Кто признает Приднестровье? - 2

live_venezuela_caracas1.jpg

* Почему Абхазия признана Венесуэлой, а Приднестровье – нет?
Автор: Роман Коноплев.Автор: Роман Коноплев.
Итоговый материал по результатам поездки в Венесуэлу 17.09 – 1.10.2009.
(Продолжение. Начало здесь)

venezuela_caracas1.jpg

Почему Абхазия признана Венесуэлой, а Приднестровье – нет?

Для оценки эффективности шагов того или иного нового государства на пути к признанию существует, как уже было отмечено, единственный главный критерий – результат. Тем не менее, для достижения положительного результата недостаточно лишь повторять год из года избитые фразы о борьбе и о самоотверженном, полном трудностей, выживании в состоянии «осажденной крепости». Да, окружение Приднестровья сегодня сложно считать «братским». С одной стороны – Молдова, власти которой готовы вести с нами переговоры лишь об одном – о нашей сдаче. С другой – Украина, интересам которой не отвечает наличие под боком тлеющего, неурегулированного конфликта. На территории Украины, и в Молдове также как и в России, существуют сторонники независимости Приднестровья, но эти люди находятся слишком далеко от рычагов принятия решений. Но следует понимать простую вещь: чтобы тема признания ПМР в том, или ином государстве рано или поздно зазвучала в высоких кабинетах, слишком мало дипломатических усилий, встреч на уровне глав МИДа и других министерств. Тема проблем Приднестровья, жизни людей в республике, находящейся на пути к признанию, должна быть «на слуху». Политики и госслужащие в любой цивилизованной стране всегда следуют за общественным настроением. Находясь друг с другом в противоборстве, политические группы стремятся «оседлать» тот или иной наболевший вопрос, ту или иную тему, о которой пишут газеты, говорят телеканалы, обсуждают на кухнях люди.

Возвращаясь к теме признания Абхазии странами Латинской Америки, в частности Венесуэлой, следует отметить, что в отличие от абхазского, «приднестровский» вопрос латиноамериканским не является. Какие-либо параллели между Приднестровьем и двумя кавказскими республиками совершенно неочевидны.

Из бесед с русскими журналистами, работающими в Латинской Америке, представителями российских регионов и компаний, а также абхазскими дипломатами и коллегами – журналистами, можно вынести ряд знаковых тезисов:

1. Вопрос Абхазии и Южной Осетии в Латинской Америке на слуху. В прессе часто появляются публикации, экспертные мнения. Население той же Венесуэлы не понаслышке знакомо с этой проблемой. Что же касается Приднестровья, то тема нашей республики в латиноамериканских СМИ не поднимается. В новостном формате что-то делается, но нет сформировавшегося общественного мнения, нет какой-то определенной линии по данному вопросу как у прочавистских политических сил, так и у оппозиции Чавесу. Если та или иная проблема отсутствует на уровне СМИ и не является предметом дискуссии, исключено, что президент какой-либо страны собственнолично отважится пойти на столь неординарный шаг как признание нового государства. В Венесуэле работает представитель дипломатического ведомства ПМР, но это единственное направление, по которому ведется работа. На уровне СМИ и расширения контактов по линии гражданского общества Приднестровьем не делается ровным счетом ничего.

2. Вопрос признания ПМР странами Латинской Америки, и, в первую очередь, Венесуэлой, являющейся, по сути, локомотивом латиноамериканской экономики и региональным лидером, является политическим, и не может быть другим. Позиция Венесуэлы не направлена на признание независимости образовавшихся государств, в том числе и по причине того, что в самой Венесуэле присутствуют регионы и сообщества людей с «сепаратистским сознанием». Что касается Боливии, здесь ситуация еще сложнее, поскольку там сепаратистские регионы составляют большую часть страны. Необходимы очень серьезные инструменты лоббирования, чтобы переломить настроения элит. Признание Абхазии и Южной Осетии во многом оказалось неожиданным для латиноамериканских политиков. Шли разговоры, но долгое время не предпринималось каких-либо шагов в этом направлении. Однако говорить о том, что идея признания кавказских республик была экспортирована Москвой, - некорректно. Венесуэла вполне способна подобного рода решения принимать самостоятельно. Если бы Москва действительно имела такое влияние, то Абхазию и ЮО признали бы еще год назад.

Корреспондент ИТАР-ТАСС в Венесуэле Михаил Макеев рассказал о развитии ситуации с признанием Абхазии и о возможностях Приднестровья в Латинской Америке:

Всё происходило очень непросто. Прямого ответа абхазам долго не было. Им приходилось всем рассказывать, объяснять, показывать. По поводу признания Абхазии велась работа на уровне госструктур, парламента, устанавливались связи. Приглашались депутаты, шло общение на уровне политиков. Это было, на мой взгляд, полезно и правильно. В начале года люди стали узнавать, что есть такая проблема.

