"Чтобы власть не стала обузой...". Судьба демократии в ПМР

live_nebo_luna.jpg

Автор: Роман Коноплев.

Демократические выборы в Приднестровье… Возможны ли они в принципе? Как показывает опыт других непризнанных государств, это вполне возможно. Достаточно вспомнить об острых баталиях в Абхазии, или обратить внимание на то, как устроена политическая жизнь в Турецкой республике Северный Кипр.

Прозрачность выборов, равные права для кандидатов, равные информационные возможности – и не только в день голосования, и не только накануне…

В Приднестровье много говорят, особенно последние месяцы, о необходимости перемен, о модернизации. Консервативное крыло, наоборот, опасается, что любые изменения придадут силу тем, кому не нужна республика, кому нужно Приднестровье в составе Молдовы. Хотя только ли патриотические цели преследуют авторы громких фраз об угрозах? Или, может быть, в этих словах есть больше личного интереса?

Говоря о стабильности, в Приднестровье некоторые политики приводят в пример ситуацию в России, хотя именно там сейчас стабильностью совершенно не пахнет, и, что самое интересное – это никого не пугает, это воспринимается естественно. Путин обозначил намерения создать «Народный фронт», поскольку нынешняя российская элита потеряла уверенность в возможном успехе «Единой России». Так случилось, что на долю «партии власти» в России выпало значительное число обвинений, вопросов без ответов, пришлось власть предержащим маневрировать, предлагать обществу что-то новое. Да, так случилось не сразу. Понадобилось несколько лет, чтобы население стало относиться к этой партии так же, как когда-то относилось к черномырдинскому «Наш дом - Россия». У российской элиты есть два пути – либо как-то форматировать политическое поле, либо зомбировать избирателя в преданности «медведям». Гибкие россияне, всё-таки, предпочли первое. Предпочли путь творческих проб, путь эксперимента, хотя уже сейчас некоторые политологи говорят об ошибках, в том числе указывая на неудачливость самого названия «Народный фронт». Альтернативные политики – Жириновский, Зюганов и прочие - уже заранее называют его «антинародным». Но, всё же, это что-то новое. Это путь поиска.

Элита Приднестровья, возможно, чувствует себя более защищенной в отношении населения, нежели российское руководство. В ПМР осталось слишком мало молодежи, да и деятельные люди стараются найти себя в странах с более высокими социальными стандартами. Но если сравнивать цели политических элит России и ПМР, то у приднестровских лидеров цели, в принципе, те же – сохранить свое доминирование на политплощадке. Однако методы более консервативны – призывы к основной массе избирателей «не раскачивать лодку», всевозможные страшилки. Работает ли это сегодня? Действует ли на избирателя?

Время идет. И противоречий, увы, меньше не становится. С одной стороны мы видим, как первые лица повторяют одни и те же фразы, которые не меняются на протяжении 20 лет. С другой – население, которое явно ищет и хочет чего-то другого, посвежее. Но ничего подобного нынешняя элита предложить населению, к сожалению, пока не может.

Иногда вспоминаю одно из множественных заседаний с участием первых лиц во Дворце Республики, несколько лет назад. Будучи редактором «Русского Прорыва», я обратился к президенту с вопросом о введении пропорциональной избирательной системы. Но, собственно, самое важное для меня в тот момент звучало не с трибуны – мнение Игоря Смирнова мне было вполне известно. Меня же, как журналиста, в тот момент больше волновал фон в зале, настроения слушателей. И самое любопытное зазвучало откуда-то сзади, буквально через пару человек от меня. Беседовали две пожилые женщины, возможно, из ветеранов, или активисток-общественниц… Казалось бы, самый что ни на есть непробиваемый консервативный электорат, из тех, что должны свято чтить Сталина, Ленина, мавзолей, почетные грамоты и КПСС. Но говорили они… совсем иначе. Обсуждали мой вопрос… Президент в это время что-то говорил в микрофон про то, что и сын не разделяет его мнения о партиях… А тут, на галёрке, одна женщина переспрашивала у другой – о чём я спросил, и о чём говорят, и та ей ответила, не боясь, достаточно громко, что было слышно даже мне – «про партии говорят, чтобы разные партии выбирать, чтобы и у нас была демократия - КАК В МОЛДОВЕ».

Какие могут быть комментарии?

И куда это мы собрались с такой «стабильностью», при которой даже старики начинают завидовать Молдове?

Можно, конечно, долго обсуждать и осуждать особенности молдавской демократии, возмущаться маршами ультраправых, гневно рвать волосы после прочтения очередного расистского «шедевра» от Константина Тэнасе… Но всему этому есть объяснение – такова живая природа. Да, в ней встречается всякое – коммунисты, фашисты, лесбиянки, сатанисты и прочие, прочие, прочие. Произрастают, плодятся, иногда даже устраивают межвидовые стычки. Но это реальная жизнь, какой живут избиратели в большинстве государств, это живая политика, которая шевелится. Интерес к живой среде обитания не заменит ни железобетонная вертикаль, ни памятники Ленину, ни бесконечное заламывание рук об утрате СССР. Этот интерес, оказывается, в Приднестровье просыпается теперь даже у пенсионеров. И если власть не придумает как этот интерес удовлетворить, если не будет живой многопартийности, честных выборов, свободных СМИ с равным доступом кандидатов в президенты, депутаты и прочие прочие прочие… То, в конце концов, эту власть перестанут уважать, перестанут замечать. Она станет обузой. Примерно так, как в своё время для бессарабцев стал обузой диктатор Воронин, когда они кричали, что Молдове не нужен больше ни президент, ни премьер, что у них уже есть демократический президент и демократическое правительство – всё это уже давно есть - в Бухаресте.

Не хотелось бы, чтобы на площадях Тирасполя люди говорили нечто подобное, вспоминая другие столицы, других президентов и премьер-министров. Для этого, как минимум, приднестровским лидерам нужно стараться и прилагать усилия, чтобы не выглядеть архаичными на фоне соседних государств, чтобы не выглядела позавчерашней, совковой, протухшей от коррупции, система госуправления. Пока люди не сказали что-нибудь вроде того, что у них уже давно есть и демократическое правительство, про которое слишком долго, но по-прежнему безрезультатно, говорят по местному ТВ, и демократический лидер тоже есть… Только всё это находится не в Тирасполе, а где-то в другой точке земного шара.


Роман Коноплев - приднестровский и российский публицист и политаналитик. С 1978 года проживает в Приднестровье. Окончил Международный институт экономики и права (Москва) и Брянский государственный технический университет. Участвовал в деятельности оппозиционных движений в РФ. Автор доклада "Приднестровье будущего: либеральная экономика, свобода и безопасность".


Дата публикации: Ср 11 Май 2011

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.