ИНСОР предсказывает России ненужность миру

В ближайшие годы Россия окажется ненужной миру со своими энергоносителями и потеряет влияние в СНГ

Россия в цейтноте – времени для того, чтобы провести необходимые реформы и занять достойное место в мировом разделении труда, осталось совсем немного. Как заявил вчера европейским бизнесменам член правления Института современного развития (ИнСоР) Евгений Гонтмахер, в течение ближайших 5–10 лет Россия рискует оказаться на обочине мировой экономики, несмотря на свое сырьевое богатство. Весьма мрачные перспективы для России на пространстве СНГ представлены и в новом докладе ИнСоРа, который был опубликован в четверг. Эксперты также отмечают увеличение экономических угроз, но считают нарисованную в докладах картину излишне драматичной.

«В течение ближайших 5, может быть, 10 лет Россия будет не нужна со своими ресурсами, – заявил вчера Евгений Гонтмахер, выступая на презентации доклада «Россия XXI века: образ желаемого завтра» перед членами Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ). – Конечно, потребность в нефти и газе сохранится, но это будет другая потребность. Та, где цены на сырье будет диктовать покупатель, а не производитель, как это происходит сегодня». По словам Гонтмахера, Россия находится сегодня в том же положении, что и СССР в последние годы высоких нефтяных цен и накануне распада. «Нынешняя нефтяная цена – это по-прежнему успокоение, – продолжил он. – Год назад было около 30 долларов за баррель, и была паника – что делать, как быть?! А сейчас снова цены высоки, и думать о развитии не надо. Так что мы попали в ситуацию нового застоя».

Вчера же в ИнСоРе был представлен доклад «Экономические интересы и задачи России в СНГ», в котором отмечается деградация экономических связей России со странами СНГ из-за конкуренции со стороны ЕС, США, Китая, Турции и Ирана. Так, в общем импорте СНГ доля российской продукции высокой степени обработки резко сокращается: по машинам, оборудованию и транспортным средствам – с 31% в 2000 году до 18,5% в 2008 году, по изделиям легкой промышленности – с 21,5 до 12%, по прочим готовым промышленным изделиям – с 28 до менее 17%. В то же время потеря опережающего влияния России на пространстве СНГ будет означать снижение ее международного веса, что неприемлемо с точки зрения национальных интересов. «Россия более не является безальтернативным стратегическим партнером для совместного развития стран Содружества. Экономически эту роль готовы взять на себя прежде всего Китай и Евросоюз», – отмечают эксперты института. При этом ЕС фактически игнорирует существование СНГ и других региональных союзов на постсоветском пространстве и избегает контактов с их рабочими органами. Не выступая прямо против интеграционных мероприятий, он умело использует различные инструменты, включая финансовую помощь на проведение экономических и политических реформ, для противодействия сплочению стран Содружества, утверждают авторы доклада.

По мнению Гонтмахера, несколько лет для реформ у России в запасе есть. Важно лишь эффективно их использовать. Хотя каждый год откладывания этой самой модернизации, о которой говорят власти, – это отсрочка появления результатов. «Через несколько лет, когда окажется, что Россия ничем не может похвастаться, кроме как экспортными поставками сырья по тем ценам, которые нам диктуют, мы будем экспортировать людей, – полагает Гонтмахер. – Причем не только самых умных, как сейчас, а любые рабочие руки, которые в Европе будут востребованы, как сегодня происходит в той же Латвии, например. Что России в этой ситуации делать – честно говоря, не знаю. Тот президент, который в 2012 году будет избран, – для него эта проблема будет одной из главных».

По мнению экспертов, авторы из ИнСоРа явно сгущают краски. В частности, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин критично относится как к самому документу («Россия XXI века: образ желаемого завтра»), так и к его составителям. В области сырьевой политики есть другие прекрасные специалисты, у которых можно проконсультироваться по этому поводу, отмечает он. «Сегодня производители и так не диктуют цены на сырье, если не происходит взрывов танкеров или других катаклизмов. Цены на сырьевых рынках давно уже диктуют спекулянты, – напоминает Делягин. – И цена нефти зависит не от соотношения спроса и предложения, а от настроения этих самых спекулянтов. А еще от курса американской валюты и объема «горячих» денег в мировой экономике». По его мнению, Гонтмахер, безусловно, прав, отмечая тот факт, что американцы начали добывать сланцевый газ, что, в свою очередь, в стратегической перспективе меняет все сырьевые рынки мира. Однако с выводами Делягин готов поспорить. «Да, сегодня есть некий период застоя, – считает Делягин. – Но советский застой качественно отличался от сегодняшнего хотя бы меньшим уровнем коррупции. С нынешних 78 долларов за баррель в экономику доходит немногим больше, чем в 2003 году доходило с тогдашних 30 долларов». К тому же, как он считает, пассаж о том, что люди, которые «гробили страну», вдруг задумаются о ее спасении, как минимум выглядит странно. «Это можно сравнить с глистом, который, пожирая своего хозяина, вовсе не задумывается о его модернизации, – образно говорит Делягин. – Нынешняя бюрократия совершенно невосприимчива к таким советам».

В свою очередь, директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев считает, что торг между производителем и покупателем сохранится даже при избытке предложения. Другое дело, что чьи-то позиции в конкретный момент могут быть сильнее. «Сырьевое проклятие, если хотите так называть это явление, будет продолжаться и в среднесрочной, и в долгосрочной перспективе, учитывая, что Россия сама обрекла себя на выполнение этой роли, сооружая новые газо- и нефтепроводы, которые придется заполнять и выполнять долгосрочные обязательства», – полагает эксперт. В то же время, по его словам, модернизация, о которой без устали говорит высшее руководство, – это некое улучшение, тогда как экономике нужна коренная перестройка.

По его мнению, во многом лимит времени будет зависеть от цен на энергоносители. «Если они будут по-прежнему высокими, то это отодвинет как модернизацию, так и перестройку, – считает он. – Пока есть еще остатки Резервного фонда, есть Фонд национального благосостояния и будущие внешние займы. На таком «подножном корме» страна может продержаться несколько лет – максимум года 3–4». А вот что будет дальше – когда этих источников не будет, зато накопятся долги, придется призадуматься.

Сергей Куликов, Независимая Газета


Дата публикации: Пт 5 Мар 2010

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.