«Финское Приднестровье»

top_aland_island.jpg

В среду в Тирасполе прошла публичная лекция профессора Маркку Сукси «Решения автономии: случай острова Аланд», организованная Миссией ОБСЕ в Молдове.

Г-н Сукси является профессором гражданского права финского университета «Abo Akademi», главой нацпрограммы по правам человека и демократизации, он предоставляет консультации в области прав человека и организации выборов и референдумов, наблюдал за выборными процессами в Венгрии, Румынии, Эстонии и России. Докладчик ни словом не упоминал о подтексте лекции, но, разумеется, слушатели поняли его: продемонстрировать молдавским гражданам международный опыт решения региональных конфликтов. И уже самостоятельно сделать выводы в отношении урегулирования приднестровской проблемы.

Проблема Аландских островов не имеет аналогов в мире, это самая древняя автономия. Но прежде определимся с географией. Аландский архипелаг состоит из 6500 островов с населением 27 тыс. человек, он расположен в Ботническом заливе Балтийского моря между Финляндией и Швецией. Самый большой остров имеет площадь 640 кв. км.

aland-map-boundaries.jpg

Архипелаг являлся шведской территорией, которая в 1809 году отошла вместе с Финляндией к России (так закончилась последняя русско-шведская война). Столицу Мариехамн основал в 1861 г. Александр II, назвав в честь своей супруги Марии Александровны. В результате Парижского мирного договора 1856 г. по одностороннему обязательству России Аландские острова стали первой демилитаризованной зоной в Европе. Мужское население и в наши дни не подлежит призыву в армию.

В 1917 г. после обретения Финляндией независимости представители всех аландских коммун «заразились духом сепаратизма». Они подали петицию шведскому королю с просьбой восстановить государственность в пределах Шведского королевства. Финское правительство предложила им остаться в составе страны, обещая самоуправление. Вопрос передали на рассмотрение в только что образованную Лигу наций. Совет Лиги решил, что Финляндия получает суверенитет над Аландскими островами и обязуется гарантировать населению сохранение шведского языка, культуры и местных обычаев. Финляндия и Швеция одновременно признали нейтралитет островов. В 1922 г. состоялись первые выборы в лагтинг – местный парламент.

В состав лагтинга входят 30 депутатов, которые избираются раз в четыре года. Все партии – местные. Острова имеют в парламенте Финляндии одного представителя. Финляндское правительство представлено в провинции губернатором, как правило, аландцем. Законы, принятые лагтингом, посылаются на утверждение президенту Финляндии, который единственный в стране обладает правом вето.

В случае несогласия с решением президента лагтинг имеет право апеллировать к Аландской делегации, одна половина членов которой назначается финским правительством, а вторая – лагтингом. Если официальный Хельсинки подписывает какой-либо международный договор, имеющий влияние на островную жизнь, он подлежит обязательной ратификации лагтинга.

С 1954 г. Аланды имеют свой сине-желто-красный флаг, с 1984 г. - свои почтовые марки, тогда же они решили рискнуть и отчеканили собственную монету, но правительство Финляндии решило отказаться от второй валюты.

Аландское гражданство предоставляется при рождении, при условии его наличия у одного или двоих родителей. В иных случаях получить его весьма и весьма непросто. Для начала нужно обладать гражданством Финляндии, также необходимо проживать на островах в течение пяти лет. В то же время пятилетнее проживание вне пределов архипелага чревато лишением местного гражданства. Также необходимо знать шведский язык и сдать экзамен. Заниматься предпринимательской деятельностью и распоряжаться недвижимостью могут только граждане островов.

Вся земельная собственность переходит по наследству, и почти каждый житель с рождения является крупным землевладельцем. В дальнейшем им помогает национальная идея «Аланд для аландцев». Они живут скромно, умеют хорошо зарабатывать, при этом категорически не принимая показное богатство. И не считают себя ни шведами, ни финнами. В экономических взаимоотношениях с финским кабинетом все расписано по нотам. Финляндия собирает налоги, таможенные пошлины и платежи на островах, а затраты на местное самоуправление идут из государственного бюджета, в размере 0,45% годовых доходов государства. Аландский парламент сам решает, на что тратить выделяемые деньги. Автономия могла бы вводить и местные налоги, но не пользуется этим правом. В результате налоговое бремя жителей Аланда меньше общефинского наполовину. А ВВП островов доходит до 50 тыс. долларов в год на человека – едва ли не вдвое выше и шведского, и финского. К слову, проезд на автобусе в пределах столицы бесплатен.

Основой экономики островов является мореходство. Большинство жителей владеют кораблями и сами их обслуживают. Флот состоит из нефтяных танкеров, рыболовецких судов, паромов и небольших кораблей, занимающихся транспортировкой бумаги. Крупнейший налогоплательщик Аланда – местная ассоциация игральных автоматов, у которой около тысячи игральных автоматов, более сорока игорных столов (большинство расположено на паромах). Половина жителей является акционерами паромов, с доходностью на одну акцию до 50% от номинальной стоимости.

На островах самое большое количество автомобилей на душу населения в Европе. Прекрасно развит туризм, за год острова посещает до полутора миллиона туристов. Климат на архипелаге один из самых солнечных в Скандинавии. Аланды чрезвычайно популярное место для прекрасной рыбалки, озерной и морской, но для ловли обязательна лицензия.

Фермеры выращивают в основном экологически чистые продукты. Промышленное производство почти отсутствует - аландцы ревностно заботятся об экологии. Согласно соцопросам ЕС по показателю «условный индекс благосостояния» острова занимают первое место среди стран Евросюза. В ТПП Аланда зарегистрировано 1100 компаний, 85% из них имеют персонал от 1 до 5 человек. В настоящее время в Финляндии и на островах обсуждается возможность открытия финансового оффшорного центра.

Вопрос о том, насколько корректно сравнивать пример острова Аланд с Приднестровьем, - в основном философский. Конечно, истоки двух конфликтов разные, но ведь и общих черт немало – языковая проблема, тяга к Швеции похожа на тягу приднестровцев к России.

Как сообщили в Миссии ОБСЕ в Молдове, подобные лекции организуются примерно раз в месяц. Живое общение с зарубежным специалистом позволяет получить концентрат полезных знаний, накопленных мировым сообществом в разных областях. А там, согласно теории малых дел, зароненные на молдавскую почву ростки цивилизованного решения местных конфликтов могут дать всходы. И многонациональное население Молдовы и Приднестровья найдет пути выхода из двадцатилетнего противостояния. Было бы желание. По крайней мере, жители Аландских островов не жалеют об утрате исторически возможного шведского подданства в обмен на широчайшую автономию и отлично развитую экономику.


Дата публикации: Втр 20 Окт 2009

© «DNIESTER», 2009-2017.
© РИА «Днестр», 2009-2017.
© Программирование и дизайн: «DNIESTER», 2009.

Поиск на dniester.ru
О проекте РИА «Днестр» 2009-2017.
Архив РИА «Днестр» за 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009.
Архив материалов РИА «Днестр» на иностранных языках 2009-2017.