Ходорковский: "Я же не дурак"

В еженедельнике Spiegel опубликовано интервью с бывшим владельцем нефтяного концерна ЮКОС Михаилом Ходорковским, где он рассказывает, как стал одним из богатейших людей страны, говорит о своем превращении в диссидента, семи годах заключения и политике премьер-министра Владимира Путина.

Российская система исправительных учреждений не занимается перевоспитанием заключенных, не стремится помочь осужденным, главное для нее - это наказание, порой жестокое, ломающее человеческую личность, считает Ходорковский, получивший как тюремный, так и лагерный опыт. Тем не менее, если бы он мог вернуться в 2003 год, год его ареста, он не попытался бы бежать за границу. Отъезд из страны он сравнивает с изменой, "честь мне дороже".

Ходорковский говорит, что всегда отстаивал свои убеждения, защищал то, что считал правдой. Когда он понял, как "всех нас" обманывали в советские времена, он вышел на баррикады. С тех пор достижение свободы слова - его "главная задача", а его критическое отношение к Кремлю обусловлено не в последнюю очередь разгоном телекомпании НТВ в 2000 году.

Что же касается успехов в бизнесе, то, продолжает экс-предприниматель, "нужно вернуться в 1987 год". Тогда лишь немногие решились "поставить на карту свое будущее, гарантированное государством, предпочтя сомнительную карьеру бизнесмена". А в 1996 году мало кто отважился вложить все заработанные деньги в полуразрушенное предприятие, каким тогда был ЮКОС, "тем более, за шесть месяцев до выборов, на которых ожидалась победа коммунистов". "Я тогда решился - и выиграл". Чтобы купить ЮКОС, вспоминает Ходорковский, пришлось брать кредиты в российских банках. Западные инвесторы аукционов избегали.

Он не скрывает, что в своем бизнесе пользовался лазейками в законах и балансировал на грани легальности. Но претензий к его фирмам и к нему самому не было до 2003 года. Ходорковский повторяет еще раз: "Все было по закону".

Целью его преследования, уверен Ходорковский, было "воспрепятствовать финансированию независимой оппозиции перед парламентскими и президентскими выборами". Тогда "из личных средств" он финансировал оппозиционные партии "Яблоко" и СПС, а некоторые акционеры ЮКОСа - Коммунистическую партию. Однако, продолжает Ходорковский, "решающим влияние ЮКОСа не было". Основную роль в этой игре исполняли другие актеры, "администрация президента и губернаторы".

Ходорковский не верит, что тогда Кремль увидел в нем претендента на президентское кресло. "В этом плане в России никто не видит серьезного конкурента в человеке еврейского происхождения - это прописная истина. Я никогда и не высказывал такого желания, ведь я не дурак".

Сейчас Ходорковский участвует в качестве обвиняемого уже во втором процессе. "Система боится моего освобождения", - говорит он, но считает, что окончательного решения о его судьбе наверху еще не принято.

В завершение интервью немецкие журналисты спросили Ходорковского, каков, по его мнению, рецепт выхода России из кризиса. Бывший бизнесмен уверен: "Модернизация без политических реформ невозможна". Глупо думать, что с "хорошей диктатурой" можно построить сильное государство, имеющее современную экономику. "Сильное государство - это эффективно работающие демократические институты: независимые суды, сильный профессиональный парламент, влиятельная оппозиция, которая не радикализируется под давлением извне, честные выборы, развитое гражданское общество и независимые средства массовой информации. "Хорошая диктатура" - это мечта бюрократов".

Оригинал публикации: Инопресса


Дата публикации: Втр 10 Авг 2010

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.