Читать Егора Гайдара

На смерть Егора Гайдара.

Автор: директор Аналитического бюро «Consulting Mobile» Роман Коноплев:

- Символ российских либеральных реформ Егор Гайдар – безусловно, неудачливый революционер. Хоть и смелый, и отчаянный, но проигравший свою революцию. Он проиграл её бюрократии, и ушел в тень, в науку.

Я не был симпатизантом политических проектов, в которых он играл ведущие роли. Тем не менее, Гайдара и его единомышленников невозможно назвать популистами, невозможно считать лжецами. Русский либерализм девяностых, собственно, не был патриотичным в той мере, в какой являлся таковым, к примеру, либерализм в американском смысле. Быть патриотом и либералом – для США вполне себе норма. В России начала девяностых «патриотическую нишу» изначально застолбили за собой люди менее искренние, мрачные, те, кто отождествлял себя с прошлым – коммунисты, монархисты, националисты. Так что Гайдар автоматически оказался в «антипатриотической нише», хотя, разумеется, он не желал зла России, более того, верил в её успех и процветание. В странах бывшего соцлагеря либеральные экономисты наоборот, зачастую оказывались среди националистов. Таким образом им удавалось легче реализовать задуманное, принести пользу своей стране. "Антисоветские" либералы принесли экономический успех Эстонии, Польше, Румынии и другим. В России "антисоветским" реформаторам - Гайдару и его коллегам - не повезло - их банально перекричали, и они по какой-то странной причине держались надменно, не искали сторонников в национал-патриотическом лагере. Виноваты сами. Не учли "человеческий фактор." Это в политическом смысле их, пожалуй, и погубило.

Разумеется, Гайдар был для «державников» идеальным воплощением зла – его внешность, его манера говорить, используя непонятные для большинства населения термины. Но главное – это крайне прискорбные результаты неоконченных либеральных реформ – жуткая коррупция, дичайшая смертность русского населения. За такие вещи кто-то должен был ответить, и ответить пришлось тем, кто не был популистом, кто не умел нравиться праздной толпе – кому, собственно, не дали этих реформ толком ни начать, ни закончить. Ответили за все возможные беды и несчастья Гайдар и Чубайс – полным крахом на выборах. Их «съели», как известно, леваки, носители флага СССР, спекулировавшие на безграмотности пенсионеров. Затем им на смену пришла партия бюрократии, которая любила и любит до сих пор рассуждать обо всём в терминологии «центризма» - бесконечной пустоты, безмятежного белого безмолвия.

Сегодня многие единороссы, говоря о модернизации страны, в первую очередь вспоминают Егора Гайдара и неоконченные им реформы. Вполне возможно, в России всё же к теме реформ вернутся, и новое поколение окажется более восприимчивым к языку ученых, нежели уличных шарлатанов. А тогда, в «девяностых», гайдаровские либеральные реформы были отсрочены, многое из его предложений не реализовано до сих пор, а ростки свежих идей были втоптаны в российскую глину сапожищем административного произвола, коррумпировано-полицейской местечковой братией, смертельно боящейся всего живого – живой конкуренции, живой политики. Гайдар, собственно, не стремился кому-либо «нравиться», не изображал из себя «жертву», не тусовался на антиправительственных митингах. Наверное, понимал, что в политически безграмотном обществе невозможна здоровая политконкуренция – ну не сможет политик-экономист перекричать шарлатана. Разумеется, Жириновского с Зюгановым он и не перекричал.

Перекричали его. И Россия в результате получила то, что получила. Сегодня, когда «абсолютного зла» - Гайдара – не стало, русским людям было бы уместным обернуться по сторонам и сравнить то, что построили популисты «без Гайдара». Сравнить хотя бы с тем, как складывается ситуация в экономике в сходных по природным и прочим условиям регионах ЕС – с Норвегией, например, сравнить. Оценить свою ситуацию по таким критериям как безработица, уровень заработной платы, размер социальных пособий, качество услуг в сфере образования и здравоохранения. И может быть, чтобы судить о Гайдаре объективно, лучше обратиться не к его слабым политическим выступлениям, а к его мощнейшему наследию – к его книгам.

В своё время работа Егора Гайдара «Государство и эволюция» и другие его публикации открыли мне глаза на очень многие, неприглядные вещи. В том числе касаемо советской экономики, причин её краха. Гайдар достаточно внятно объяснил, какие мины замедленного действия разрушали Советский Союз – это нечто более приземлённое, более имеющее отношение к реальности, чем мировой «заговор», столь любимый популистами и махровыми консерваторами.

В Приднестровье Гайдар до сих пор не прочитан, его книг не встретишь на прилавках магазинов, а ведущие местные политические деятели с наибольшим удовольствием и «знанием дела» используют тезисы, столь любимые его оппонентами – теми же Жириновским и Зюгановым. Об экономике говорить вслух как-то неприлично, поскольку толком никто не знает, что говорить, и говорят про «социальное государство», не размышляя даже про себя, наедине, откуда ему, «социальному государству» взяться там, где нет ни инвестиций, ни современных предприятий, ни потребительского спроса.

Великий ученый и социальный мыслитель Егор Гайдар – это символ модернизации России. Отсроченной модернизации. Но, всё же, не теряющей шансов. Для Приднестровья Гайдар – это символ будущих либеральных реформ, без которых республика нежизнеспособна. Никаких других вариантов, чтобы уйти от такого рода реформ, для Приднестровья нет, и не будет. А это значит, что, пока не поздно, приднестровской элите все же придется начинать читать Егора Гайдара. Жаль, что поводом для чтения его замечательных работ оказывается его смерть.


Дата публикации: Ср 16 Дек 2009

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.