Касаясь Приднестровья, то, помимо активизации деятельности на уровне СМИ и бизнес-сообщества, можно предложить Венесуэле подготовку кадров. Это очень важное направление, по которому приднестровцы вполне способны оказывать на взаимовыгодных условиях услуги, к примеру, по обучению врачей, инженеров, и других специалистов. В Венесуэле дефицит профессионалов. Возможен обмен опытом в высокотехнологичных отраслях, поскольку Приднестровье – промышленный регион, и ему, наверняка, есть что предложить потенциальным латиноамериканским партнерам. Актуальными для Венесуэлы являются вопросы электроэнергетики. Здесь есть уголь, газ, мазут. Участие специалистов из Приднестровья в строительстве электростанций вполне возможно. Направлений деятельности много. В таком случае, как говорится, чем чёрт не шутит, Венесуэла и другие латиноамериканские страны, возможно, сами бы проявили инициативу в вопросе признания.

По мнению корреспондента российских изданий «Парламентская газета» и «Трибуна» по странам Латинской Америки Рашида Габдуллина, важной составляющей экономического развития Венесуэлы является международное сотрудничество:

В Венесуэле есть, разумеется, свои особенности, в частности, любое начинание сталкивается с бюрократическими препонами, и не всегда чиновник может поставить последнюю точку без согласования с политическим руководством, которое всегда считается с общественным мнением. Условием запуска любых проектов в Венесуэле является социальная составляющая. Иностранные компании, к примеру, должны строить рядом с предприятиями медпункты, школы, спортивные сооружения.

Разумеется, Венесуэла всегда внимательно будет наблюдать за отношением своего ключевого партнера – России – к Приднестровью. Если ПМР будет признана Россией, в этом случае процесс признания странами Латинской Америки пойдет быстрее. Необходимо, чтобы сдвинулись с мертвой точки отношения между Тирасполем и Москвой.

Приднестровью в первую очередь необходимо работать с Медведевым и Путиным. Однако параллельно следует запускать в других странах представительства с соответствующим штатом, чтобы велась определенная работа не только на уровне дипломатических структур, но и на уровне СМИ, гражданского общества и бизнеса. У Приднестровья, я знаю, готов к открытию офис здесь, в Каракасе. Он расположен в удачном месте: рядом МИД, парламент, дипломатическая академия. Выпускаются буклеты, каждый маленький шаг имеет определенный резонанс. Важно, чтобы эта работа носила не фрагментарный, а регулярный характер…

Представитель Министерства Иностранных Дел Республики Абхазия в Венесуэле Заур Гваджава прокомментировал ситуацию с признанием своей страны следующим образом:


Мы здесь работаем с января 2009 года, и, по моим наблюдениям, представитель Приднестровья Кристиан Ласлов Фюрст ведет работу по дипломатической линии, но этого явно недостаточно. Венесуэльские СМИ не упоминают Приднестровье. В свою очередь, Абхазия направила официальное письмо с просьбой о признании, оно было подано в марте. Какое-то время оно рассматривалось, и было принято положительное решение. Отчасти при принятии решения властями Венесуэлы сыграла свою роль позиция США по конфликту на Кавказе. Представители Венесуэлы посещали Абхазию еще в 2007 году, и несколько лет велась работа не только на уровне дипломатов, но также и через СМИ, и через гражданские структуры. Дело не только в том, какую работу проводят официальные представители. От общественного мнения зависит очень и очень многое. Последние годы в Венесуэле выходило значительное число публикаций об Абхазии и Южной Осетии, а о Приднестровье – не встречал. Венесульское общество недостаточно знакомо с этой проблемой.

Добавлю от себя лишь небольшую ремарку: от официальных государственных структур Приднестровья в канцелярию президента Венесуэлы каких-либо писем с просьбой о признании не поступало.

office_pmr_caracas.jpg
На фото: офис Представительства МИД ПМР в Венесуэле.

zaur_gvadjava.jpg
На фото: Роман Коноплев и Заур Гваджава. Венесуэла. Каракас.

Окончание здесь: Кто признает Приднестровье? - 3.


Дата публикации: Пнд 12 Окт 2009

Молдова: Перетягивание спецслужбы по-молдавски

Кому будет подчиняться СИБ РМ?

Молдова: Петер Михалко прибыл в столицу Молдовы

Новый глава Делегации Европейского союза в Молдове обсудил с молдавскими чиновниками внедрение положений Соглашения об ассоциации.

Приднестровье: В Приднестровье говорят о возможности конфликта в будущем

Валерий Лицкай выступил с резонансными заявлениями.

Приднестровье: Палестинский сценарий для Приднестровья

В Тирасполе предложили обратить внимание на палестинский опыт.

Молдова: Президент и правительство - разноголосица мнений

Коллизии ослабляют власть.

Молдова: Европейская модель - лучшая для Молдовы

Таково мнение вице-премьера страны.

© Аналитический Центр «DNIESTER», 2017.
© РИА «Днестр», 2009-2016.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2016.
Архив РИА «Днестр» за 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2016.