированы, арестованы, подвержены пыткам и жесткому обращению молдавские румыны с юга Бессарабии и Севера Буковины. Все это- последствия проведения политики империализма царской России и СССР.

Перевела с румынского Зарина АЛИМБАЕВА


Дата публикации: Пт 25 Мар 2011

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.